Порно рассказы
» » Порно рассказ «Тропические приключения русских студенток (2 часть)»

 

Тропические приключения русских студенток (2 часть)

6

17.09.2019 5607


Глава третья, в которой девочки испытывают сомнения, мальчики испытывают шок, а Хэнк жарит рыбу.

Утром Даша чувствовала себя как человек которого оттрахали в задницу и обоссали. Девчонки вернулись в свои хижины часам к трём утра и прилегли рядом со своими мирно посапывающими бойфрендами, а поутру ходили с очень большим трудом. Даже привычная к аналу Даша делала над собой усилие, чтобы скрыть от Димы свою раскляченную походку, а уж Катя первые полдня вообще не перемещалась в пространстве. К счастью, это был день сплава, и всё понимающий Хэнк сам дотащил их рюкзаки до лодок, подтянул рыжие пластиковые каноэ как можно ближе к берегу так, что девочкам оставалось только доковылять до них, плюхнуться своими измученными попками на сидушки и взяться за вёсла. В меньшем каноэ поместились Катя, Илья и Хот-дог, которого Катя очень полюбила и поэтому решила, что имеет право затащить его к себе на колени пусть даже с применением силы; в трёхместку Хэнк посадил Диму, Дашу и залез сам. Он суетился и не поднимал глаза на девочек, много и громко командовал, как и куда грести, а во время стоянок сосредоточенно занимался лагерем и готовкой.
Даша находилась в душевном смятении. С одной стороны, ей совершенно не нравилось быть шлюхой. Ей очень часто говорили, что она шлюха самые разные люди, начиная от матери и братика и заканчивая клиентками в магазине одежды, где она работала в примерочной и где на неё пялились кавалеры этих самых клиенток. Дима очень любил приговаривать, какая она шлюха во время секса – и Дашу это в общем не парило, хотя и не особо вселяло веру в себя. Но сейчас, когда она по пьяни изменила своему парню с левым мужиком и втянула в блядство невинную подругу – именно так Даша представляла себе случившееся – она поняла, что шлюхой ей быть не хочется. Да, Дима постоянно вёл себя как упырь и, ни на секунду не задумываясь, променял бы их отношения на возможность трахнуть любую из тех двух японок – это Даша хорошо понимала. Но он не променял, а она – да. Это постоянное чувство вины и разочарования в себе и составляло содержимое одной чаши весов. Другую чашу неумолимо тянул вниз увесистый причиндал Хэнка – картины ночного разврата крутились перед глазами у девушки, словно она только вчера впервые в жизни занялась сексом.
Катя тоже испытывала двойственные ощущения. С одной стороны, у неё побаливала натруженная попка, и это было плохо. С другой стороны, ночью у неё был множественный оргазм, и это было хорошо. Катя не испытывала ни малейших сомнений относительно своего поступка – она всё решила для себя в тот момент, когда Хэнк поцеловал её и положил ей руку на грудь. Ей стало совершенно наплевать и на Илью, и на то, что её папа с мамой в нем души не чаяли. Не то, чтобы у неё была какая-то обида на своего парня, однако если бы ей сейчас сказали: «Катя, ты же понимаешь, что твой Илья – просто самодовольный и напыщенный мудак?» – Катя бы в ответ только молча кивнула своей прелестной белокурой головкой. В глубине души она была уверена, что, если бы она прямо сейчас сказала Илье, что ему придётся найти себе другую молчаливую членососку, он бы посмотрел на неё своим умным взглядом пожилого двадцатипятилетнего мужчины, а потом спокойно полез в телефон устанавливать Тиндер. В этом смысле Катя даже больше переживала за рыхловатого и капризного Диму, которому без девушки пришлось бы ой как непросто.
Во время привала девочки нашли время для того, чтобы поговорить друг с другом. Даша заговорила первая – она сбивчиво упрашивала Катю никому ничего не рассказывать, просила у неё прощения, сказала, что она так обычно не поступает. Катя была немножко шокирована таким поворотом событий, она несколько раз открывала ротик, чтобы что-то сказать, но каждый раз не успевала и слова вставить между потоками Дашиного нытья.
– Но тебе же понравилось! – наконец выпалила она и Даша умолкла.
– Ну да. Понравилось, – помолчала секунду, – охуенно было. Но так нельзя.
Катя не решилась сказать, что только так, по её мнению, и можно, и просто молча кивнула. Втайне она немного обрадовалась, что ей ни с кем не придётся делить Хэнка, но потом устыдилась. В конце концов, Даша проникала ей языком в попку и влагалище, и Катя теперь считала её нечужим себе человеком.
