Порно рассказы
» » Порно рассказ «Ученицы волшебниц (6 часть)»

 

Ученицы волшебниц (6 часть)

12

30.03.2016 8268


Несколько молодых волшебниц весело перекидывались шутками. Тимарил впервые была в лесбийском баре, и ещё выглядела слегка смущённой, для остальных же это было обычное место отдыха после уроков.
Амалия чувствовала себя свободно, на ней была широкая юбка из тонкого материала и практически полностью прозрачная накидка выше талии — и больше ничего. Лифчика она на этот раз не носила, зато с плеч свешивались драгоценные подвески, которые при движении тихонько позвякивали, как бы приглашая обратить внимание на её высокие, полные, груди. Тимарил всегда восхищали груди сестры. Дамира и Алани оделись куда скромнее, их полностью закрытые платья из тонкой ткани оставляли много простора для фантазии девушек.

Амалия поглядывала на свою [B]сестру[/B], следя за тем, как транссексуалка поведёт себя в подобной обстановке. Тимарил же любовалась только выступлением дочерей танца. Сменяя друг дружку на сцене юные девушки в юбках, штанишках, платьицах и просто повязках, кружились и кувыркались под тихую музыку. Одна или две были и вовсе голые.
Язык танца Тимарил толком не успела выучить, и потому ей переводила Дамира. В представлении рассказывали историю влюблённых девушек, откуда-то из тех дальних стран, где лесбиянская любовь преследовалась узколобыми фанатиками, но у этой был счастливый конец.

Оценивая внешность танцовщиц как потенциальных любовниц, Тимарил отмечала на каждой золотые украшения с драгоценными камнями со всей Ривенны.
Транссексуалка тихо порадовалась, что не оказалась на месте одной из них, не представляя, как она сама смогла бы выносить беспрерывные репетиции и упражнения, навеки отдавшись искусству танца, и не понимала, как они могут так жить (среди учениц ходили слухи, что дочерям танца заменяют мозг нейрокомпьютером. Так это было или нет, Тимарил не знала. Опытные волшебницы говорили, что нет. «Да, так они и признаются» — отвечала на это Амалия.).

Кто прав, ученицы или колдуньи, иногда занимало Тимарил, и транссексуалка надеялась узнать всё по мере своего ученичества. Когда она сама станет волшебницей, она передней будут открыты все тайны. Конечно, сами чародейки тоже не равны между собой, но Тимарил не сомневалась, что рано или поздно взберётся на вершину.
А пока девушка просто наслаждалась представлением.
Всё более эротичным. Она ощутила, как начинает возбуждаться. Хотя госпожи и разрешали им заниматься сексом сколько угодно, Тимарил благодаря присутствию стольких девушек вокруг всё более погружалась в сексуальное удовольствие, и наваливающиеся на неё, как бывшего юношу, ограничения не мешали, а скорее помогали ей всё время ходить возбуждённой.

Как сейчас, заметив, что ладонь Дамиры заползла Амалии под юбочку. Младшей транссексуалке пришлось срочно прижать руки к бокам, чтобы не потянуться к своему уже полностью стоящему члену.
Тимарил отметила, что прочие зрительницы тоже отлично заводились. В оргию переходить происходящее не собиралось, но волшебницы и ученицы прямо здесь же иногда ласкались между собой.

Пробежавшись взглядом по другим девушкам, Тимарил отметила что пара-тройка откровенно заползает ладонями своим подругам под блузки, а то и под юбочки. Тимарил стала любовницей Амалии ещё когда была её братом, она могла бы по привычке начать ревновать сестру к другому парню. Но Дамира выглядела такой нежной и женственной, что приходилось специально напоминать себе, что та тоже феминизированный юноша.
— Тимарил, ты становишься девушкой быстрее меня. — Шепнула Дамира, поймав взгляд младшей транссексуалки. — Я оказалась здесь в пятнадцать лет, и до сих пор не успела полностью преобразоваться. А ты всё больше девочка. Я на таком сроке ещё думала о себе как о мальчике.
— Да я поняла. — Ответила младшая. — Может это потому что ты старше?
— Подумаешь, всего на полгода. — Отозвалась Дамира, совершенно девичьим жестом откинув свои косички.
Несомненно, Дамиру за четыре года хорошо учили типичным девичьим привычкам. Тимарил поражалась, как быстро она сама становится полностью феминизированной. Наверное, госпожа Талариша всё же воспользовалась магией, влияя на сознание учениц. Не зря ведь её собственная сестра за пару месяцев стала такой же давалкой, как и прочие, окончательно лесбиянизировалась, и с трудом припоминала, как раньше смущалась собственной наготы перед волшебницами.

