Порно рассказы
» » Порно рассказ «Найди её! Глава первая: Волк в овечьей шкуре»

 

Найди её! Глава первая: Волк в овечьей шкуре

15

09.08.2016 6789


— Добрый вечер, дамы и господа! Сегодня воскресенье и я вновь приветствую вас на супер реалити-шоу «Найди её!»!!! – прокричал в микрофон ведущий, полноватый пожилой человечек, одетый в нарядный чёрный костюм, с бабочкой и в белой рубашке.

Зажёгся свет, сотни людей, сидящие в зале, разразились оглушительными криками и аплодисментами. С потолка студии, под завораживающую музыку, спустился огромный экран. По экрану побежали полосы, появилось дёрганное изображение улицы и прохожих, спешащих по своим делам. Изображение сфокусировалось на молодом человеке, быстрым шагом идущего по улице, во все стороны крутящего головой. Невидимый оператор приблизился к молодому человеку, беря его крупным планом, снимая на ходу.

— Максим, ты слышишь меня? – хорошо поставленным голосом спросил ведущий, полуобернувшись к зрителям и смотря на экран.
— Слышу, – ответил молодой человек, поправляя в ухе маленький наушник, оператор продолжал двигаться следом за ним, не выпуская того из фокуса.

Зрители уставились на экран, свет в зале медленно погас и стихла музыка.

— Итак, слушай вводную: Брюнетка. Примерно восемнадцать-девятнадцать лет. Одета в чёрные джинсы и синюю футболку, – проговорил ведущий, нагнетая ажиотаж и напряжение, зал затаил дыхание, остальные зрители прильнули к экранам своих телевизоров, ожидая начала невероятного зрелища.

— Парк! – после паузы загадочно выкрикнул ведущий, обернувшись к залу.
— Понял, – на экране ответил Максим и повернул направо.

* * *

Поправив небольшой микрофончик, притороченный к воротнику рубашки, я повернул направо, с глухо бьющимся сердцем приближаясь к парку. Оператор двигался следом за мной, не прекращая съёмку. Пройдя сквозь стальные ворота, я прислонился к дереву, закуривая и внимательно осматривая отдыхающих людей. Меня интересовали исключительно молодые девушки, брюнетки, одетые в чёрные джинсы и в синие футболки. Не найдя ни одной похожей, я не спеша двинулся по центральной аллее, внимательно рассматривая прохожих.

Похожую девушку я увидел возле пруда. Чёрные джинсы, синяя футболка, брюнетка. Девушка сидела на лавке, смотря на водную гладь, сложив ладони на коленях. Всё сходилось, по-видимому, это была она. Решив не торопиться, я продолжил наблюдение, рассматривая девчонку, мой оператор подробно снимал происходящее, переводя камеру с девушки и на меня.

Девушка была явно ничего. Не худая и не полная, длинные чёрные волосы, приятные черты лица. Девица закинула ногу на ногу и поправляя волосы, повернулась в мою сторону. На миг наши взгляды встретились, девушка потупилась, оператор поменял положение, а я испытал приятную дрожь и возбуждение, ведь я знал, что последует дальше. Выбросив окурок, я двинулся к скамейке.

— Привет, – проговорил я, присаживаясь рядом с девушкой.
— Привет, – ответила девчонка, бросая на меня быстрый взгляд, казалось, она оценивает меня.
— Как тебя зовут? – проговорил я, вглядываясь в лицо девушки.
— Максим, поздравляю! Ты успешно справился с первым этапом, нашёл ту самую девушку!!! – прокричал мой наушник, следом раздался оглушительный рёв зрителей.
— Дамы и господа! Дадим нашей паре познакомиться друг с другом! А мы посмотрим и послушаем! – проговорил ведущий и отключился, оператор встал за скамейкой, беря нас крупным планом.

Я поморщился, потирая ухо, девушка виновато улыбнулась, вжав голову в плечи, чуть поёжившись.

— Я Оля, а ты? – проговорила девушка, бросая на меня робкий взгляд.
— Я Максим, очень приятно, – ответил я, смотря на Ольгу.

Мне почему-то показалось, что это имя очень подходит для этой скромной, даже застенчивой девчонки. Мы замолчали, никто не знал, о чём говорить дальше, но мы оба знали, что нас ждёт впереди.

Я смотрел на Олю, на её личико, на шею, переместился на грудь, отметив два милых холмика на синей футболке. Переместился ниже, пробежав по девичьему животу, юркнув между ног девушки, уткнувшись в ткань её чёрных джинс. Оля смотрела на воду, под моим пристальным взглядом принялась теребить пальцами ворот футболки.