Вечером, когда все уснули, Катя на четвереньках проползла мимо дрыхнущего Хот-дога прямо в палатку к Хэнку, одной прохладной ручкой прикрыла ему рот, а второй выудила из семейников его шланг. Проводник был приято удивлён таким вторжением, но воздержался от комментариев, так как палатки стояли уж очень близко, и риск разоблачения был слишком велик. Вместо этого он притянул её крошечную попку поближе к своей голове, посадил себе на лицо, и следующие полчаса Катя провела в полном блаженстве, натягивая свою киску на язык Хэнка и старательно надрачивая двумя ручонками его член. Очень кстати оказалась и залупа Хэнка – Кате было по-прежнему очень трудно взять её в рот, но, когда сдерживать стоны стало невозможно, эта горячая и вкусная штука послужила превосходным кляпом. На следующий день во время купания в чудном озере, которое они проходили, Катя и Хэнк улучили момент, когда остальные были далеко, и Хэнк нежно поимел девушку прямо в воде, а ночью она вновь пробралась к нему, заткнула себе рот трусами и призывно подставила мужчине свою развратно оттопыренную попку. Ни Даша, державшаяся эти дни из последних сил, ни мальчики, которые вообще в ус не дули, так ничего и не заподозрили. Только Хот-дог один раз заполз в палатку проверить, что за стоны и хлюпанья издаёт эта белошёрстая сучка, но Хэнк немедленно выдворил его вон, а Катя в запальчивости даже назвала плохим мальчиком, о чем потом долго жалела.
И вот, спустя два дня гром все-таки грянул. Катя в то утро встала пораньше и выпорхнула из палатки, одетая только в трусики и завязанную узлом на животе рубашку. Хэнк орудовал за переносным мангалом, сделанным из досок и засыпанной на дно земли и углей – готовил какую-то рыбёшку на завтрак. Прежде чем он успел открыть рот, Катя, весело виляя попочкой подскочила к нему, повисла на шее, обвила босыми ножками его бедра и звонко поцеловала в щеку, одновременно пытаясь тереться об него своим лобком.
– Воу, воу, печенька! Осторожней, не обожги свою драгоценную попку об эти угли, – смеясь поставил её на землю Хэнк. Однако Катя, которая с каждым днём чувствовала к мужчине всё большую тягу, не хотела останавливаться. Она продолжала ластиться к нему, поглаживая пальчиками жёсткие волосы на его груди, живот и опускаясь всё ниже к члену. Хэнк попытался протестовать, но Катя очаровательно улыбнулась, стянула немного вниз рубашку, чтобы высвободить свои загорелые груди, продемонстрировала их Хэнку и прозвенела нежным колокольчиком: «Хочу пососать!» Пока Хэнк, скрипя извилинами, переваривал сложившуюся ситуацию девчушка подпрыгнула, ловко сдёрнула шляпу с головы Хэнка, нахлобучила её на себя, опустилась на колени, шустро расшнуровала его бриджи и смеясь положила тяжёлый член себе на лицо.
– Ах ты мандавоха! – послышался сзади возмущённый возглас. Это была Даша, которая, как оказалось, помогала Хэнку готовить. Она яростно выбросила на землю только что вымытые овощи и протопала прямо к пойманной с поличным парочке. – Я тут блядь, думаю, что ты переживаешь, места себе не нахожу, ты молчишь всё время…, а тут, оказывается, хуй насасываешь! Ну я обалдеваю с тебя, подруга! Я-то думала, что это я тут проститутка…
– Никто тут не проститутка, чего ты взъелась? – обиделась Катя, не забывая при этом тискать член Хэнка, – я делаю что хочу делать, а не то, что вы от меня все хотите. Чего ты развела тут вообще, я не понимаю? Я тебе пыталась сказать сразу, что делать надо только то, что хочешь.
– О как! – Даша даже назад отступила, поражённая неожиданными стальными нотками в голосе подруги, – что хочешь… И что ты хочешь?
– Сейчас я хочу сосать! – сердито сказала Катя, скосив глазки на член Хэнка. Тот попытался наконец-то вмешаться в этот спор на непонятном для него языке, проскулив что-то в духе: «Девочки, не ссорьтесь», но девочки так на него шикнули, что победитель аллигаторов трусливо притих.
– Сосать, значит, хочешь? Ну давай, соси, варежку только открой пошире, а то не влезет, – съехидничала Даша. Это был запрещённый приём, и Даша об этом знала. Катя открыла ротик как можно шире, высунула язычок и пыхтя, запихала в себя головку. Дальше, однако, дело не пошло.
– Не влезает, – вздохнула Катя и с обидой посмотрела на член Хэнка, так, словно это он был виноват в том, что у неё крошечный ротик. Иногда она могла быть очень забавной. Даша была больше не в силах на неё злиться и вместо этого тряслась от смеха. – Чем смеяться, лучше помоги.
