Порно рассказы
» » Порно рассказ «Сабрина и фейри (флорофилия)»

 

Сабрина и фейри (флорофилия)

5

08.09.2013 4692


Взлетев в воздух, и умчавшись за границы своей родной долины, Шакараматриани набирала высоту, пока не оказалась над облаками. Её острое зрение ловило любые мелочи на видимой через разрывы в тучах земле далеко внизу. Легко паря в восходящих потоках, фейри дала отдых своим жёлто-зелёными крыльям, хорошо контрастировавшим с развевавшимися по ветру рыжими волосами. Оставаясь высоко в воздухе, она за короткое время могла окинуть взглядом большую часть равнины. В небе ярко светило солнце, на этот раз жёлтое, но её внимание привлекало только движение внизу. Одинокая человеческая фигурка ползла через поля. Улыбнувшись про себя, фейри заложила вираж, следя за ней. Встреча могла быть интересной.

Напевая про себя простую песенку, Сабрина шагала по зеленеющей траве. Путь ей предстоял ещё неблизкий, но шла она легко. Решив срезать дорогу напрямую через лес, девушка углубилась в него, и обнаружила, лучше бы она этого не делала, давненько здесь никто не протаптывал тропинок, и ей приходится всё время пробираться через кусты и сплошные заросли, держа направление по деревьям. Но поворачивать назад не хотелось, через лес были идти намного ближе, чем делать крюк, обходя его. Всё глубже уходя в чащу, она сама собой начала вспоминать слышанные с детства истории про эти леса. Представляя себе, что может это она найдёт золотую пещеру, Сабрина продолжала идти вперёд.

Заметив из-за облаков, что женщина свернула с дороги и углубилась в лес, Шакараматриани слетела с небес на землю, и теперь кралась среди деревьев. Ходить пешком ей нравилось куда меньше, чем летать, но крыльям здесь было слишком тесно, и она как могла сжимала их, чтобы не цепляться за ветки и сучья. Крадущаяся позади Сабрины фейри делала всё, чтобы остаться незамеченной и вместе с тем не потерять человеческую женщину её из вида. В лесах та, как она заметила, ориентировалась не слишком хорошо, и с трудом держала правильное направление, иногда сбиваясь с пути, начиная ходить кругами, но потом всё же выравниваясь. Положив на неё глаз, фейри ждала, пока она совсем заблудится или устанет.

Ни золотой пещеры, ни ещё чего необычного Сабрине не попадалось. От блуждания по лесу и необходимости всё время продираться через заросли она начала уставать, но упорно брела, как она считала, в нужную сторону. Лес вокруг неё не менялся, иногда ей казалось, что она уже видела эти места, но Сабрина не отчаивалась. Кроны деревьев были не настолько густыми, чтобы потерять из вида солнце, и это означало, что она хотя бы уж точно не сможет перепутать восток с западом а север с югом. Летом ночи были тёплыми, так что угроза заночевать в лесу её не пугала.
Раздвинув очередные кусты, Сабрина внезапно оказалась на большой примерно круглой поляне, с дальнего конца которой из земли торчал широкий чёрный валун. Снова вспомнив легенды, она подошла ближе. Увы, никаких знаков на камне не оказалось, а значит, карту с расположением золотой пещеры, если таковая вообще существовала, следовало бы поискать в другом месте. Конечно. Чего она ещё ждала? Если бы тайна золота была так близко, его бы уже давно растащили все кому не лень. На этот случай она вспомнила другую историю. Говорили, если заснуть на камне чёрного хоба, утром змеи ответят на три вопроса. Можно было бы запомнить путь сюда, и как-нибудь потом проверить. Решив немного отдохнуть, Сабрина устроилась на нагретом солнцем камне, расправив юбку и поджав босые ноги.

Именно тогда Шакараматриани решила, что можно начать действовать. Человеческая женщина привлекла её с первого взгляда, и фейри очень хотела получить её в любовницы. Прячась за деревом, и плотно сжав крылья, Шакараматриани дрожала от нетерпения… но она понимала, что нужно действовать медленно и осторожно, чтобы женщина ничего не заподозрила, и не попыталась бороться с заклинаниями. Шакараматриани сплетала магические нити, складывая их в простое успокаивающее заклинание. Направив тонкий поток прямо в Сабрину, и коснулась женщины так легко и нежно, как только могла. Проще всего было бы усыпить её, и унести её в долину фейри, но Шакараматриани хотела, чтобы их первый раз произошёл здесь, на месте встречи.
Так она как бы оставляла ей больше выбора. Для самой Шакараматриани соблазнение девушки всегда был чем-то особенным, и она очень привязывалась к своим любовницам. Другие фейри, когда подкарауливали одиноких женщин, обычно просто усыпляли их, чтобы сразу же унести к себе, и пробудить уже после того, как магия долины полностью рассет их влечение к мужчинам, окончательно и навсегда перенаправив их сексуальные желания на свой пол. Шакараматриани была не такова. Она думала, что девушке следует насладиться первым лесбийским разом ещё вне долины, и делать свой выбор относительно сознательно. Шакараматриани только немножко ей поможет.

Сабрина осталась сидеть на камне, отдыхая пока усталость не пройдёт. Ей было очень тепло и легко. Поляна дышала миром и покоем, которых ей так не хватало в жизни. Она ждала. девушку клонило в сон, хотя вечер ещё не наступил, а прошла она не так уж и много, но она решила не придавать этому значения, списав усталость на то, что ей пришлось долго продираться через кусты. В полусне глядя перед собой, и не следя за своими уплывавшими вдаль мыслями, она не сразу поняла, что появившаяся перед её глазами тонкая фигурка фейри ей не приснилась, а действительно стоит здесь. Тонкая бледная обнажённая крылатая женщина с длинными рыжими волосами и парой широких крыльев за спиной медленно вышла из окружавших поляну кустов, и лёгкими шагами двигалась прямо к ней.

