Порно рассказы
» » Порно рассказ «Нет, ну а что вы хотели?»

 

Нет, ну а что вы хотели?

11

10.08.2019 6473


«Загляни в магазин по дороге, у нас закончился коньяк», — мурлыкнул WhatsApp. Писал муж.

Я привычно удержалась от попытки уточнить. «У нас» — это дражайший супруг внезапно возбухал соло, но ждёт меня или, что вероятней, к нам пришли гости? Гостей вроде бы не ожидалось. Но уточнять нельзя, этот негодяй только и ждёт вопроса, чтобы начать изводить намёками и недомолвками.
«Хорошо», — послушно ответила я.

«только Белую лошадь не бери».

«евграф говорит армянский коньяк от пяти лет или виски от полутора тысяч за литр»

«остальное фуфло»
«Это живого человека назвали Ефграфом или опечатка?»

«Евграфом»

«живого»

Не сказаться, чтобы пьянки с внезапными гостями были у нас обыденны. Во мне пробудилось кошачье любопытство.
«Куплю»

«Ещё чего-нибудь?»

«Солёных огурцов? Груздей квашеных? Девок румяных с сеновала?»

«девки одной хватит»

«на двоих»

«сено только обтряси»

Вот гадёныш! А сама мельком глянула в зеркало. Проверяешь, не запуталась ли в волосах солома, голубушка? Нет, всё в порядке: блузка, пиджак, юбка до колена и светлые волосы до плеч. Сверху — лукавая мордашка двадцативосьмилетней, замужней и очень этим довольной женщины.

Я купила армянский коньяк. С ним не ошибёшься.

Гость дома оказался один и… ну, не сказать, что Евграф. Нормальный такой парень, городского вида, юморной и раскрасневшийся. Одет в джинсы и кирпичного цвета поло, стрижен ёжиком. Носки не чёрные, серые. Вилы в прихожей не стоят. Может пропустила? Нет, не стоят. Ну, будем знакомиться.

 — А это вам! — гость тут же поднялся с коньячным бокалом в руках. Среди звенящих кубиков льда кофейно-чёрная жидкость пронизывалась сливочными щупальцами.

 — Называется «Белый русский»! — упредил вопрос Евграф. Придуман американцами в честь советских белоэмигантов!

 — Российских, ты чего. — Сзанудничал муж.

 — Да, конечно, российских. Миша, у тебя восхитительная, сногсшибательная, умопомрачительная и умная жена!

 — Я знаю. И?

 — И ты сидишь.

Муж с кряхтеньем поднялся. Ага, ага, тяжко ему встать, притомился человек. Так я и поверила.

 — Крепкий?

 — Крепкий, на водке! Но маленький, там льда больше, водки и стопаря нет! Пейте смело! — Евграф был столь искренне радостен, что я передумала капризничать и чокнулась с обоими. Они пили чистое.

 — Это член лилипута, что ли? — вдруг сказал муж.

 — Мысль интересная. А ты о чём? — уточнил гость.

 — Крепкий и маленький — это член лилипута, мы за него пили?

Я стукнула драгоценного по голове и, прихватив домашнюю одежду, ушла в ванную.

Душ, линзы долой, по-быстрому бритвой по ногами и повыше, на лицо ночной крем, особый крем на веки, и… я задержалась на две секунды, но взяла те, особые духи, и чуть прыснула подмышками и на лобочек. А ведь ты ещё не баиньки, ещё ужинать и чем-нибудь вечером займёшься, пока муж с гостем общаются. Прихорашиваешься? Как насчёт глазки подвести?

Глазки лишнее.

Нет, а чего вы хотели? Я женщина и хочу нравиться мужчинам! Муж с пониманием, не гляди, что рисуется букой.

Еды они, конечно, не сделали. Понарезали всякого готового, жирного да пряного — фу, мужланы! Пришлось на скорую руку самой.

За ужином выяснилось, что с Евграфом муж учился в старших классах. Тот — да — приехал из деревни, но мальчиком был способным и родители (молодцы!) пропихнули его в мужнину школу с углублённым изучением математики и физики. Карьера у него сложилась как надо, настал черёд перебираться в столицу, куда уже давно переехал мой муж.

Под обаянием гостя и Миша позабыл своё амплуа мрачного остряка, предался воспоминаниям… Когда они начали делиться армейскими историями, я поняла, что лишняя на этом празднике.

Ну что ж, займусь-ка я… И через двадцать минут обнаружила себя, тупящей в инстаграмчик. Ой, голубушка, от чего же это ты сбегаешь?