Представление закончилось, но расходиться по своим комнатам юным ученицам не хотелось, и сёстры с Дамирой забрались в одну из пустующих. Удобно расположившись в кресле, Амалия достала свой скипетр, и направила луч света в потолок, рисуя абстрактные узоры, чтобы лишний раз попрактиковаться. Дамира развалилась на кровати, приняв соблазнительную позу и строя глазки подругам.

Но не успели они как следует устроиться, как в дверь постучали и на пороге возникла Тринани. Она была одной из старших учениц, без пяти минут волшебницей, и сёстры думали, что позже могут оказаться у неё в гареме, если Тринани сама не женится на одной из главных колдуний.
— Дамирочка, миленькая, я тебя повсюду ищу, а ты вот где. — Ласково проговорила нагая девушка, лёгким движением проскальзывая в комнату.
Среди учениц ношение одежды всегда было необязательным, и последние пару недель Тринани вообще не одевалась, всем своим видом показывая, что избавлена от последних следов стыдливости, и стала полностью открытой.
Девушка устроилась возле старшей транссексуалки. Тринани как обычно обняла её за плечи, и поинтересовалась, как идут дела.
— Всё хорошо, грудь подросла ещё немного, ноги стали совсем стройными. — С удовольствием ответил Дамира. — Я и при желании уже не смогу сойти за парня.
— Очень хорошо. — Тринани погладила её по волосам. — Дай мне на тебя посмотреть.
Встав с кровати, Дамира одним лёгким движением скинула платье.
Под ним облик транссексуалки тоже оказался совсем девичьим: не слишком крупные груди, отлично стоявшие и без поддержки лифчика, чётко выраженная талия, узкие плечики. Довершали картину ровные тонкие ноги, и полностью женские ступни аккуратной формы. Даже её член был каким-то девичьим: тонкий и длинный, с аккуратным узором вен.
Тимарил поняла, что даже сейчас, когда секрет раскрылся, она не воспринимает её как парня. Перед ней стояла несомненная девушка, и даже пенис не мог разрушить это впечатление. Обе косички Дамиры свисали по бокам головы, придавая ей сходство с девочкой-подростком.
Для Тимарил старшая становилась хорошей подругой, советами и личным опытом помогая ей феминизироваться. Ещё с первой встречи Дамира была рада, что среди них появилась вторая транссексуалка, и уговорила госпожу Таларишу поселить их по соседству.

Младшая рассматривала Дамиру, думая о том, что сама потихоньку превращается в подобное существо, и прикидывала свои будущие трансформации. Ею плечи станут уже, начнётся рост груди, яички уменьшаться и исчезнут. Всё тело утянется и постройнеет. Влагалище ей сделают ещё не скоро, только перед возвышением до настоящей волшебницы.