Сабрина никогда ещё не видела фейри в живую, а только слышала о них. И теперь припоминала те истории, гадая, что из них может оказаться правдой. Говорили, что фейри исполняют три желания тем, кому удаётся их поймать. А ещё что они могут открыть закопанные сокровища, или подкрадываются ночью и высасывают кровь заблудившихся путников, что они крадут людей. Сабрина во все глаза смотрела на приближающуюся фейри, казавшуюся обычной девушкой, только с крыльями, длинными остроконечными ушами, и коготками на руках и ногах.

Медленно приближаясь к сидящей на камне Сабрине, Шакараматриани расправила крылья, и продолжала шептать заклинания, прежде чем решиться заговорить с ней.
— Приветствую, прекрасная леди, надеюсь, одинокая фейри может присесть рядом и отдохнуть после долгого полёта?
Сабрина не ответила на эту речь фейри, но та и не ждала этого. Она заговорила только чтобы девушка ещё больше расслабилась. Заклинания уже начали действовать, и жертва потихоньку утрачивала ощущение реальности происходящего. Сев на камень рядом с ней, Шакараматриани взмахнула крыльями, сбросив с них немного пыльцы фей, в надежде, что хоть часть её попадёт на человеческую женщину, усилив заклинания.
— А ты и правда фейри? — Спросила её Сабрина. Голос женщины был сонным и неуверенным.
— Да, я настоящая. — Ответила Шакараматриани.
— И теперь ты отведёшь меня к зарытому в лесу кладу, или попытаешься подобраться и кровь высосать?
— Нет. — Ответила Шакараматриани. — Я понятия не имею, что тут где по лесам закопано, и спешу успокоить тебя тем, что фейри не пьют ничего, кроме мёда и молока.
Некоторое время они молча сидели рядом, потом рука фейри начала медленно тянуться к Сабрине. Женщина не понимала, что с ней происходит, и даже не замечала, как потихоньку начинают пробуждаться её лесбиянские инстинкты. Она снова обернулась к фейри, разглядывая её с интересом теперь уж не только ко всему необычному, но и с сексуальным. Не зная почему, Сабрина начала размышлять о том, как Шакараматриани относится к сексу. Её нагота была такой естественной. Фейри явно и не думала прятать своё тело.

Фейри тихо сплетала свои заклинания. И сейчас, спустя столетия, она по-прежнему удивлялась, почему среди людей лесбиянство считалось неправильным, и ей было приятно избавлять девушек от этих заблуждений, открывая для них наслаждение женскими ласками. Она не видела в лесу других людей, но всё равно была готова улететь в любой момент, пусть ей было бы очень жаль бросать такой приз. Шакараматриани хотела побыстрее околдовать женщину, но если та поймёт, что пробуждающиеся чувства внушены ей магией, она может вырваться из чар, пока они ещё не слишком прочны.

Глядя на её грудь, Сабрина обнимала фейри глазами, она казалась такой прекрасной, что женщина не смела дотронуться до нее, боясь, что очаровательное видение исчезнет.
Фейри скользнула ещё ближе к ней, и они сели рядом. Сабрина, околдованная заклятьями и запахом пыльцы фей, не смела отойти в сторону. Шакараматриани совсем тихо шептала неслышные Сабрине слова, в ожидании протягивала к ней руки, но не позволяла себе обнять её. Слишком рано. Женщина привлекла фейри, ей хотелось сделать её своей любовницей как можно быстрее, но она держала себя в руках. Не позволяя себе действовать слишком поспешно, фейри своими пронзительными глазами наблюдала за Сабриной, за тем, как расширялись её зрачки, твердели и начинали просвечивать сквозь кофточку соски, расплывались в улыбке пухленькие губки.

Незаметно Шакараматриани плела заклинания, потихоньку разжигавшие с женщине из людей влечение. Наконец, Сабрина потянулась к ней. Обрадованная этим знаком внимания, фейри не решилась ответить сразу же. Сабрина коснулась её ладонью и почувствовала сухую горячую кожу фейри, мягкую и гладкую как шёлк. Не совсем отдавая отчёт в том, что она делает, Сабрина начала медленно гладить руку крылатой девушки.

Тонкая ладонь крылатой девушки встретилась с рукой Сабрины. Перед тем, как прикоснуться к Сабрине Шакараматриани незаметно для той стряхнула себе на руку немного пыльцы фей со своих крыльев. Женщина из людей слегка дёрнулась, ощутив разряд магии, но в следующий момент пыльца начала впитываться в её кожу, готовую принять её благодаря заклинаниям Шакараматриани. Лесбиянский зов медленно рос внутри Сабрины, подпитываемый одновременно заклинаниями и пыльцой фей.
Девушка коснулась своей кожи. Эти прикосновения были неожиданно приятны, и она не замечала, как начала потихоньку поглаживать саму себя, что всё больше распаляло пробуждающиеся желания. Сабрина не заметила, как запустила руку себе под кофточку, расстегнула пару пуговиц, и одежда начала сползать с неё. Зато происходящее не ускользнуло от взгляда Шакараматриани.

Теперь фейри сочла, что время пришло. Сеть заклинаний достаточно прочна, чтобы пробудить лесбийские инстинкты человеческой женщины, а пыльца фей достаточно возбудила её. Шакараматриани снова взяла руку Сабрины своей, и потянулась выше, медленно преодолевая расстояние до плеча девушки. Сабрина совсем разомлела, и ей всё это нравилось.
— Ты такая красивая. — Произнесла Шакараматриани. — Я люблю тебя, моя малышка.
Девушка отстранилась, сомневаясь, правильно ли она всё расслышала и поняла; но ничего не успела подумать, потому что в следующую минуту губы фейри коснулись её, слегка, как бы прося разрешения.

Глубоко дыша, Сабрина так же легко и со всё большим интересом начала трогать руками тело крылатой девушки. Шакараматриани прижалась к ней, впилась губами в плечо, а потом принялась покрывать легкими поцелуями шею и грудь. Расстегнув кофточку Сабрины полностью, Шакараматриани нежно ласкала её груди, легко дотрагиваясь пальцами до сосочков, по мере того, как лёгкий топик Сабрины сползал с её груди. Затем на смену рукам пришли губы, фейри нежно целовала вспухшие соски Сабрины, которая уже вовсю стонала, зарываясь пальцами в волосы фейри, наслаждаясь ее ласками.