– Чем тебе помочь, шалава ты отъехавшая? Рот растянуть? – угорала Даша.
– А растяни, – подумав, кивнула Катя, – растяни мне его руками. Я сама боюсь. Мистер Хэнк, Зеленоглазка мне рот растянет, а вы вдуете туда, хорошо? – с очаровательной непосредственностью спросил Катя, глядя на мужчину снизу вверх.
– Ладно маленькие шалуньи! Старина Хэнк уже боится вам перечить, один только дьявол знает, что у вас на уме, – захохотал Хэнк. Он подождал, пока Даша встанет у подруги за спиной, растянет ей уголки рта пальцами, а затем осторожно ввёл залупу в истекающий слюнками ротик:
– Так тебе нравится, Котёнок?
– Ваебифь! – прошамкала Катя, заломив на затылок шляпу. Она училась на факультете филологии и знала цену литературного слова. Хэнк, по интонации понявший, что всё хорошо, принялся с энтузиазмом использовать широко растянутый ротик по прямому назначению, по-хозяйски уперев руки в бока. Это было абсолютно крышесносящее зрелище, от которого Даша мгновенно потекла. Она тоже опустилась на колени и, нежно растягивая рот девочки своими пальчиками, стала целовать её ушко и шею, а сосками тереться об её спинку сквозь ткань рубашек. Катя запустила одну руку ей между ног и пальцами потёрла намокающую киску, а другой взяла себя за грудь и оттягивала свой розовый сосок. Это было очень красиво.
И именно тогда нарисовались Илья с Димой. Оба были заспанные и оба мгновенно потеряли дар речи. Особенно долго соображал Илья, обладавший скорее аналитическим складом ума – ему было трудно реагировать на мгновенные вызовы. А тут на его глазах его тихая и интеллигентная Катя, почти голая, но в черной шляпе, сидела на коленях и, самозабвенно чавкая, принимала в рот нехилый член их проводника, размазывая по грудям обильно капавшую с этого члена слюну. А эта хабалка Даша сидела у неё за спиной и ритмично надевала эту голову на член, держа за щёки. Пока Илья подбирал подходящие ситуации слова, Дима рефлекторно сжал сквозь шорты свой набухший член. Хэнк и девушки меж тем продолжали заниматься развратом, ничего вокруг не замечая.
– Э-ээ… А что происходит? – наконец нашёл подходящие слова Илья.
Даша от неожиданности отпустила Катины щеки, и её рот, со звонким шлепком сомкнулся на головке Хэнка. Этот звук был единственным в наступившей гробовой тишине, казалось, даже птицы с цикадами на некоторое время заткнулись. Даша и Хэнк обернулись, а Катя, не вынимая члена изо рта, скосила на ребят глаза, будто нашкодивший кот.
– Хей, гайз, хау а ю?! – помахал парням Хэнк. Не то чтобы он редко оказывался в подобных ситуациях, но вести себя в них так и не научился.
Даша окинула взглядом ошалевших и взъерошенных парней, увидела влажный бугор на штанах Димы и его расфокусированный взгляд, и вдруг её сорвало. Весело и зло глядя на парней, она отчеканила:
– Что происходит? Ну… и тут Даша перешла на английский, выговаривая каждое слово с намеренно жутким акцентом, – понимаешь, Илья… у Кати очень маленький рот, я не знаю, ты это заметить? А у Хэнка, у Хэнка, – она картинно показала обеими руками на Хэнка, – у него очень большой член. Вери биг дик, понимаешь? И Катя попросила меня, – Даша указала на себя, – помочь ей положить этот большой член к ней в рот. Так было, да Катя?
Катя засопела, угукнула и показала большой палец вверх. Хэнк глядел на Дашу с восторгом Дон Кихота, узревшего Дульсинею – у него даже усы дрожали. Мальчики молчали.
– Так что если у вас, мальчики, больше нет вопросов по данной ситуации, то вы идите, блядь, погуляйте, а мы вас к завтраку позовём, – она закончила свою тираду по-русски и на такой яростной ноте, что ребята попятились, развернулись и озираясь отступили к палатке. Даша, глядя на то, как они удаляются, внезапно остыла, и ей стало совестно.
– Блин… – опустила она голову, – пиздец… Как же стрёмно…
Катя, звонко чпокнув губами, вынула член изо рта и недовольно сказала:
– Слушай, хватит, а? Тоже мне, страдания юного Вертера… Ты всё правильно сказала, как есть, ясно и понятно. – Даша горько усмехнулась: да уж, яснее не бывает.
– Всё, правда, перестань. Закончишь как Анна Каренина, – Катя подумала и решила, что литературных метафор хватит, поэтому просто ткнула подругу в бок:
– Давай уже отсосём у него, пока ещё кто-нибудь не пришёл! А то что-то вас сегодня тут много бегает, – она засмеялась и подмигнула Даше. Даша не выдержала и улыбнулась – подруга умела поднять настроение.