Сидя перед подругами в одних золотых украшениях, Дамира нисколечко этого не смущалась, как и все ученицы. Разве что выгнулась, давая получше рассмотреть её потихоньку наливавшиеся соком груди.
Когда Дамира потянулась, звякнули браслеты на её запястьях, внимание Тимарил привлекли не серёжки в ушах транссексуалки, и не кольца на её пальцах, а цепочка на поясе.
Изящная золотая цепь охватывала бёдра транссексуалки, тонкая металлическая сеточка закрывала членик и яички, и всё это вместе защёлкивалось на небольшой замочек.
— Интересная вещь. — Полюбопытствовала Тимарил, дотрагиваясь до цепочки. — Раньше я у тебя такой не видела.
— Подарок Госпожи Талариши на мою будущую свадьбу. — Ответила Дамира. — Подожди, когда достаточно феминизируешся, у тебя будет такой же.
Тимарил заметила, что членик транссексуалки был полунапряжён, заполнив почти всю сетку.
— Эта штука не мешает тебе трахаться? — Поинтересовалась Тимарил.
— Конечно, мешает. — Отозвалась Дамира. — Для того она и предназначена. Госпожа Талариша называет её поясом верности.
— И ключи она держит при себе, расстёгивая тебя каждый раз, когда вам хочется секса?
— Ха! Я и мечтать не могу о том, чтобы поиметь свою госпожу. — Рассмеялась Дамира. — Но между собой младшие жёны могут заниматься этим сколько угодно и как угодно.
Старшая транссексуалка довольно улыбнулась. Тимарил не отводила взгляд от сетки «пояса верности».
— То есть, тогда ты его снимаешь?
— Уже нет. — Ответила Дамира. — Раньше мне хоть немного надо было поласкать свой членьчик, но теперь я научилась кончать от страпона, не дотрагиваясь до него.
— Очень хорошо, значит наша милашка становится настоящей девочкой. — Закончила за неё Тринани.
Тимарил мельком взглянула на старшую транссексуалку, пытаясь понять её чувства. Дамира не волновалась, похоже она уже приняла свою смену пола. И давно.
— Ты нормально начала кончать попой, как девочка? — Ласково прошептала Амалия.
— Да. — Подтвердила Дамира. — Теперь мне уже гораздо лучше. Раньше я должна была хоть немного поласкать член, да и оргазм был слабее, а теперь я уже кончаю так по-настоящему.
— Рада за тебя. — Ответила Амалия. — Ты ведь теперь такая же, как и мы?
— Ну, я не чувствую себя парнем. — Ответила Дамира. — Я и правда стала девушкой, пусть недоделанной пока, но всё же. — Транссексуалка кивнула сама себе.
— Ну а всё же? — Краснея, поинтересовалась Тимарил. — Ты всё-таки юноша, хоть и бывший, и не хотела бы вернуть свой прежний пол? Хоть иногда?
— Где ты здесь парня увидела? Я ведь не похожа на мальчика?
Транссексуалка села на покрывале, поджав под себя ножки, и закрыла углом торчащий членик. Теперь Тимарил видела лишь её гладкие, округлые бедра, совершенно девичью талию, грудки, тоже далёкие от мальчишеских, стройные плечики… ну и остальное! Не слишком крупные грудки молодой ученицы выдавались вперёд, она ими Амалию практически по лицу гладила. Транссексуалки засматривались друг на дружку, и настоящие девушки поняли, что они больше не воспринимают друг друга как юношей.
— Не похожа. — Ответила Тимарил. — Так совсем не похожа.
Развалившиеся на покрывалах ученицы снова весело болтали, обсуждая феминизацию прямо над ухом Тимарил, чем заставляли младшую транссексуалку смущаться. Амалия откровенно вгоняла сестру в краску своими ремарками, и похоже, наслаждалась этим.
— Тринани, дорогая, как тебе наша милашка Дамира? Подожди, скоро мой бывший братик, а теперь сестрёнка, станет такой же.
— Ага, уже стала. Она ведь теперь тоже девочка, как я?
— Сомневаюсь. — Со смехом отвечала Амалия. — Но точно не мальчик, потому что мальчики не трахаются в задницу.
Дамира хихикнула по-новой.
— Я девочка, моя милая госпожа. — Транссексуалку всё время пробивало на смешки. — Вы ведь не простите свою покорную Дамироньку, если она даст вам повод усомниться в этом? — Она опустилась на колени, и поцеловала руку Тринани. — Ваша Дамирочка ведь не станет протестовать против того чтобы на ней ездили по-всякому? Это по делу я тебе не уступала и уступать не собираюсь, а в постели со мной можно делать всё, что угодно.
Дамира с обожанием смотрела на настоящих девушек. Сейчас она выглядела несомненной девочкой, подчинённой и доступной.
Тринани подхватила свою юбку повыше, забралась на кровать, и показала Дамире пристёгнутый у себя между стройными ножками довольно толстый искусственный член.
— Говоришь, страпоны любишь? — Улыбнулась старшая ученица.
— Обожаю. — Закивала Дамира, забираясь следом за госпожой.
Проводив транссексуалку взглядом, сёстры одновременно послали ей воздушный поцелуй, пожелав удовлетворить волшебницу. И направились к подруге, решив, что там им уж точно никто не помешает.

Хорошо известная своей любовью к растениям и вообще природе Лили и жила в роще поблизости.
Через несколько минут прогулки по вихлявшей между деревьями тропинке сёстры добрались до полухижены полушалаша подруги, застав её на месте.
Лили, как всегда босая, в юбке и топике из листьев, сидела прямо на полу, раскладывая разноцветные камушки, и пытаясь составить из них правильный ряд ни разу не повторившись и не дотрагиваясь до них.