Сабрина сбросила кофточку. На считанные секунды она замерла, осознав, что происходит, затем снова вдохнула висевшую в воздухе пыльцу фей, и возбуждение нахлынуло с новой силой. Оно смело все мысли, заставив Сабрину снова прижаться к Шакараматриани, и страстно поцеловать её. После этого остальное уже происходило само собой, и Сабрина, отпустив Шакараматриани, начала стаскивать с себя юбочку. Не дотрагиваясь до её тела, фейри следила за каждым движением Сабрины. Она повернулась к ней, и глядя прямо в глаза, чуть приоткрыв рот, шепнула что-то совсем тихо. Медленно, как во сне, Сабрина гибко и аккуратно потянулась, стянула свои беленькие трусики и снова прижалась к фейри.

Под гипнотическим взглядом Шакараматриани Сабрина обняла её, наткнулась на губы, и начала нежно целовать. Пронзённая разрядом Сабрина прижалась к фейри, и они целовались взахлёб, все более энергично, рука Шакараматриани соскользнула с её шеи, и лёгким стремительным движением прикоснулась к нежному соску, и, быстро скользнув по животу, опустилась вниз. А Сабрина уже принялась осыпать поцелуями лицо, шею фейри, припадала губами к её груди, и от каждого следующего поцелуя, у неё внутри всё отчётливее пылало неудержимое желание.

Скинув и так сползший топик, Сабрина осталась полностью обнажённой. Узкие ладони Шакараматриани продолжали легко скользить по её гладкой коже. Короткие коготки её пальцев едва заметно впивались в кожу девушки. Всё плотнее прижималась к ней женщина людей, а поцелуи фейри становились всё жарче и жарче и жарче. Всё настойчивее целуя Сабрину, Шакараматриани слышала, как так вздохнула, а потом просто впилась в губы фейри, страстно целуя её, покусывая губы и трепеща от возбуждения. Её лицо горело, она еле владела собой. Шакараматриани снова притянула женщину к себе и поцеловала её. Желание всё возрастало… Оно становилось невыносимым, и последние остатки мыслей рушились под его напором. Прямо на глазах лесбиянская любовь полностью захватывала Сабрину.

Тем временем ладонь Шакараматриани скользнула вниз и накрыла её левую грудь. Она чуть сжала её, и тело Сабрины содрогнулось от пронзившей её вспышки удовольствия. Уже не думая о том, что она делает, повинуясь лишь полыхающему в ней желанию, она скользнула рукой вниз по телу Шакараматриани и коснулась пальцами трепещущегося клитора фейри, а затем, подгоняемая проснувшимся лесбийским зовом, проникла пальцами прямо внутрь. Там всё было мягким, нежным, и горячим. Сабрина едва не кончила, пока ощупывала эти ранее незнакомые ей глубины. Руки фейри обхватили её, и уложили на траву. Шакараматриани легла вместе с ней, продолжая целовать и ласкать её груди. Её волосы растрепались, крылья сверкали под солнцем, взгляд просто пронзал Сабрину насквозь. Глядя в её глаза Шакараматриани начала постепенно входить внутрь человеческой женщины, которая была уже не в состоянии ни о чём думать, ею управляла страсть.

Пальчики фейри оказались удивительно нежными и ловкими. С каждым новым движением Сабрина стонала от удовольствия. Их руки двигались в едином ритме во влагалищах друг дружки, пока они целовали груди друг дружки. Впиваясь губами в душистое тело фейри, Сабрина чувствовала, что ей хочется ещё и ещё. Шакараматриани перевернула Сабрину на спину и села на неё. Их тела от одного соприкосновения начинали дрожать, и они стонали от удовольствия.

Перекатившись, Сабрина услышала свой собственный стон, когда почувствовала, что очнувшаяся после первого оргазма фейри снова запустила руку в истекающее соками влагалище любовницы. Ласка пальцев Шакараматриани между бесстыдно раскрытыми бёдрами Сабрины сводила с ума, заставляя её непроизвольно выгибать спину, каждый раз поддаваясь навстречу ласкам фейри. Желание затмило в ней всё.

Наконец, Шакараматриани откинулась на землю, а сама Сабрина тут же оказалась сверху и просто впилась в свою любовницу-фейри. Она не помнила, сколько это продолжалось, не замечая времени, и только немного пришла в себя, чувствуя, что уже выдохшись, она лежит на траве, а Шакараматриани до сих пор прилипала к ней, продолжая ее целовать и ласкать ее бедра. Сабрина тихо стонала, прижимая к себе голову Шакараматриани, губы которой тут же ласково впивались в клитор, но ей этого было уже мало. Наконец она почувствовала, как пальцы фейри резко и глубоко скользнули в самую её глубину, и эта двойная ласка заставила Сабрину снова кончить почти сразу, потом ещё раз и ещё.

Фейри тоже уже почти кричала, когда пальцы Сабрины вновь начали входить в неё. Девушки обнимались и целовались, целовались. Они трахали друг друга до самых последних пределов страсти. Сабрина металась в её руках, крича и всхлипывая от волн доселе невиданного оргазма, захлестывающего её всю.
Наконец, Сабрина мягко осела на землю, и Шакараматриани поняла её на руки, и взлетела в воздух.

* * *

Поздним вечером, когда большая часть фейри уже ложились спать, Сабрина ещё медленно брела по ковру из листьев и сплётшихся веток, снова и снова переживая полученный сегодня опыт.
Туманную долину фейри, находящуюся по словам Шакараматриани, «в вашем мире, и не совсем в вашем«, по ночам освещали две луны, даже три, если считать и огромный тусклый красный серп в небесах. Незнакомые растения, каких не бывает в её родных местах, зеленели вокруг. Здесь и само солнце светило по-особому: тусклое и красное, как земное на закате, двигалось медленнее, чем в мире людей. Долину полностью покрывали цветы и вьющиеся растения. Центром всего это маленького мирка, плавающего где-то в туманах, было огромное фейриское растение, занимающее весь правый берег озера, к которому и спускались склоны окружающих холмов. Это не было похоже ни на кусты, ни на деревья, а скорее на ковёр, сплетённый из веток и лиан, в отдельных местах которого выступали стволы, клубки лиан, и огромные, больше неё самой, цветы. Самым его центром было высокое дерево в окружении шести растений поменьше.