— Ты в деле? Ты правда готова? – спросил я, желая разрядить неловкую паузу.
— Да, готова... Максим, – ответила Оля, взглянув на меня и уже не отворачиваясь.

Я вгляделся в чистое белое лицо девушки, отметив едва заметные веснушки, совершенно её не портящие, заглянул в голубые глаза. Девушка едва заметно улыбнулась, не отводя и не опуская глаз.

— Итак, Максим, запоминай! Улица Голикова, дом номер три, второй подъезд... Это пятиэтажка, – ожил мой наушник, прокричав голосом ведущего, — Не забудь, повторять не стану, – театрально добавил он под всё тот же визг зала.

Я вспомнил нагромождение «хрущёвок» недалеко от парка. Девушка вздрогнула, с напряжением посмотрев на меня, вымученно улыбаясь.

— Ты действительно готова? Ты ещё можешь отказаться, – напомнил я ей.
— Я правда готова, Максим. Я в игре, – проговорила девушка, кивнув головой.
— Пошли, – я встал с лавки, подав Оле руку.

Поблагодарив, девушка протянула мне ладонь и встала. Засуетился всё тот же оператор, выбирая наилучший ракурс для съёмки. Не обращая внимания на человека с камерой, мы двинулись к выходу из парка. Я уже знал куда нам следует идти, девушка шла рядом со мной, не отставая, стараясь не смотреть на меня, по всей видимости, она ещё не вполне освоилась, чувствуя себя всё ещё несколько неловко. Я подивился её решимости продолжить игру.

Опустив руку, я очень осторожно дотронулся до пальцев девушки, идущей рядом со мной. Несмотря на тёплую погоду, Олины пальчики оказались холодными, девушка действительно волновалась. Повернув голову, я сомкнул свои пальцы на девичьей ладошке. Оля не убрала руку, лишь едва заметно дёрнулась. Так мы и вышли из парка, вместе с неотступно следовавшим за нами оператором с камерой.

* * *

Идя с девушкой по улице в сторону пятиэтажек и ни о чём с ней не разговаривая, я высматривал дом номер три. Нужный нам дом стоял с самого края, возле пустыря и помойки, среди полусухих облезлых деревьев. Дом, как ни странно, являлся жилым, на обшарпанных балконах сушилось бельё, людей поблизости не было, но создавалось впечатление, что из окон за нами внимательно наблюдают, безошибочно узнавая в нас чужаков.

— Тут всё и будет? – испугано прошептала Оля, озираясь по сторонам и замедляя шаг.
— По всей видимости, здесь, – ответил я, выискивая глазами подъезд номер два...

Держась за руки, мы подошли к нужному нам подъезду, покрытому скабрёзными и попросту матными надписями, в основном на околосексуальную тематику. Девушка заметно дрожала, её ладошка в моей руке намокла, едва заметно подрагивая.

— Молодцы! – прокричал наушник, перемежаясь криком безумных зрителей.
— На пятом этаже, возле самой лестницы на чердак, вас встретит наш человек. Он проследит за тем, чтобы вам никто... не помешал, – елейным голосом добавил ведущий, чем вызвал ещё более яростный вой зрителей.
— На чердаке вы найдёте одеяло, это чтобы подложить его на пол, а не прикрыться им, – добавил он шутливым тоном.
— Ну, ребята, мы все в вас верим, на кону стоит многое, не подведите! – прокричал шоумен и отключился.
— Не бойся, всё будет хорошо, – я чуть сжал девичьи пальчики и открыл перед девушкой дверь подъезда.

На секунду задержавшись, снимая крупным планом надписи и непристойные похабные рисунки, наш оператор взял общую панораму убогого двора и прошёл следом за нами в скрипучую дверь страшного подъезда.

* * *

Нутро подъезда встретило нас запахом мочи и говна. В полутьме, на заплёванных ступеньках, ясно угадывались собачьи «лепёшки» и, наверное, не только собачьи.

— Максим, я боюсь... – прошептала девушка, сжимая мою ладонь.
— Оль, не бойся, с нами ничего не случится... за исключением того, о чём ты знаешь, – успокоил я её, прижимая к себе, осторожно обходя кучки дерьма.