Вместе с нею на там же была и пара совсем юных учениц: недавно прибывших девочек-подростков пятнадцати и тринадцати лет. Последнее пополнение обещало стать особенно ценным, Амалия уже успела запомнить, что угодить к волшебницам до четырнадцати лет можно было только если уже начала проявлять нечто неестественное для нормального человеческого тела.

Обе держались не слишком уверенно в своих шелках и золотых украшениях, делавших их привлекательными уже сейчас. Как обычно, первое время их придётся не столько учить тайнам искусства магии, сколько аккуратно избавлять от стыдливости. Старшая всё время краснела по поводу и без повода, хоть и одета была куда более закрыто, чем большинство живущих здесь. Вот и сейчас она вперивалась в стену, в то время как вторая увлечённо рассматривала собранную Лили коллекцию цветов. Она, хоть и была младше, оказалась куда более открытой, и нормально чувствовала себя в коротком платье. Конечно, младшие обычно привыкали быстрее.

Отослав девочек, Амалия расположилась в единственном кресле.
— Ну, как ты тут? Учишься нормально, или всё время занимают забавы с подружками? — Весело бросила она.
— Ничего. — Отозвалась Лили. — Разве что приходится возиться младшими ученицами. Ну как они не понимают, что следует выбросить эти привычки из головы, и спокойно расхаживать вокруг хоть голыми! И наслаждаться женским вниманием!
— Тебя саму сколько времени пришлось учить не стесняться однополой любви?
— Да ладно тебе, когда это было? — Отозвалась Лили не отрывая глаз от камня, который пыталась удержать в воздухе.
— То-то же. — Ответила Амалия. — А сколько им лет-то? Это я угодила сюда уже лесбиянкой, но девочек всё же готовят к гетеросексуальной жизни.
— Вот именно, а нам потом исправлять! — Пожаловалась Лили. — Ну почему мы не умеем выявлять магию в совсем маленьких детях, у которых ещё не чувства стыда?
Девушка выглядела по-настоящему раздражённой.
Тимарил впервые обнаружила такие чувства за вечнорасхлябанной ученицей-хохотушкой (а так же самой большой шлюхой и давалкой из всех присутствующих, даже бесстыдных колдуний. Иногда Тимарил задавалась вопросом, когда Лили успевает учиться, но отставать она не собиралась).
Что успокоить подругу, Амалия поцеловала её, под взглядом Тимарил забралась ладонью под топик из листьев, нашарив грудь. Листья мешались под руками, и Амалия попыталась раздеть подругу. Просто дёрнув за один лист в поисках защёлки или чего подобного, девушка оторвала его целиком, заставив Лили вскрикнуть и схватить её за руку.
— Ой, не смей! — Взвизгнула младшая ученица. — Знаешь, как трудно достать такие растения?
Лили впервые отмахивалась от подруги по-настоящему решительно, стремясь сберечь свою одежду. Сперва не поняв в чём дело, листьев в лесу полно, Амалия приглядевшись, обнаружила, что они растут прямо на теле девушки.
Черенки уходили под кожу, вокруг тянулись едва заметные ниточки корешков.
Лили не одевалась в листья, а выращивала их прямо на себе.
— Так они оказывается, живые. — Удивлённо выговорила старшая сестра.
— Конечно, иначе какой смысл менять ткань на растения? — Отозвалась уже успокоившаяся Лили. — И не только живые, но и рабочие, то есть фотосинтезируют, исправно снабжая организм глюкозой.
— И как, это помогает? — Спросила Тимарил.
— На самом деле не очень. Не настолько, чтобы я могла обходиться вовсе без еды, одним светом.
Девушка вздохнула, раздражённая необходимостью есть, от которой растения её так и не избавили, как она надеялась.
— Мало того, что мне никак не удаётся довести до ума свои листья, так ещё и ученицы упорно не желают ходить голыми, и любить друг дружку! — Попытка Амалии провалилась, Лили продолжала разоряться по поводу происходящего.
— Успокойся. — Мягко попросила подругу Тимарил. — Не надо требовать от девушек всего и сразу.
— Сколько времени прошло, прежде чем ты сама полюбила женские ласки? — Ухмылялась Амалия.
Лили впервые на памяти Тимарил по-настоящему смутилась. Заметив это, Амалия слегка толкнула её локтём, приговаривая [S](к десяти годам строго расстрела с конфискацией?)[/S].
— Что, моя дорогая, стыдно вспоминать, какой застенчивой ты была, когда только загремела сюда?
— Это Лили-то? Которая даст кому угодно. И взаймы, и по роже, и потрахать. — Транссексуалка удивлённо вскинула брови.
— Конечно. — Усмехнулась её сестра. — Рассказать, какой наша милашка впервые появилась здесь — никто не поверит!
Амалия покатывалась со смеху, чем смутила подругу ещё больше. Девушка в листьях смущалась того, что раньше была не столь доступной.