Смеясь, они подползли ближе к Хэнку и стали наперебой лизать и целовать его твёрдый, горячий болт. Мужчина, махнувший рукой на разборки этих русских, сграбастал девочек за волосы и стал сам водить членом между их губами.
– Давай ты соси… у тебя лучше получается. А я твои сиськи поласкаю, хочешь? – спросила Катя, освобождаясь от руки Хэнка. Даша восторженно угукнула – рот у неё был уже занят. Катя некоторое время завистливо смотрела, как подруга, демонстративно заложив обе руки за спину, легко насаживает свой разработанный ротик на набухший член аж до самых яиц, а потом вздохнула, сняла шляпу и нахлобучила её на макушку Даше:
– Эх, не хотела я с тобой делиться… ну да ладно! Соси, зеленоглазая! – С этими словами Катя приподняла Дашу чуть выше на коленях, а сама опустилась вниз, села голой попкой на землю, чтобы её рот находился как раз на уровне Катиной груди и освободила её от рубашки и купальника. – Какие же очуменные сиськи! – и она слегка прикусила маленький тёмный Дашин сосок, от чего та замычала. – Да, я люблю эту грудь, м-м-м-м... – Катя нежилась, посасывая то один упругий, идеально ровный мячик, то другой, обнимая Дашу за талию, просовывая пальчик ей сначала между ягодиц, потом в киску. Над её головой бушевала настоящая гроза – Даша, хлюпая и мыча сосала Хэнку умудряясь языком щекотать яйца, а горлом ласкать головку. Её рыжие локоны метались туда-сюда вслед за быстрыми движениями головы. Руками она теперь нежно прижимала голову Кати к своей груди, и та с готовностью обсасывала её пальчики, не переставая своей ручкой настойчиво ласкать подружке киску. Даша тоже стала дотягиваться до раздвинутых ножек Кати и проникать внутрь неё, и через мгновение Хэнк наблюдал как две прекрасные девушки дрочили друг дружке, слившись в объятьях.
Когда они задёргались и закричали в одновременном оргазме, он резко вынул член изо рта у Даши и стал обильно поливать девочек густой спермой, направляя струи им на лица и груди:
– Ооо, боже, Зеленоглазка! Это тебе в твой божественный блядский ротик, и тебе Котёнок, на твои прекрасные развратные сиськи! Получите, мои хорошие сучки, обменяйтесь этой кончиной, размазывайте её по себе! Хэнк припас для вас ещё много спермы в этих яйцах, я сумею прокормить вас, даже если мы заблудимся посреди треклятого океана!
Девушки, смеясь, обнюхивали и облизывали друг другу перепачканные в сперме пальцы целовали друг друга в губы, Даша взяла Катю за обе груди, подняла их и слизнула здоровенную белую каплю, свисавшую с соска. Катя погладила мягкие рыжие Дашины волосы, в которых блестели бусинки спермы. Хэнк опустился на колени рядом с ними и поцеловал каждую. Они некоторое время сидели, глядя друг на друга и блаженно улыбаясь, пока Катя не обратила внимание, что подруга до сих пор страстно сжимает её груди в своих руках. Она состроила хитрую рожицу, подмигнула и ехидным голоском пропищала:
– А между сисек трахать всё равно удобнее меня! – и показала Даше язык.
– Ах ты корова дойная, – притворно разозлилась Даша, и с размаху шлёпнула подскочившую и визжащую Катю по мокрой попке, – ну я тебя сейчас догоню и за сиськи оттаскаю! – и они с визгами шлёпая босыми ногами ринулись к озеру, провожаемые удивлённым взглядом Хэнка. Посидев немного в задумчивости, проводник встал, заправил обмякший болт обратно в штаны и повернулся к грилю, на котором тлели рыбные останки.
– М-да, – пробормотал он, – хреновый из тебя проводник, Хэнк! – Однако затем он просветлел, – зато ёбарь вроде нормальный, хе-хе!


Глава четвертая, в которой Катя и Даша берут ситуацию в свои руки, Хот-дог нервничает, а для Хэнка наступают тяжёлые времена


Даша лежала на животе, и выводила пальцем на песке загогули, когда Катя, уже одетая, тихонько подкралась сзади, присела и осторожно укусила подругу за попу. Даша обернулась и приподнялась на локтях.
– Ты чего кусаешься? – улыбаясь спросила она.