Поднимаясь по лестнице, мы опасливо косились на ободранные двери квартир, стараясь не обращать внимания на поганые надписи, написанные краской и мелом на облупившихся стенах. Добравшись до пятого этажа, мы почти нос к носу столкнулись с двухметровым детиной, стоящим возле лестницы на чердак. Люк, ведущий на чердак, был услужливо открыт, словно приглашая нас незамедлительно приступить к действию. При мысли о действии, я ощутил волнительную истому между своими ногами.

За нами неотрывно взбирался наш оператор, пока мы поднимались к люку, ведущему на чердак... На чердаке всё оказалось несколько цивильнее: никакого говна, особой грязи, лишь только запах пыли, рассеянный свет в крошечных оконцах и одеяло, аккуратно сложенное и лежащее на полу.

Следом за нами в люк пролез и оператор, крутя во все стороны камерой, пока я и Оля оглядывались по сторонам. В люк просунулась рука амбала, резко дёрнув за ручку. Чердачная дверь захлопнулась, подняв вокруг себя облачко пыли.

Девушка едва не подпрыгнула, прижав руки к груди, человек с камерой встал в угол, направив на нас объектив.

— Максим, не забудь: ты не должен снимать рубашку, на ней у тебя микрофон и передатчик, – вполголоса проговорил мой «наставник», казалось, даже зал притих, во все глаза наблюдая за нами.

Девушка обвела взглядом чердак, едва слышно шмыгнув носом, может быть от пыли, а может быть и нет, и уставилась на сложенное одеяло.

— Оль, начнём... – проговорил я, наклоняясь и подбирая с пола сложенное одеялко...

Оператор суетился, деловито снуя вокруг нас, когда мы с Олей расправляли это самое одеяло, стеля его на пыльный пол.

— Максим, я напоминаю: никаких имитаций, профанаций и прочей ерунды. Только зрители будут решать, достойны ли вы приза или нет, – шёпотом, вероятно, обращаясь исключительно ко мне, проговорил ведущий, когда мы, сидя на коленях, расправляли одеяло.
— Понял, – ответил я, незаметно вытирая об одеяло вспотевшие ладони.
— Я сама должна раздеться? – проговорила Оля, распрямляясь и косясь на оператора.
— Максим! Я даю тебе полный карт-бланш! Делай всё как считаешь нужным! – на фоне дикого визга и аплодисментов прокричал мой наушник.
— Я тебе помогу, – шепнул я Оле, скидывая с ног ботинки.
— Иди сюда, – ласково проговорил я, вставая на одеяло.

Девушка присела, развязывая шнурки своих кроссовок, оператор поспешно подошёл к нам, не желая пропустить ничего интересного. Справившись с обувью, девушка встала носочками на одеяло, напротив меня, заглядывая в мои глаза, словно ища в них спасения.

— Оль, ты не жалеешь, что ввязалась в это? – тихо спросил я, обнимая девушку за плечи, ощущая, как твердеет мой член.
— Не жалею, Максим... Мне правда нужны эти деньги... У меня папа тяжело болен и брат... – еле слышно проговорила Оля, выдыхая.
— Только... не обижай меня, – дрожа всем телом, проговорила девушка, вставая на мыски и обнимая меня, прижимаясь щекой к моему плечу.
— Я не обижу, обещаю, – шепнул я и чмокнул девушку в макушку, ощутив возбуждающий запах её волос.
— Что мне надо делать? – робко спросила Оля, подняв на меня глаза.

Опустив руки, я осторожно расстегнул ремешок на дивичьих джинсах, ковырнул пуговицу. Нащупал резинку трусиков, просунув пальцы чуть глубже.

— Не бойся, это просто телевизионная игра, – напомнил я, ощутив ворсистую полосочку лобковых волос девушки.
— Мне придётся... брать твой член в рот? – запинаясь, проговорила Оля, когда я осторожно, не смотря вниз, стянул с девушки джинсы и трусы.
— Как захочешь, – ответил я, задышав тяжелее, водя ладонью по голому девичьему лобку.

Ощутил Олину половую щёлочку, гладкую кожу лобка, потрогал чуть влажные половые губки, продолжая смотреть в доверчивые глаза девушки. Вероятно, перед самой игрой Оля побрила свою промежность, оставив лишь тоненькую полосочку на лобке. Положив пальцы на девичьи ягодицы, нежно раздвинув их, я коснулся Олиного ануса.

— Максим, не надо... Ведь туда не придётся, нет? – расширив глаза, испуганно прошептала девушка.
— Не придётся, – пообещал я, убрав ладони с попы Оли и сделал шаг назад.