Какая-то часть Сабрины до сих пор была убеждена, что этого не может быть, тем более с ней. Весь сегодняшний день после встречи с Шакараматриани казался ей немного сном. Она слышала истории об унесённых фейри женщинах, и теперь, когда сама оказалась на этом месте, вспоминала их, и понимала, что Шакараматриани заколдовала её, но сопротивляться уже и не хотела. Здесь она испытывала потрясающие оргазмы, а молоко девушки-цветка, которым фейри поили её, окончательно закрепило их власть над нею. Мысли о том, чтобы вернуться пока ещё шевелились в её голове, но теперь казались далёкими, и она едва могла счесть их реальными. Да, она теперь стала женщиной для фейри, и будет так всегда.

Сабрина вышла к самому озеру, на берегу которого росли девушки-цветы. Медленно шла она по мягко пружинившим под ногами листьям, не издавая ни звука. Ей даже не надо было специально стараться ступать тише. Сабрина шла вперёд, мимо лиан и цветов. Вскоре ей попалась первая женщина. Она лежала на цветке, огромной ромашке, закрыв глаза, и как показалось Сабрине, спала. Она уже видела это раньше, когда её любовница-фейри показывала долину. Девушка-цветок выглядела очень бледной, груди её казались больше, чем должны были быть, и вокруг сосочков оставались следы молока. На сколько Сабрина успела выяснить, молочные груди девушек-цветов высоко ценились фейри, которые пили молоко прямо из них.

Присмотревшись получше, она заметила толстый зелёный стебель, уходящий во влагалище девушки-цветка, полностью заполняя его. Стебель слегка подрагивал. Как показалось Сабрине, запах цветов начал возбуждать её. На её глазах одна из никси опустилась к девушке-цветку, и принялась сосать её груди, сначала одну, потом другую. По-видимому, фейри действительно были большими любительницами женского молока.

Осмелев, Сабрина медленно прогуливалась среди цветов. Запомнив, какую из девушке фейри уже высосала, она направилась к другим. Следующая найденная ею ромашка оказался пустой, и вторая тоже, третья уже завяла, и на её месте на стебле висело нечто похожее на огромный орех. И только на четвёртый раз она наткнулась на цветок с девушкой, где и застала свою любовницу. Шакараматриани сидела рядом с огромным белым цветком с замершей на нём блондинкой, и ласкала грудь девушки. Глаза фейри были закрыты, и она что-то тихо шептала, обращаясь то-ли к растениям, то-ли к самой себе. Почувствовав приближение Сабрины, фейри обернулась к ней, и не прекращая поглаживать грудку девушки-цветка, посмотрела на подругу, и едва заметно взмахнула второй рукой, вкладывая в это движение немного магии. Разноцветные искры вспыхнули вокруг на мгновение окутав Сабрину.

Она с готовностью приняла это, признавая ещё одним знаком любви Шакараматриани. Фейри поманила человеческую женщину к себе, и та точно так же медленно и плавно подошла ближе, и присела напротив Шакараматриани.
— Ты рада, моя милая Сабрина? — Спросила крылатая девушка.
— О да, моя прекрасная фейри. — Изменившимся тихим голосом ответила Сабрина. — Ты прекрасна, любовь моя. Здесь так замечательно, мне еще никогда не было так хорошо…
С этими словами Сабрина сперва осторожно прикоснулась к налитой молоком груди девушки-цветка, но та никак не отреагировала. Сабрина сжала эту удивительно крупного размера сисечку, и стала её ласкать, чувствуя, как с каждой секундой затвердевает сосок. Тонкие пальцы Шакараматриани оказались у неё на затылке, фейри медленно наклонила её ниже. Губы Сабрины сомкнулись вокруг соска девушки-цветка. И она начала медленно посасывать грудку. Молоко пошло почти сразу, и едва почувствовав его на своих губах, Сабрина поняла, почему оно так нравилось фейри. Сладкая белая жидкость казалась скорее мёдом, чем молоком, и оставила во рту Сабрины совершенно восхитительный вкус, который она никогда не смогла бы забыть. Снова припав к груди девушки-цветка, Сабрина сосала сначала одну грудь, потом, когда она кончилась, вторую. Девушка-цветок никак ни на что не реагировала и когда Сабрина начала гладить её и ласкать, и когда поцеловала её прямо в губы. Возбуждённая, Сабрина забралась прямо на эту громадную ромашку, легла на девушку-цветок сверху, припав к её губам, так, чтобы вросший во влагалище росток оказался точно между её ногами, и принялась двигаться на ней, чувствуя, как пупырышки и волоски отростка цветка гладят её влагалище, и проникают внутрь, неглубоко, но достаточно, чтобы Сабрина быстро кончила. Не останавливаясь, она смогла испытать несколько оргазмов подряд, а потом медленно сползла с цветка на ковёр из листьев.

Вожделение постепенно утихало. Сабрине по-прежнему не хотелось выпускать женщину из объятий, однако желание отступило, сменившись усталостью, и теперь ей было достаточно просто сосать грудь девушки-цветка и позволять Шакараматриани гладить её по голове. Заснула она рядом с ними, здесь, на мягких листьях.