– Вот, принесла тебе твою одежду, – и Катя улеглась рядом, подложив согнутую в локте руку под голову и глядя подругу своими внимательными серыми глазищами – Погода портится, Хэнк сказал, что сегодня, может быть дождь начнётся. Потом она протянула руку и легонько провела пальцами по спине девушки, вниз к ягодицам, задержалась на них, потом провела ещё раз. Даша только вышла из озера и на её влажное тело уже снова налип белый прибрежный песок. Она слегка оттопырила попку подставляясь под эти ласки – возбуждение, немного спавшее после недавно полученного оргазма, нарастало с новой силой. Она потянулась к Кате и легонько поцеловала девушку в губы, затем прижалась к ним сильнее, лаская языком губы и язык подруги. Она даже еле слышно застонала от того, насколько это было приятно.
Катя вдруг отстранилась и серьёзно посмотрела на Дашу:
– Даш, как ты думаешь, на Хэнка можно положиться?
– Ты о чём? – Даша была удивлена, таким поворотом. Про то, что на мужчин можно положиться, она где-то слышала, но никогда такого не наблюдала за свою недолгую практику отношений.
– Ну… не знаю. Как ещё сказать… Можно доверять ему?..
– В смысле будет ли он надёжным мужем? – заливисто рассмеялась Даша и перекатилась на спину.
– Не обязательно быть мандой! – насупилась Катя.
– Ладно, ладно… Ну не знаю... Он напал на кенгуру, хотя тот просто проходил мимо… Ещё он назвал собаку Хот-догом. Я бы особо не рассчитывала на его сознательность.
– Да, наверное… – погрустнела Катя и придвинулась ближе, закинув ножку на бедро подруге.
– С другой стороны… не знаю, он добрый. Люди редко бывают добрыми. Может это и важнее… – Даша задумалась, потом улыбнулась, – а ещё он чпокается как сам Господь Бог!
– Да, это самое важное, – засмеялась Катя, – и штука эта у него как у коня!
– Как у слона, – передразнила Даша, снова перевернулась на живот и нежно поцеловала подругу, болтая в воздухе босыми ногами.
— Вот, значит, как у вас теперь! – раздался недовольный голос, и Катя мгновенно поскучнела. Даша резко села и схватила футболку, прикрывая грудь, и убирая волосы с лица. Ребята подкрались к ним незаметно, и, очевидно, некоторое время подслушивали и наблюдали за девочками. Илья вышел вперёд и осуждающие посмотрел на Катю. Очевидно, он уже пришёл в себя и продумал сценарий разговора.
– Вы подсматривали что ли? – голос Кати звучал спокойно, она встала и начала деловито отряхивать песок с футболки и шортиков. Удивительным образом, с появлением ребят совпало резкое изменение погоды: поднялся ветер и стало ощутимо холоднее.
– Мы… – Илья аж поперхнулся, – мы не подсматривали. Ты моя девушка, и я имею право на тебя смотреть, когда и где хочу. – Катя перестала отряхиваться и перевела взгляд на бойфренда, ожидая продолжения. Продолжение последовало незамедлительно. Илья сказал очень много серьёзных и важных слов про их планировавшуюся совместную жизнь, про обязательства, про свои планы на будущее и про то, что теперь-то им конечно придётся разъехаться. Закончил он свой монолог совсем уж трагически:
– Я думал ты любишь меня! А ты, оказывается, как и Димина подруга, просто любите сосать члены…
– Мы любим сосать члены, – мгновенно отреагировала Катя, – а ещё мы любим уважение.
– А ещё, блядь, я тоже здесь нахожусь! Типа рылом не вышла, да, чтобы со мной разговаривать? – зло процедила Даша, натягивая футболку. Илья сделал над собой усилие, чтобы не посмотреть на неё, и Даша, яростно запрыгнув в шорты, повернулась к Кате: – Идём?
– Ты иди, я сейчас – быстро сказала Катя, не сводя глаз с Ильи.
Даша отошла на десяток шагов и встала, прислонившись к стволу дерева. Нащупала в заднем кармашке мятую пачку. Сзади послышались шаги, и Даша обернулась. Это был Дима:
– У тебя есть сигареты? – примирительным тоном спросил он. Катя молча протянула пачку.
– Ты знаешь, я тебя не виню на самом деле, – Дима явно мялся, и Даша нервно усмехнулась, щелкая зажигалкой, – я понимаю какая ты. Какие у тебя… м-м-м… потребности. – Дима некоторое время молчал, потом наконец промямлил:
– Слушай, а как думаешь, раз вы с Катей теперь… ну это, может ты спросишь её, – Даша недоуменно взглянула на него, – что она думает... ну может… ну может она со мной?..
– А, в смысле раз Катя теперь тоже блядина, как и я, ты хочешь узнать, можно ли её выебать? Не знаю, Дим, а ты как сам думаешь, можно или нет? Может ты нас двоих хочешь выебать?
– Ну в смысле, может там, когда вернёмся, – Дима поник окончательно.