Девушка стояла на одеяле в белых носочках, чёрные джинсы и трусы спущены до бёдер, я уставился на оголённую Олину промежность. Розовые, без волос половые губки, ровные и маленькие, едва заметная точечка клитора и аккуратная чёрная полосочка на лобке. Под моим взглядом Оля подняла руки, желая прикрыться, но увидев, как я чуть заметно помотал головой, не стала, вытянув руки вдоль туловища, нервно сжимая кулачки. Оператор подошёл ближе, встал на одно колено, беря девушку крупным планом.

Смотря на Олю, я расстегнул ремень своих брюк, вжикнул молнией. Сняв штаны, отложил их на край одеяла. Оператор переместил камеру на мой вздутый пах и вновь на девичью промежность. Трусы полетели к брюкам. Поддерживая ладонью свой напряжённый член, торчащий под рубашкой, я подошёл вплотную к Оле, ткнувшись головкой в лобок девушки.

— Пусть они там все усрутся, – вполголоса, стараясь улыбаться и ободрить девушку, проговорил я, снимая через голову Олину футболку.

Девушка подняла кверху руки, взмахнула волосами, оставшись чёрном лифчике. Задышав тяжелее, прижимаясь к девичьему лобку уже всем восставшим членом, я расстегнул замочек бюстгальтера, обнажив грудь Оли. Залюбовался розовыми сосочками, осторожно прикоснулся к одному из них пальцем, поскрёб тёмненький ореолчик. Девушка отбросила лифчик в сторону, смирно стоя передо мною, пока я беззастенчиво общупывал её грудь, вжимаясь в её лобок своим каменным членом, не обращая никакого внимания на нашего вездесущего оператора.

— Снимай джинсы и трусы, – шепнул я, сжав ладонями обе девичьи грудки.

Оля сделала шаг назад, не сходя с одеяла, повернулась в сторону, чуть наклонившись вперёд. Пока она снимала с ног джинсы и трусы, выставив задницу, оператор подскочил к девушке, едва не касаясь объективом Олиных ягодиц. Я представил себе, какое зрелище сейчас наблюдают зрители в студии на том огромном экране, да и телезрители по всей стране на экранах своих телевизоров. Раздевшись донага, не считая носков, подрагивая всем телом, девушка бросила джинсы и трусы на одеяло, встав в нерешительности, обхватив себя руками за плечи.

Я стоял со вздыбленным членом, поднимающим полы моей рубашки, смотря на голую, едва знакомую красивую девушку, предвкушая дальнейшее.

— Иди ко мне, – подняв руки и поиграв пальцами, поманил я Олю.

Девушка сделала шажок в мою сторону, держа сведённые ладони на уровне груди, словно молясь, всё также смотря в мои глаза, словно ища в них защиту и спасение.

— Как ты хочешь сделать это? – шепнул я ей, положив ладонь на девичье бедро, а второй принявшись осторожно гладить Олины половые губы, желая хотя бы немного возбудить девушку.
— Как скажешь, я верю тебе... – одними губами, едва слышно ответила Оля, медленно опуская руки.

Половые губы девушки едва заметно помокрели, оператор расположился справа от нас, беря крупным планом мой торчащий кверху член и ладонь, осторожно гладящую промежность девушки. Рубашка на моей спине намокла, прилипнув к телу.

— Ты готова? Ну... там? – шепнул я, осторожно просовывая палец между Олиными половыми губами.
— Не знаю, Максим... Наверно готова, – виновато улыбнулась Оля, кладя ладони мне на плечи.
— Ложись на одеяло, – шепнул я, опускаясь на колени, увлекая девушку за собой.
— Вытянься и просто расслабься, – проговорил я, укладывая девушку на одеяло на спину, нежно проводя ладонями по всему её обнажённому телу.

Оля лежала на спине, без движений, смотря в потолок и плотно сведя ноги. Оператор кружил вокруг нас, постоянно меняя ракурс съёмки. Наклонившись, я нежно поцеловал девушку в уголок губ, коснувшись ладонью её грудки, покрыв её всю. Девичий сосочек затвердел, заострился, едва ощутимо царапая кожу моей ладони. Переместив руку на живот Оли, продолжая нежно целовать девушку, я добрался до девичьего лобка. Девушка чуть слышно выдохнула и застонала.