Утром Сабрина снова пила молоко девушек-цветов, занималась любовью с фейри, и больше не вспоминала про дом. Шакараматриани почти всё время была рядом с ней, тихо сплетая заклинания, и стряхивая со своих крыльев пыльцу фей, которую давала нюхать Сабрине. Так женщина всё больше отдалялась от мира людей, отдаваясь цветам и ласкам своей крылатой любовницы.
Они лежали рядом друг с другом, отдыхая после занятий любовью. В воздухе резвились другие фейри. Знакомые ей, такие же как Шакараматриани, с большими фигурными разноцветными крыльями, как у бабочек. Тут и там мелькали другие. Никси с вытянутыми прозрачными крыльями стрекоз, тоненькие детские фигурки рини. Пару раз на земле попадались и девушки из людей, бескрылые, как и она сама. Как Сабрина догадалась, это были те, кого фейри сманили раньше, как и её саму. Шакараматриани расправила крылья, подставив их солнцу, и ловила свет. Сабрина лежала рядом, глядя в небо.
— Ты такая замечательная. — Говорила Сабрина. — Ты так любишь меня… А мы всегда будем голыми? Никогда не будем одеваться? Да? Мне не стыдно ни капельки, тоже потому, что ты меня заколдовала?
— Да. На все пять раз. — Ответила фейри.
Ответ был вполне ожидаем. Сабрина успела немного осмотреться в долине, и познакомиться с несколькими другими фейри, и видела других унесённых девушек. После любви с Шакараматриани она решила больше не одеваться, тем более, что у ней и так не было одежды. Она вся так и осталась брошенная на поляне там, где её соблазнила фейри. О том чтобы вернуться она уже не думала. Да и не могла бы. Как Шакараматриани успела рассказать ей, долина плавала в туманах где-то за краем бытия, время от времени вклиниваясь в разные места царства людей, а потом снова уходя за край мира.

На следующий день фейри обещала своей новой любовнице показать всю долину и познакомить со своими подругами, и своими Растениями. Она подала руку Сабрине, но та не решилась лететь вместе с любовницей, и они пошли по владениям фейри пешком. Вокруг них распускались цветы и зеленеющие растения. В воздухе играли фейри. Жизнь в долине фейри казалась ей спокойной и безмятежной. Крылатые девушки беззаботно пархали вокруг или играли друг с дружкой.

Только в самом конце, когда они снова спустились к озеру, к девушкам-цветам, Сабрина обратила внимание на оживление на берегу. Там, возле тех кустов в центре, обросших множеством лиан, стайка фейри и девушки из людей играли между собой или с Растением. Здесь, в самом центре этого сплетения цветов, возвышалось целое дерево, радужные цветы которого, небольшие по местным меркам, с ладонь величиной, распускались почти что настоящими влагалищами, и покачивались на ветру. Многие лианы окружающих его кустов, как с удивлением заметила Сабрина, оканчивались почти самыми настоящими мужскими членами.
Вокруг собрались несколько десятков фейри и человеческих девушек.
— Что происходит? — Спросила Сабрина.
Шакараматриани взяла её за руку.
— Праздник. День слияния. — Идём посмотрим.
Шакараматриани с Сабриной спустились ниже по склону. Туда, где другие фейри собрались у цветов. Крылатые женщины привели человеческих девушек, и вместе с ними подростка, мальчика, первого увиденного Сабриной в долине фейри. Как она поняла, его тоже удалось заманить сюда, когда долина оказывалась в мире людей. Сабрина следила за происходящим.
— Смотри сюда, милая. — Шепнула ей фейри.
Сабрина шагала рядом с опустившейся на землю Шакараматриани. Фейри праздновали этот день. Сегодня сердце долины расцвело, желая обновить свои лианы-пенисы. Сегодня наступало слияние. Распустившиеся цветы-влагалища показывали всем фейри, что заманенного мальчика можно отдать сердцу долины. Женщины подвели его к центральному дереву с цветами-вагинами, по очереди поцеловали напоследок, и отдали цветам. Как это делали и кусты наслаждений, тонкие лианы оплели его. Светлые цветы-влагалища тоже пришли в движение, и начали целовать его тело.

Подросток сначала вскрикивал, когда тычинки-иглы впивались в кожу, потом расслабился и рассмеялся, опьянев от впрыснутого сока. По мере того, как сок начинал разноситься по крови, его пенис затрепетал и приподнялся, но Сабрина не была уверена, что мальчик достаточно взрослый, чтобы испытать оргазм, или выстрелить спермой. Тёмные цветы начали двигаться следующими. Один опустился ниже, и его лепестки сомкнулись вокруг члена подростка. Другой такие же охватил его яички.
— Вот так это происходит. — Шепнула Шакараматриани Сабрине. — До вечера они останутся здесь, а потом мы узнаем, подойдёт ли он сердцу долины.
— Он единственный мальчик, которого я видела здесь. — Шепнула Сабрина.
— Да. В нашей долине нет мужского пола. Только женщины и цветы.
Сабрина хлопая глазами смотрела на происходящее. Фейри начала едва заметно поглаживать её плечико, потихоньку опускаясь к груди.
— Не надо жалеть о них. Ты будешь здесь со мной. С нами. — Мягко шептала фейри. — Никто больше не бросит тебя. Мы ведь все похожи. Мы тоже женщины. Кому как не нам уметь доставить тебе удовольствие. Женщинам куда лучше любить друг дружку. А ещё лучше нас. Фейри никогда не оттолкнёт тебя, никогда не причинит тебе боли. Ты теперь с нами, в этом царстве однополой любви. Разве это не прекрасно, моя милая? — Фейри обняла её.
— Да, прекрасно. — Ответила околдованная Сабрина.
Слияние начиналось, и к нему были готовы присоединиться девушки, сперва человеческие, затем и фейри. Они скользили к окружающим центральное дерево кустам с лианами-пенисами. Массивные Растения сердца долины было их любимым местом. Здесь росло больше цветов, чем где-либо ещё. Все вместе они могли дарить наслаждение очень многим фейри одновременно. Чем они и пользовались. Фейри и человеческие девушки отдавались многочисленным лиана-пенисам, поднимавшимся с земли. Они начали приходить в движение, медленно пробуждаясь к жизни, тянулись к девушкам. Острый запах наполнил воздух, и первая фейри скользнула в их объятия.

Растения слепо шарились вокруг, и не всегда сразу натыкались на девушек, но едва такое случалось, быстро тянулись к ним, заключая в свои объятия. Лианы быстрыми движениями оплетали тонкие руки и ноги, и подтягивали фейри к себе. Белые цветы накрывали их лица, а острые лианы впивались в кожу. Человеческие девушки сначала вскрикивали, когда иглы протыкали кожу, потом расслаблялись и, как тот мальчик, начинали смеяться быстро впадая в наркотические грёзы от впрыснутого сока. Другие лианы оканчивались зелёными растительными пенисами, они проникали внутрь девушек, начиная поебывать их.