– Ну, когда вернёшься, не знаю. Может Илья тебе даст. Японцы, говорят, роботов стали делать почти как живых тёлок. Ну или… ой бляя! – Дима вдруг дёрнулся к ней, схватил за волосы, потянул куда-то вниз и вбок, стараясь сделать как можно больнее, и зашипел:
– Ах ты ёбаная шлюха! Ты думаешь я тебя отпускал куда-то?! Ты что думаешь, я… – Дима громко икнул, потому что откуда ни возьмись выросший у него за спиной Хэнк приподнял его над землёй и развернул к себе. На крик Димы прибежала Катя, и кинулась утешать подругу, хотя Даша гораздо больше разозлилась, чем испугалась.
– Парни, сейчас пойдёт дождь, – Хэнк говорил с железным спокойствием. В нем больше ничего не выдавало привычного доброжелательного увальня, – Вы пойдёте в свою палатку и переждёте там, он может затянуться. Пугать девочек и распускать руки вы больше не будете.
– Слишком много вы себе позволяете, мистер Миллер… – начал было подошедший Илья. Кажется, он в первый раз за всё путешествие заговорил, обращаясь непосредственно к Хэнку. Видимо Катя сказала что-то, что очень сильно пошатнуло самооценку Ильи, и он жаждал реванша. Проводник в ответ смерил его ледяным взглядом, мотнул головой в сторону палатки и проследил взглядом как они удаляются. Когда парни скрылись, Хэнк как ни в чем не бывало протрубил:
– Кмон, принцессы, прячьте свои аппетитные титьки под тент, там уже всё готово, чтобы переждать любую непогоду! – и почапал оттаскивать лодки подальше от берега.
– Ооо, ты видела это? – дрожащим голоском проскулила Даша, поворачиваясь к Кате, – он такой милый, он заступился за меня! Он такой… такой сильный! Мне надо срочно потрогать себя, – она шутливо переминалась с ноги на ногу, словно хотела писать. Катя серьёзно посмотрела на Дашу и кивнула, и только потом сообразив, рассмеялась:
– Давай, вздрочни, сестра. Я прикрою.
Тут в небе бабахнуло, а через секунду небесные хляби разверзлись и всё вокруг из нежно-зелёного стало серым. Девочки с визгом поскакали под тент и забились в самый угол, накрывшись спальником Хэнка для большей безопасности. Похолодало ещё сильнее. Хэнк тигриным прыжком влетел под тент, сграбастал девочек двумя руками, посадил поближе к ящику с углями и закинул туда ещё веток. Увидев, что они обе всё равно дрожат, Хэнк торопливо спеленал обеих в свой здоровенный спальник, особенно тщательно укутав замёрзшие ножки. Потом он сел сзади и накрыл их своими ручищами будто наседка крыльями. «Окей?» – спросил он Дашу, видимо беспокоясь за неё больше. «Агонь!» – ответила Даша по-русски, высовывая нос на свежий воздух из не очень-то ароматного спальника. Хэнк радостно оскалил все свои девяносто шесть зубов, а Даша смотрела на него восторженно-умильным взглядом и нарочито громко сопела. Ей было одновременно смешно от этой нелепой заботы и очень приятно, что Хэнк вступился за неё и вообще переживал. Так они сидели в тишине с четверть часа, греясь и слушая дождь, пока Катя не обратила внимание на то, что Даша прикрыла глазки, тихонько вздрагивает и подозрительно шевелит спальником.
– Ты чего там, правда это… трогаешь? – прошептала Катя, на что Даша сделала подруге страшные глаза.
– Тихо ты! Не спугни мечту! – Даша уже хорошенько размяла себя сквозь шортики и погладила мокрой от соков ладошкой промежность мужчины. Хэнк скосил на неё свои щенячьи глаза и обречённо сглотнул. Не сводя с него взгляда и сладко улыбаясь, Даша расшнуровала штаны и завладела мгновенно затвердевшим членом. Потянула вниз кожу, обнажая головку, потом послюнила два пальчика и принялась ласкать этим пальчиками Хэнка, а сама приблизила свои губы к его уху и прерывисто дыша, низким хрипловатым голосом томно произнесла:
– О, мистер Хэнк! Вы первый, кто заступился за меня в жизни! Вы такой мужественный! Я так благодарна вам! Позвольте отблагодарить вас, как только женщина может отблагодарить такого шикарного мужчину! – с этими словами она сняла с головы Хэнка шляпу, и надела её на свою рыжую головку, поправив поля, словно заправский американский сыщик. От этого перфоманса в воздухе аж зазвенело, а где-то в углу палатки тревожно заскулил Хот-дог.
– О чем она толкует? – Хэнк покосился на Катю, которая смотрела на происходящее с интересом и всё больше возбуждаясь.