— Не думай о зрителях, отрешись от всего, завтра ты проснёшься знаменитой... и очень богатой, – вновь желая ободрить девчонку, шепнул я, осторожно чмокнув её в щёку.
— Раздвинь ножки, – проговорил я, всё также стоя на коленях возле девушки, перемещаясь к девичьим бёдрам.

Оля чуть развела ноги, несмело и осторожно. Наклонившись над Олиным тазом, я едва не стукнулся головой об объектив камеры. Оператор уже был тут как тут, желая запечатлеть крупным планом девичью промежность. Чуть шире разведя в стороны ноги девушки, я склонился ниже, к самому лобку Оли, различая едва заметные новые, пробивающиеся сквозь кожу, волоски, глядя на такие притягательные половые губы, которые так и хотелось обнять своими губами, втянуть в рот, слизать и выпить весь девичий сок, пробраться языком между ними...

Вы конечно уже поняли, что мною двигал не только денежный приз, вернее, не только он. Пройти кастинг и поучаствовать в самом популярном в мире реалити ток-шоу меня сподвигло моё желание трахнуть незнакомую девчонку, познать её всю и без остатка, сделать это так, как я хочу, пусть даже и на потеху зрителям, ведь в ток-шоу «Найди её!» нет ничего предосудительного и запретного...

Поэтому сейчас я стоял на коленях между разведёнными ногами этой самой брюнетки, поставив её ноги на ступни, подложив ладони под её ягодицы и самозабвенно, не стесняясь даже чавкать, лизал у неё между ног. Прихватывал губами половые губки, сновал между ними языком, не обращая никакого внимания на оператора, разместившегося со своей камерой здесь же.

— Максим... Максим... – шептала Оля, раскинув руки, тяжело дыша и крутя головой.
— Максим! Мы начинаем голосование среди зрителей! И только они решат, получите ли вы приз или же просто... возможно, создадите новую ячейку общества! – ехидно закончил в моём наушнике ведущий и засмеявшись, под неистовый вой зала, отключился.
— Давай... закончим... Максим... – простонала Оля, пытаясь унять дрожь, привставая на локтях и тяжело дыша.

Оторвавшись от девичьей промежности, я навис над Олей, расставив руки, опуская таз между её разведёнными ногами. Мой член обхватили девичьи пальцы, направляя его в само разгорячённое лоно. Опустившись чуть ниже и подавшись вперёд, я почувствовал, как головка моего пениса коснулась разгорячённой и влажной плоти. Оля чуть шире развела ноги, направляя меня, смотря на меня доверчивыми глазами, веря мне и отдаваясь мне, и, вероятно, не только из-за денег.

Ощущая головкой узкий вход в её влагалище и медленно подаваясь вперёд, я не видел оператора. Вероятно, он примостился за моей спиной, поставив камеру на пол. Поистине, зрители будут довольны.

Опустив взгляд на грудь Оли, пробежавшись глазами по мокрому животу девушки, я увидел, а скорее почувствовал, как мой член, расталкивая стенки влагалища, медленно проникает в девичье лоно, прокладывая себе путь, словно по нехоженым территориям.

— Так ты... – выдохнул я, уставившись в лицо девушки, ощущая, как моя рубашка разом стала мокрой.
— Да, Максим... Давай сделаем это, – выдохнула Оля, закусив губу, обнимая меня за шею.
— Нет, – я подался назад, медленно выходя из девушки.
— Проиграем, – проговорила Оля, с мольбою посмотрев на меня.
— Нет, – я вышел из девчонки, поспешно встал на четвереньки и раскорячив ноги, приседая, расположился над девушкой, над самым её лицом.
— Открой рот и прикрой глаза, – шепнул я, просовывая ладонь под девичий затылок, приподнимая голову девушки.

Оля поняла меня правильно. Опустив ноги, вытянув вдоль туловища руки, девчонка закрыла глаза и покорно открыла рот. Чуть подождав, дабы оператор успел поменять позицию, свободной рукой я ухватился за свой член, отогнул его и яростно задёргал рукой. Касаясь оголённой головкой губ девушки, играя на камеру, я спустил тугую струю семени в рот Оли, громко и картинно заорав, косясь на объектив возле самого лица девушки. Девчонка закашлялась, захрипела, пытаясь инстинктивно поднять руки.

— Хорошая девочка, хорошая... – зашептал я, опускаясь на колени, блокируя своими ногами руки Оли, выцеживая в девичий рот последние капли семени, в глубине души надеясь, что публику удовлетворят наши старания и мы не просрём наш приз.