Сабрина смотрела на происходящее со стороны. Ароматы фейриских растений действовали, заставляя желания бродить в ней. Сабрина глубоко дышала, ловя тонкие дурманящие запахи. Шакараматриани подвела свою любовницу к одной из девушек-цветов, и предложила припасть к её молочным грудям.
— Ты пей, пей, моя ненаглядная. — Шептала ей Шакараматриани. — Молочко у этой просто восхитительное. Даже лучше, чем в прошлый раз. Тебе понравилось, так ведь?
Вспомнив вкус молока той, первой девушки-цветка, Сабрина опустилась на колени возле ромашки, обхватила сосочек губами, и принялась сосать.
Она не знала, сколько времени не выпускала изо рта сосок. Оказывается, из груди этой молоко другое. Наверное, у каждой девушки-цветка оно в чём-то своё.

Сабрина так и осталась на месте, время от времени играя массивными грудями девушки-цветка, и лаская себя. Так Шакараматриани и оставила её, взлетев в воздух. Слияние будет продолжаться долго, и она успеет отдохнуть тоже. А пока ей оставалось ещё одно последнее дело, которое Шакараматриани хотела закончить за сегодня. Её ненаглядная Сабрина, её любовница, была просто прекрасной, и Шакараматриани надеялась оставить её при себе.
Расправив крылья, и поднявшись в воздух, Шакараматриани со свистом пронеслась над долиной, примчавшись к танцевавшим на склоне никсам.
— Девочки, я подобрала отличную человечиху за границами долины. Она просто прекрасная любовница, и такая красотка. Давай, я её оставлю только для себя? Хорошо? — Торопливо тараторила Шакараматриани, схватив одну за руку и не давая опомниться.
— Оставляй кого хочешь, только отпусти. — Отвечала никси, стремясь вернуться к танцу.
— Ловлю на слове, моя благодарность не будет иметь границ! — почти крикнула Шакараматриани.
И понеслась обратно.

Слетев с небес на траву, она нашла Сабрину на то же месте, где и оставила её, возле девушки-цветка. Человеческая женщина лежала на траве, глядя в небо. Фейри плавно опустилась на землю рядом с ней, и, не говоря ни слова, дотронулась до грудей Сабрины. С губ женщины в тот же миг сорвался стон удовольствия. От первого же прикосновения: её соски стали больше и чувствительнее, да и сами груди от пропитавшей их пыльцы фей начали полнеть. Пальцы Шакараматриани проскользили по телу Сабрины ниже, до самых бёдер, и каждое движение сопровождалось очередной вспышкой страсти. Шакараматриани достигла их, провела пальцами по внутренней стороне бедра, и Сабрина застонала от мгновенного почти оргазма. Её ноги раздвинулись, пропуская пальчики Шакараматриани внутрь. Фейри ласкала её, одними своими пальчиками доводя до сексуального экстаза.

Шакараматриани навалилась на лежащую на траве Сабрину, и ласкались они целовались взахлёб, пока не ощутили полное удовлетворении, и не расплели объятья.
Фейри легла рядом со своей девушкой.
— Ты такая замечательная. — Шепнула она. — Я так люблю тебя. Ты самая лучшая.
— Я тоже люблю тебя, моя прекрасная фейри. — Ответила Сабрина.
— Давай поженимся. — Предложила Шакараматриани.
— Давай. — Кивнула Сабрина. Она уже настолько была околдована своей любовницей-фейри, что больше не могла отказать ей ни в чём.
Шакараматриани обняла её, и несколько нежных поцелуев в шею, губы, и груди скрепили их решение.

Не теряя времени зря, Шакараматриани объявила всем об этом.
Церемония состоялась в тот же день, и оказалась очень простой.
Сабрина с Шакараматриани, в венках из розовых цветов на головах обменялись огромными синими лилиями под пение никси. Фейри осыпáли их лепестками цветов и пыльцой фей. В окружении сверкающих искр они назвали друг дружку жёнами, и объявили в своей любви. Фейри приветствовали молодую пару. Сабрина посылала им воздушные поцелуи, её жена радостно радостно принимала поздравления.
Несколько никси на руках подняли Сабрину в воздух, Шакараматриани летела рядом своим ходом. Сделав круг над долиной, она опустились на то же место, и под радостные крики фейри и человеческих девушек Сабрина обняла Шакараматриани, и поцеловала её в губы.
Они целовались уже много раз в этот день, и любили друг дружку, тогда, на поляне, и здесь, уже в долине фейри, но на этот раз всё было по-другому. Теперь Шакараматриани была её женой. Впервые целуя фейри как жену, а не любовницу, Сабрина ощутила себя обитательницей долины.

Вечером Шакараматриани с удовольствием обнаружила, что цветы не отпустили подростка. Лианы по-прежнему охватывали его, прилипали к телу, и он захлёбывался смехом, растворившись в дурмане от сока Растений. Больше цветов припали к его тельцу, больше лиан оплели его, и медленно тащили вглубь зарослей. Слияние прошло успешно. Понявшая это Шакараматриани попрощалась ним, погладила по головке, шепнула несколько слов, и подтолкнула мальчика дальше в кусты.
Больше побегов высунулись оттуда, оплетая его тело, и листья раскрылись, показав красное нутро цветка, куда его затягивало. Подтащив его, побеги приподняли его ноги, подвесив мальчика в воздухе на одних лианах, и листья начали обматываться вокруг него. И вот они замотались, и он полностью скрылся в цветке. Листья снова закрылись, и побеги выскользнули из кокона из листьев, вернувшись в своё обычное спящее состояние.