– Замуж просится, – уверенно соврала Катя и кивнула для пущей убедительности.
Даша бесконечно долго едва ощутимыми касаниями пальчиков ласкала головку Хэнка, глядя ему в глаза и иногда прикасаясь тёплыми губами к его губам. От её запаха, дыхания и прикосновений у Хэнка пошла кругом голова, и когда он уже готов был взмолиться о пощаде, Даша опустилась перед ним на колени и ещё целую вечность грела его головку своим дыханием. Наконец, работая язычком по спирали глубоко погрузила его раскалённый окаменевший член себе в рот. Даша больше всего любила сосать, стоя перед мужчиной на коленях, когда он сидел – так она долго не уставала, и могла держать ситуацию под контролем, не давая трахать себя в рот, и в полной мере демонстрируя своё мастерство. Обеими ручками она достала огромные яйца Хэнка, тщательно обсосала каждое, потом, не отрывая языка от его плоти, переместилась вверх к головке и игриво моргая ресничками снова всосала в себя головку. На её веснушчатых щёчках образовались две восхитительные ямочки.
– О боже, Зеленоглазка! – прохрипел Хэнк, – ты меня убиваешь! Ты, верно, хочешь, чтобы несчастный Хэнк отправился в страну вечной охоты, оставив своё хозяйство в твоём восхитительном ротике-е-е-ы-ы-ы-а?! – этот звук был вызван тем, что Даша, не переставая всасывать в себя член и изо всех сил сжимая губы, полностью надела на него голову и упёрлась носом в лобок мужчины.
– Что он говорит? – спросила Даша, нехотя снимая голову с члена и сипло вдыхая свежий воздух.
– Говорит, изгваздаешь спермой шапку – получишь по заднице, – нетерпеливо оттарабанила Катя. Она уже ласкала свою грудь и промежность сквозь одежду, – ты соси давай, я же смотрю! Блин да вы чё, прикалываетесь?! – последняя фраза вырвалась у неё, когда она заметила, что сквозь дождь к ним семенят два силуэта.
– У нас залило палатку! Слишком близко к воде поставили! – с достоинством объявил Илья собравшимся, пытаясь протереть очки мокрой футболкой. Из-за плеча у него кивал мокрый Дима. – А вы, я вижу, здесь тусите с гидом, да? – смерил он взглядом Дашу. Та едва успела перед их появлением вскочить и плюхнуться рядом с Хэнком, одной рукой вытерев влажный рот, а другой сорвав со своей головы шляпу и нахлобучив её на торчащий и вибрирующий причиндал. Хэнк так и сидел, возведя очи горе и прижав шляпу к паху, похожий на среднезападного разбойника, усердно замаливающего в церкви грабёж дилижанса и тройное убийство.
– У нас тут тоже довольно мокро, – недружелюбно пробурчала Катя, – вон там есть место, устраивайтесь, – она кивнула на рюкзак по другую сторону от ящика с углями. Девушки разочарованно отодвинулись от Хэнка и притихли. Сам он сел к ребятам бочком, чтобы не светить достоинством и потихоньку попытался убрать его обратно в штаны, однако Даша не дала ему этого сделать, а Катя расположилась так, чтобы своим телом прикрыть Хэнка и подругу от посторонних взглядов.
Ребята, которые поначалу только обменивались незначительными фразами про то, как всё отстойно и где теперь спать, в конце концов завели беседу между собой, бормоча про, какую-то статью, которую нынче все лайкают и стараясь не смотреть на девочек. Палатка у них была в полном порядке, просто Илья решил, что полезно будет побыть рядом с Катей, проконтролировать. Дима тоже хотел побыть рядом с Катей.
Даша потихонечку вновь придвинулась к Хэнку, едва дыша протянула ручонку и снова осторожно вцепилась в его причиндал. Тот ответил мгновенной реакцией – снова затвердел, как будто и не было никакого вторжения посторонних в их палатку, и никто не мог их спалить. Даша незаметно облизала ладонь и стала гонять её вверх и вниз по члену, изредка бросая на своего мужчину проникновенные взгляды. Она всё больше возбуждалась, убыстряла темп, едва слышно шепча по-русски:
– Давай, Хэнк! Я не слезу с твоего хуя, пока я здесь. Я буду каждую минуту, когда ты рядом, его наяривать. Мне потом без такого мужика ещё хер знает сколько сидеть, так что сейчас ты потерпи, я из тебе всё до капли выжму. А вечером, когда они все свалят, сделаешь меня своей хорошей девочкой, да? Сделаешь меня дыркой для спермы? Хуесоской сделаешь?