Сёстры смеялись над ней, пока их снова не потревожили.
— Лили. — Долетел до них мягкий голосок снаружи, а затем в хижину подруги протиснулся её мелко подрагивающий обнажённый любовничик, почти не изменившийся с тех пор, как его нашли. Пару раз он уже убегал, но каждый раз возвращался несмотря на страх перед другими девушками.
Юный воспитанник феечек, которого они подобрали в лесу, отчаянно тянулся к Лили, с которой впервые познал любовь, но по-прежнему боялся всех прочих, и жил в той же роще, где и ученица.
Пару раз Лили пыталась привести его к другим колдуньям, но там он терялся, и жался к ней: привыкший к жизни в лесах юноша пугался нормальных человеческих условий, не умел ничего необходимого в условиях цивилизации, и вообще временам казался лесным зверьком. Сперва волшебницы думали разыскать его родителей, но дело это оказалось бесполезным, он ничего не помнил о жизни среди людей.
Колдуньи недавно снова навестили южные земли, собирая сведения о пропавших детях, и выяснили, что, мальчики пропадали шесть, десять и двадцать пять лет назад. Ни один из них не подходил по возрасту, и госпожа Талариша сочла, что он не был украден, а родился в царстве фей.

Уединиться сёстрам удалось только вечером, уже успев отчитаться перед Таларишей об очередном результате опытов и допросов любовничка Лили, а так же попыток разобраться с его наоборотным зрением, ученицы направились в комнату сестёр — Амалию с Тимарил поселили вместе, дав совет побольше заниматься сексом между собой, любовь с сестрой должна была помочь Тимарил феминизироваться, хотя транссексуалка и не совсем понимала, где связь. Но ощущала она себя всё более девушкой.

Плавно закрыв за собой дверь, Амалия, по-прежнему держа Лили за руку, с вожделением взглянула сестре в глаза.
— Хочешь меня? Тебе ведь нравится?
Амалия оставалась той же ненасытной любовницей, какой и раньше, и радовалась плавному превращению её женственного братика в прекрасную девушку.
Она подхватила и без того короткую юбку повыше, показав свои гладкие ровные ноги почти полностью.

Углядев под краем юбки уже пристёгнутый сестрой искусственный член, транссексуалка обиженно надула губки.
— Ну почему опять? Вчера ты трахала меня, сегодня опять собираешься трахать меня. Я ведь тоже хочу получать удовольствие от секса, а кончать от страпона я не умею, я не Дамира.
— Пока не умеешь. Очень жаль. — Шепнула Лили. — Тебе госпожа Талариша ясно сказала, больше отдавайся, быстрее научишься.
— Займёмся сексом втроём. — Мягко предложила Амалия. — Давай я войду в тебя.
— А ты в меня. — Закончила за неё Лили.
Обе настоящие девушки обняли транссексуалку, одновременно. поцеловали в обе щеки. Тимарил ощутила, как её член начинает увеличиваться, и подарила сестре ответный поцелуй. Её рука сама собой легла на ногу Амалии, начиная плавно ползти вверх, под коротенькую юбочку.

Госпожа Талариша громко стукнула в дверь, позвав их.
Сёстры тут же выскочили из комнаты, набегу натягивая одежду.
Платье Тимарил явно оттопырилось снизу, доказывая, что она снова занималась любовью с Амалией. Сёстры уже привыкли не скрывать свои отношения, но такое пристальное внимание было для них всё же пока непривычно, и заставило Тимарил покраснеть. Транссексуалка всё ещё частенько впадала в краску, не вполне освоившись со своим новым полом. Девушка иногда ещё ощущала себя юношей, и хотя все вокруг говорили ей, какой симпатичной она стала, Тимарил смущалась, и время от времени забывшись, снова начинала говорить о себе в мужском роде, но, по мере того, как волшебницы всё больше феминизировали его, всё реже и реже.