* * *

После праздника прошло три дня, в течении которых Шакараматриани наслаждалась своей новой добычей. Путь из долины по-прежнему был закрыт, и она не думала, что когда он снова откроется, фейри увидят снаружи те места, откуда она принесла Сабрину. Куда туманные пути приведут их в следующий раз? Будут ли там жить люди, и слышали ли они о фейри?
Ловя крыльями лучи красного солнца, Шакараматриани летела над долиной, плавно спускаясь к берегу озера, туда, где заросли гуще всего. Слияние уже заканчивалось: на вершине центрального дерева долины, её магического сердца, распускался огромный цветок, гигантская роза в рост человека (или фейри). Небесно-голубой раскрывающийся бутон распространял вокруг пряный запах, ощущавшийся даже на окраине долины. Приблизилась к нему на своих крыльях, Шакараматриани подлетела к торчавшей по центру фигурке. Это был поголщённый Растением мальчик, до пояса вросший в цветок. На его лице застыло выражение экстаза. Фейри взглянула на него поближе, следя за тем, как идёт превращение. Кажется, уже сейчас центральный жгут впился в его спину, соединившись с позвоночником. Пестик цветка должен соединиться с пенисом, выкачивая сперму по мере того, как она успевает вырабатываться. При этом поглощённый сердцем леса подросток испытывает оргазм за оргазмом, и сейчас скорее всего уже совсем слился с Растением.

Но на этот раз слияние оказалось не единственным. Крайне редко бывало так, и Шакараматриани не видела этого очень давно. Новое сердце долины билось ровно и спокойно, но Шакараматриани ощущала его желание. Для полного обновления ему было мало мальчика. Оно хотело новых женщин. Эта мысль на мгновение наполнила фейри печалью. Она ведь только недавно женилась на Сабрине.

Второе слияние начиналось так же, как первое. После обычных танцев и песен фейри и женщины людей собирались в круг вокруг сердца долины. Дерево продолжало выделять наркотические испарения, которые разносились далеко вокруг, и все женщины уже сейчас чувствовали возбуждение. Сабрина оказалась в первых рядах. Расплывающимся от дурманящего запаха сознанием она и не заметила, как клубок зелёных побегов распутался, и потянулся к ней. Только почувствовав прикосновение к своей ноге, Сабрина дёрнулась, обернулась, и увидела сползающиеся к ним лианы-пенисы. Пока она пыталась собрать расплывающиеся мысли, лианы успели окружить её, обхватили ноги, и начали проникать внутрь неё. Растения оплели всё тело Сабрины, и принялись трахать её. В неё проникли сразу три, заняв все отверстия в её теле, в её руках тоже были концы лиан-пенисов.

Она дёрнулась в путах, попытавшись вырваться, но лианы держали крепко, быстрыми движениями трахая её. Затем они все разом вздрогнули, и Сабрина почувствовала, как внутрь неё брызнула горячая жидкость. Другие потоки, излившиеся из тех лиан, которым не хватило отверстий в её теле, брызнули просто _на_ неё, оставив яркие потёки на тёмной загорелой коже. Ей показалось, само растение содрогается в оргазме. Сначала Сабрина подумала, что теперь её отпустят, но лианы не собирались этого делать. Они продолжали двигаться в ней. А потом жаркое семя растения начало впитываться внутрь, и Сабрина почувствовала, как в ней разгорается огонь. Мгновением позже её саму сотряс мощный оргазм, потом ещё, и ещё. Она потеряла счёт оргазмам. Фалоголовые лианы продолжали трахать её, и девушка оргазмировала раз за разом, пока они не затрахали её до потери сознания. Наконец, Сабрина бессильно обвисла в путах, но лианы продолжали двигаться в ней и тогда.

Паря в воздухе на своих крыльях, Шакараматриани смотрела, как члены сердца леса пришли в движение, потягиваясь к собирающимся вокруг него женщинам. Раскрывшиеся цветы выбросили целое облако дурманящего запаха, и девушки, глубоко вздохнув, сами собой упали в раскрывшиеся растительные щупальца. Лианы быстро оплетали их. Сразу по несколько припадало к грудям каждой, другие нежно поглаживали их тела. Шакараматриани показалось, что её жена кончила уже в тот момент когда лиана-пенис раздвинула её половые губки и ещё раз стоило ей проникнуть внутрь.

Вскрики оргазмов доносились и от других девушек, пока такие же лианы не проникали в их ротики. Дальше Шакараматриани узнавала о новых оргазмах только по их выгибающимся телам пока лианы продолжали потрахивать девушек. Сабрина и другие испытывали один оргазм за другим. Лианы глубоко проникали в них, дотрахивая до самой матки. И только когда женщины совсем обессиливали, членолианы наконец разряжались спермой в последний раз, перед тем, как отпустить их, и подхватить следующих девушек. Фейри подбирали отпущенных лианам женщин, которым предстояло стать новыми девушками-цветами.

Выпавших из объятий лиан в последний раз поили женским молоком с прежних девушек-цветов, готовя к слиянию со священными растениями племени. Шакараматриани спустилась на землю возле дерева. Своими нежными руками она масстурбировала один растительный член за другим. Выплеснувшуюся сперму собирали фейри, и размазывали её по телам тех человеческих девушек, которых само Растение полило не слишком обильно. И укладывали на свободные цветы. Шакараматриани взялась лично отнести Сабрину. По дороге она едва заметно всхлипнула, прощаясь со своей недолгой женой. Фейри утешала себя тем, что отдаёт Сабрину для наслаждения всему племени. Пусть её молоко будет самым лучшим.

Фейри подняли Сабрину за руки и ноги, и понесли в сторону ближайшего цветка. Её положили сверху, раскинули руки и ноги. Шакараматриани погладила цветок, снова шепча разноголосые слова. Повинуясь шёпоту фейри тычинки этой огромной ромашки изогнулись, впившись в тело. Из центра цветка протянулся зелёный побег, напоминающий пенис, нашарил влагалище Сабрины, и медленно вошёл туда. Сок выделяться из лианы прямо внутрь, начиная медленно наполнять её и изнутри. Первый оргазм она испытала от первой же капли, попавшей во влагалище, а потом следующий, и так продолжилось без перерыва.
Второе слияние длилось долго, до тех пор, пока лианы не начали двигаться всё более вяло, по мере того, как запасы спермы в дереве начали опустошаться. Наконец, оно отпустило последних девушек-цветов, и успокоилось. Только шесть из них остались в лианах. Как и мальчика на первом слиянии, девушек потихоньку затягивало внутрь, и через пару дней они точно так же распустятся как цветы на вершинах шести кустов вокруг центрального дерева.