Катя слышала всё это и текла как водопад. Она была на виду у парней, и не могла приступить к активным действиям, поэтому она только чуть-чуть придвинулась к Хэнку, и тихонько бормотала, делая вид что разговаривает с ним о чем-то постороннем:
– Я тоже хочу, – Катя сделала ладошку лодочкой и требовательно промурлыкала, – Даша, послюни! – Даша поняла, чего хочет подруга, снова незаметно сунула себе пальцы в рот, собрала побольше слюны и размазала по ладошке Кати. Катя перевернула руку и накрыла этой ладошкой увеличившуюся чуть ли не до размеров бильярдного шара залупу Хэнка. Некоторое время Даша доила член Хэнка, а Катя мяла, щекотала и массировала скользкими пальчиками головку, и тихонько мурлыкала, делая вид, что ведёт светскую беседу:
– В порнухе такое видела. Всё хотела попробовать, когда только пальцами ласкаешь кончик. У тебя он такой большой, мистер Хэнк! Так приятно массировать его! Сам член твёрдый такой, а кончик мягкий и нежный. Даша, на, послюни ещё! Так хочется его полизать самой! Сегодня обязательно полижу. Ещё сегодня хочу в попку и между сисек! Да, мистер Хэнк? Я расстегну рубашку и просуну ваш большой твёрдый хуй под купальник, прямо под тесёмочку, так чтобы обнимать его сиськами с двух сторон и лизать кончик. Тебе бы хотелось этого, мистер Хэнк?!
Хэнк беззвучно шевелил губами. Перемежая матюги с именами всех известных ему святых, пророков и языческих идолов, он то ругал себя за, что связался с этими сумасшедшими русскими девицами, то благословлял судьбу за такой королевский подгон. Когда член выстрелил мощной струёй вертикально вверх, сквозь пальцы Кати, и девочки начали размазывать белую вязкую жидкость по всему стволу, втирая её в кожу.
– Не волнуйся, Хэнк! Мы обязательно вымоем его! – хрипло шептала Даша. Ты уже использовал мой рот как унитаз, правда Хэнк? А теперь я его помою, я обожаю мыть твой хуй в своём рту… обожаю слизывать засохшую сперму с членов… Катя скажи ему, что он может мыть хуй у меня во рту, если хочет! – Катя перевела, и прибор Хэнка судорожно дёрнулся.
– Надо дать ему отдохнуть, а то, как он будет иметь меня между сисек сегодня, – прошептала Катя, хитро улыбаясь, – Даш, перестань мучать моего Хэнка. И вообще, есть уже хочется! И дождик не прекращается... Даша бережно обтёрла рукавом скользкий от спермы член Хэнка и аккуратно убрала его в штаны. Вся эта операция происходила в условиях жёсткой конспирации, так что сидевшие в паре метров от них молодые люди ничего не заметили, и только подозрительный Хот-дог периодически нервно взвизгивал.
– Да, есть хочется! – задумчиво согласилась Даша, обсасывая измазанные в сперме пальцы. И тут ей в голову пришла счастливая мысль и она громко обратилась к ребятам, – Мальчики, а знаете что? Наша палатка вот нормально стоит, наверху там, там можно и от дождя спрятаться и поспать можете тоже там, если дождь не перестанет. А мы тут обед приготовим пока. Давайте, а то места мало, – подгоняла она явно не готовых к такому повороту парней.
– А… а вы где спать будете? – чуть ли не заискивающе спросил Илья на этот раз обращаясь к Даше. Она даже подняла бровь, от такой великой чести:
– Ну мы как-нибудь так… Под навесом тут, как дворняжки. Всё, давайте, не мешайте готовить. Еда будет, позову, – Даша встала, отмахиваясь от пса, который, очевидно понимал слово «еда» на всех языках мира. Парни потормозили с полминуты и послушно выдвинулись в сторону второй палатки.
– Какие-то они смирные, – нахмурилась Даша, – задумали чего?
– Какая разница? Докинь лучше веток в ящик, а то погас почти, – Катя уже протирала футболкой сковородку, зачем-то дыша на неё. Потом повернулась к проводнику и улыбнулась – вы сидите, мистер Хэнк, а мы всё тут сделаем. Отдыхайте. Отдыхайте…
Хэнк облегчённо вздохнул и благодарно зыркнул в дождливое небо.
Жалоба на рассказ! Автор: Иван Корень (все рассказы автора)

Добавить комментарий 0 комментариев



Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу

Строго запрещено переходить на личности, а также на гнобление тематики рассказа!
||-+×
Стоп! Не нашли то что искали? Попробуйте поискать это в нашем поиске!
Не спешите закрывать эту страничку! На нашем сайте еще очень много порно рассказов и историй, которые без сомнения Вам понравятся! Попробуйте ввести в форму поиска, расположенную выше, интересующий Вас запрос и Вы сами удивитесь сколько ещё интересных и возбуждающих рассказов находится на нашем сайте!