Сперма вытекала из девичьего рта, стекая по щекам и подбородку, капая на мокрую шею Оли. Для пущей убедительности я дёрнул девушку за волосы. Девчонка вскрикнула, открыла глаза, удивлённо и непонимающе уставившись на меня.

— Глотай, – я закрыл ей рот, пальцами стерев сперму с девичьего лица.

Я решил, что если понадобится, а она не поймёт – я не стану рисковать и шептать ей объяснения и подсказки – зрители, от которых зависел мой выигрыш, могут разочароваться.

Кстати, подобный случай уже был. В прошлом сезоне один паренёк брал девушку сзади. Точнее, возюкал своим членом девке по лобку, пользуясь тем, что оператор, наверное, неопытный, снимал парочку сбоку. И конечно же прогорел. Под улюлюканье и уничижающий свист, в наушник ему было объявлено, что они проиграли и ничего не получат. Их даже не спасло то, что они были брат и сестра. Не зря же ведущий меня предупредил – никаких имитаций!

А то, что я не стал лишать Олю девственности – так это тоже не просто так. Я решил оставить это на супер-игру.

Встав на колени возле лица девушки, поддерживая её голову рукой, я просунул в девичий рот перемазанные спермой пальцы второй ладони.

— Лижи пальцы! – громко, дабы это не сошло за подсказку, велел я.

Девушка обхватила пальцы губами, задвигала головой, а я подумал о том, хорошо ли всё снимает оператор. Очень хотелось посоветовать ему снять крупным планом промежность девушки и далее по кругу. Но ничего, будет ещё супер-игра, я на это очень надеялся.

Дочиста вылизав мои пальцы, девушка так и лежала, с пальцами во рту, смотря на меня немигающими глазами. Не спеша вынув их, я похлопал Олю по щеке, опуская её голову на одеяло.

— Хорошая детка, – расслабленно проговорил я, ложась на бок рядом с Олей, оглядывая всё её мокрое и разгорячённое тело, водя ладонью по её груди и животу, думая, чего бы ещё придумать для супер-игры.
— Максим! Голосование подходит к концу! Через несколько секунд вы узнаете результаты!!! – громким голосом, под оглушительные крики публики, ожил мой наушник.

Я вспомнил про Олю, без движений лежащую рядом со мной.

— Как ты? – прошептал я, кладя голову на руку, смотря на девчонку.
— Нормально, – бросила девушка, не поворачиваясь ко мне.
— Максим!!! Я вас поздравляю!!! Путём голосования зрители решили, что вы достойны приза! Два чека с немалым количеством нулей уже подписаны и ждут вас! Скажи об этом своей... подруге, да она уже и так наверное слышит! – дико прокричал ведущий, чуть не разорвав мне барабанную перепонку.
— Вы пока отдыхайте там и посовещайтесь, а через несколько минут ты скажешь мне, идёте ли вы на супер-игру. Но помни, в супер-игре надо будет особо постараться чтобы удовлетворить уважаемую публику, дополнительные инструкции ты получишь перед самым началом... Но если у вас не получится... – ведущий замолчал и заиграла тревожная музыка.
— ... я лично разорву ваши чеки и подарю вам обрывки на вашей... свадьбе! – ведущий оглушительно засмеялся, раззадоривая зрителей.
— А сейчас рекламная пауза, – объявил ведущий и отключился.
— Оль, мы идём на супер-игру? – спросил я, приподнимаясь на локте и вглядываясь в лицо девушки.

Мне почему-то показалось, что её глаза блестят от слёз.

— Как хочешь, – Оля перевернулась на бок, в противоположную от меня сторону, подтянула колени к груди и шмыгнула носом.

Оператор обошёл нас, снимая крупным планом растрёпанную голую девушку, лежащую на одеяле на полу пыльного чердака.

— Идём, – заключил я, садясь на колени.

Конец первой главы.
Жалоба на рассказ! Автор: Хитрый волк (все рассказы автора)

Добавить комментарий 0 комментариев



Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу

Строго запрещено переходить на личности, а также на гнобление тематики рассказа!
||-+×
Стоп! Не нашли то что искали? Попробуйте поискать это в нашем поиске!
Не спешите закрывать эту страничку! На нашем сайте еще очень много порно рассказов и историй, которые без сомнения Вам понравятся! Попробуйте ввести в форму поиска, расположенную выше, интересующий Вас запрос и Вы сами удивитесь сколько ещё интересных и возбуждающих рассказов находится на нашем сайте!