* * *

Сабрина очнулась когда солнце стояло уже высоко. Она попыталась пошевелится, но не смогла. Она не могла даже закрыть глаза. Её тело перестало реагировать на что-либо, и ей осталось только смотреть на небо и несколько огромных тычинок, колыхавшихся от ветра рядом с ней. Она не сразу поняла, что лежит на такой же ромашке, как и другие девушки-цветы с их молочными грудями. Замершая как они. Сабрина догадалась, что они и были человеческими девушками, приросшими к цветами. Только тогда она поняла, что навечно прикована к этому цветку. Она не верила, что её возлюбленная фейри, её _жена_ этой долины могла так поступить с ней. Не после того, как они любили друг дружку. Она клялась, что фейри не причинят ей боли! Сабрина плакала про себя, но у неё не было даже слёз.
Она чувствовала шевеление у себя внутри, когда побеги начали прорастать в её теле. К вечеру стебель заполнил её влагалище, и начал расти прямо сквозь плоть. Это было совсем не больно, скорее приятно, похоже на то, что её трахают. Сабрине стало интересно, испытает ли она оргазм от этого. Да, она испытала оргазм, но только поздно вечером, уже после того, как солнце зашло и рост цветка прекратился.

Прошла ночь. И день. И снова ночь. Прикованная к цветку Сабрина перестала плакать. Цветок продолжал расти в её теле, и она снова и снова испытывала оргазмы. Иногда ей было больно, но потом наслаждение возвращалось. Она не знала, почему не ощущает голода или жажды после дней под палящим солнцем. Потом поняла, что цветок подключился к её кровеносной системе, и питает её своим соком. Наверное, растение внутри неё уже заняло значительную часть тела. После того, как Сабрина почувствовала шевелении под кожей её грудей, она поняла, что они тоже начали наполняться молоком.

На следующий день фейри прилетела к ней. В ней мелькнул проблеск надежды, что Шакараматриани не забыла про неё, и вернулась, чтобы освободить её из плена ромашки. Но нет, крылатая женщина обманула её ожидания. Ни говоря ни слова, фейри просто припала к её груди, и с наслаждением пила молоко. Сабрина начала испытывать оргазмы от одного этого. Она становилась всё чувствительнее, и ещё через несколько дней начала оргазмировать от простых прикосновений к её телу, а то и от дуновений ветра.
Ещё через неделю она уже была в состоянии постоянного оргазма, наслаждаясь каждым мгновением своего существования. Однажды днём, когда растущие внутри неё побеги достигли мозга, она почувствовала, что её наслаждение стремительно растёт. Вскоре оно уже превосходило всё, что она когда-либо испытывала, потом всё, о чём мечтала, потом, всё, что могла бы вообразить. Сабрина удивилась, как она не сошла с ума от этого абсолютного наслаждения, потом поняла, что это испытывает не она, а цветок. Они полностью соединились. Она чувствовала оргазмы этого растения, чувствовала корни, выкачивающие грунтовые воды, чувствовала свет на своих листьях. Да, она подумала о них как о своих листьях.

В последнее мгновение, перед тем, как её глаза закрылись, чтобы никогда больше не открыться, и Сабрина растворилась в абсолютном наслаждении, она поняла это растение, поняла его устройство.
Это была колония цветов, и фейри опыляли их, как она и подумала сначала. По отдельности они были не более чем экзотическими цветами, и только собравшись вместе в достаточно большом числе, становились тем, чем они стали. Не менее тысячи лет ушло на то, чтобы из одного цветка выросло это ботаническое чудо(вище). Каждый из отдельных цветов стал частью целого. Сплётшиеся в ковёр корни и ветки поддерживали более сложные формы. Эти огромные цветы служили средством воспроизводства. Фейри не рождались, как люди, а росли из семян, зачатых поглощённым сердцем долины человеческими женщинами от лиан-пенисов. «Рождённое» семя прорастало в земле, пока в нём не созревала новая фейри.

Шакараматриани, одна из самых первых фейри долины, парила в воздухе над священными цветами племени. Она только что наладилась вкусом молока Сабрины, и проверила других девушек. Расставаться с последней женой было жаль, она успела понравиться за их недолгий брак, но фейри утешала себя тем, что сможет найти себе другую, возможно, даже оставить её. Следующее обновление будет ещё не скоро. К немалому облегчению Шакараматриани Сабрина легко и быстро оказалась поглощена бесконечным удовольствием. Она растворилась в чистейшем наслаждении, и не смогла бы выйти оттуда, а если бы и смогла, то всю оставшуюся жизнь мечтала бы только о повторении этих ощущений. Её чудесные груди будут давать молоко фейри ещё долгие годы.

Только потом, возможно, несколько столетий спустя, цветок завянет, а она сама станет семенем. Её тело отвердеет, превратившись в орех метра длинной, который упадёт в землю, и даст начало новым цветам. Так этот цикл продолжался уже многие тысячи лет, с тех пор, как когда-то первая человеческая женщина отыскала эту долину, и дала жизнь первым фейри, слившись с цветами и лианами.
Жалоба на рассказ! Автор: 547- (все рассказы автора)

Добавить комментарий 2 комментария


Лаки
 0
Лаки (22 сентября 2013 22:36)
Регистрация: 22.09.2013 / 5 комментариев

Начало, как в сказке, а потом все очень затянуто на мой взгляд. Хотя с другой стороны рассказ значительно отличается от всех остальных представленных на этом сайте. От меня плюсик smile

547-
 0
547- (26 сентября 2013 21:45)
Регистрация: 5.05.2013 / 89 рассказов / 17 комментариев

Ответ автора:
Стараемся, работаем. Могу написать ещё несколько флорофильских текстов, если интересно.


Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу

Строго запрещено переходить на личности, а также на гнобление тематики рассказа!
||-+×
Стоп! Не нашли то что искали? Попробуйте поискать это в нашем поиске!
Не спешите закрывать эту страничку! На нашем сайте еще очень много порно рассказов и историй, которые без сомнения Вам понравятся! Попробуйте ввести в форму поиска, расположенную выше, интересующий Вас запрос и Вы сами удивитесь сколько ещё интересных и возбуждающих рассказов находится на нашем сайте!