Сейчас, торопливо поправляя платье совершенно естественными для девушки движениями, транссексуалка выглядела совсем как настоящая девушка, не подавая вида что была раньше юношей. Амалия же и не пыталась приводить себя в порядок, только придерживая расстёгнутую одежду и не прикрывая грудь.
— Я правильно понимаю, что у нас намечается новая супружеская пара? — Спросила Талариша.
Амалия с Тимарил переглянулись друг на дружку. Тимарил любила свою сестру, но всё же раньше не думала о браке. По привычке она ещё не выставляла свои отношения с сестрой напоказ, временами возвращался страх быть застигнутыми, но вот Амалия, похоже, начала получать двойное удовольствие от того, что другие волшебницы всё видели и знали.
Одной рукой придерживая сползшее миниплатице, старшая сестра поклонилась, получилось достаточно нелепо, но волшебница предпочла не распекать её лишний раз.
— Госпожа, вы что-то хотели? — Переспросила она. — Я могу стать одной из ваших младших жён? Вы об этом?
— Нет, я не про себя. — Ответила Талариша, посмеиваясь. — Амалия, дорогая, если ты намерена взять Тимарил в жёны, то в первую очередь я посоветую тебе не делать этого. Но если решишься, первую жену не следует выделять из прочих, если конечно, вы не окажетесь в итоге в гареме одной из наших повелительниц.
— Госпожа, я ценю вашу заботу, но думаю, что со своими семейными отношениями я справлюсь сама. — Ответила Амалия, выпуская платье из рук
Талариша же была совершенно серьёзна.
— Я содержу гарем в четырнадцать младших жён и трёх старших, так что смогу дать тебе действительно полезные советы.
Амалия приготовилась слушать, когда госпожа наклонилась к её уху, пока платье медленно сползало с её тела.
— Полагаю, сестра будет твоей любимой женой, это нормально, вы росли вместе. И всё же постарайся делать так, чтобы другие не ревновали. Лучше всего, если никто никогда не узнает, кого из них ты любишь больше. — Шептала ей Талариша. — Жёны страшно обижаются, когда госпожа любит одну из них больше прочих. Но ты не сможешь любить всех одинаково. Всегда одни девушки понравятся тебе больше других, и не следует их обижать. Всегда помни об этом, и старайся исправить это, относись к разным жёнам по возможности одинаково. Я понятно объясняю?
— Да, госпожа. — Торопливо кивнула Амалия, стремясь поскорее отделаться от колдуньи, и продолжить что начали с сестрой.
Но волшебница, хоть и удовлетворилась ответом, не собиралась так просто отпускать их. Теперь она пристала к Тимарил, по поводу того, как они трахались между собой.
Хотя волшебницы и разрешали своим ученицам заниматься сексом как угодно и сколько угодно, Талариша настаивала на том, чтобы транссексуалка больше отдавалась сама.
— Тимарил, я ведь уже предупреждала, чтобы ты меньше трахала девочек, и больше они трахали тебя.
Транссексуалка покраснела, уставившись в пол.
— Простите, госпожа, но Амалия так хороша, что я не могу удержаться. Если вам будет угодно, я всегда готова услужить.
— Хорошо. — Ответила Талариша, внезапно оказавшись совсем рядом, и легонько схватив Тимарил за подбородок, заставила ту поднять глаза. — Вечером зайдёшь ко мне. Ладно, пока можешь трахать дальше свою сестричку.
— О, благодарю, госпожа. — Поклонилась Тимарил, и убежала в комнату следом за Амалией. Продолжать.
Вскоре до ушей Талариши снова донеслись сладострастные стоны.
Сестрички оказались такими ненасытными любовницами, каких госпожа Талариша давненько не видела среди учениц.
Жалоба на рассказ! Автор: 547- (все рассказы автора)

Добавить комментарий 0 комментариев



Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу

Строго запрещено переходить на личности, а также на гнобление тематики рассказа!
||-+×
Стоп! Не нашли то что искали? Попробуйте поискать это в нашем поиске!
Не спешите закрывать эту страничку! На нашем сайте еще очень много порно рассказов и историй, которые без сомнения Вам понравятся! Попробуйте ввести в форму поиска, расположенную выше, интересующий Вас запрос и Вы сами удивитесь сколько ещё интересных и возбуждающих рассказов находится на нашем сайте!