Ба, да ты ж ревнуешь! Ревнуешь мужа к его однокласснику. Нет, ну надо же! Однако, говори не говори, а сердцу не прикажешь — ревности надо дать выход.

Ржут там, гады.

За полчаса я переделала домашние мелочи (ревнуешь или нет, а порядок быть должен!), снова заперлась в ванной, сбросила одежду и встала перед ростовым зеркалом. Это я-то ревную? Это вот эта роскошная женщина — которой стоит лишь попасть в мужскую компанию, как от комплиментов, протянутых рук и шепотка в ухо приходится отмахиваться лопатой — ревнует?

Я надела клёвые кружевные трусики — внизу они цвета фуксии, а сверху розовый поясочек. Расчесала волосы и собрала их в хвостик резинкой. Не надевая более ничего, накинула халат. Несколько раз повела плечами. Улыбнулась перед зеркалом. Подняла бровь, стрельнула из-под ресниц.

Всё работает, арсенал исправен.

И тогда отправилась на кухню.

Лицом к двери сидел Евграф, он увидел меня первым и замер, оборвав фразу. Тогда обернулся и благоверный:

 — Ты спать?

 — О, да, и хотелось бы с тобой!

Мужчины устроились с двух сторон небольшого кухонного стола, я присела с торца между ними. Евграф порывисто наплескал в три бокала.

 — Тогда на брудершафт!

 — Вот уж фигушки! Целуюсь я только с мужем.

 — Милая леди, не подумайте пошлого, просто проденем руки!

Вокруг моей правой руки пронёс бокал муж, слева гость. Сложив губы бантиком, я чмокнула воздух в сторону Евграфа, затем повернулась направо и выпила, глядя в глаза благоверного. Наши лица сблизились, я прихватила зубками родные колючие губы и… ощутила, как большая мужская ладонь погладила талию. Погладила сзади.

Вот наглец! Ладно, пусть.

Поднявшись, я повела плечами, стрельнула глазками и положила мужчинам руки на плечи:

 — Доброй ночи, мальчики!

Вдруг, неожиданно для себя самой я распустила пояс халатика. Конечно, полы не распахнулись и ничего не обнажилось, но сам жест… а, впрочем, чего вы хотите от возбуждённой и выпившей женщины?!

Задержав руку на плече мужа, я продефилировала на выход. От ходьбы халат распахнулся и да, если б кто-то стоял в коридоре, он увидел бы волнующие вещи!

Брррр! Постель холодная!

Я провертелась несколько минут в одиночестве. Так, и где ты, милый?

Прошло ещё время. Вот наглец! Типа, на него не действует!

Но выходить нельзя, я же попрощалась.

Ну и ладно!

Я взяла в рот собственный пальчик и пососала его немного, другой рукой гладя себя между грудей, по животу и бёдрам. Вымокнув (я моментально мокну от члена или пальца во рту), я раздвинула ноги, погладила себя по внутренней стороне и запустила палец в трусики. Ах! Да, да, да!

Да? Да-да? Полно, голубушка, кого ты обманываешь? Какой там ах, когда самец со здоровенным крепким хуем сидит в комнате через две стенки, но занимается не тобой, а евграфиной какой-то? С нарастающим разочарованием я понатирала клитор, потом плюнула, пустила несколько слёзок и задремала.



Что? Кто здесь? Какого?.. Тут я проснулась.

Конечно, это был мой родной Миша, одеяло уже валялось на полу, одна мужская рука тискала мои груди, а другая гуляла по бедру. В комнате горела свеча. Миша любит смотреть, как я извиваюсь под ним, и неверный дрожащий огонёк наш частый ночной гость.

Гость. Тьфу, нет!

Ещё не до конца проснувшись, я подняла руки, подставляя себя ласкам, выгнулась, с удовольствием ощутила два крепких пальца в трусиках, и тут вспомнила, что обиделась.

 — Так, мужчина. Вы нажрались, а теперь бабу захотели? Уберите руки. Сегодня я буду вас ебать.

Муж внезапно послушался. Он отодвинулся, сел на постель, опёрся руками сзади и, повинуясь моему жесту, расставил ноги.

Уж тут я дала себе волю! А вот кому поцарапать волосатые ляжки коготочками! Поцеловать живот! Засосать шею, куснуть ухо! Цапнуть зубами за тазовую кость?

 — Куда со слюнями полез? Из пасти воняет! Ну вот кто вас научил напиваться, идя в постель к женщине?

Я оттолкнула усатый рот любимого с его поцелуйчиками, и, оставаясь на коленях, опустилась вниз.

У мужиков эта их прикольная яйце-хуёвая конструкция будто прикручена к телу снаружи и классно ложится в ладони! Иногда кажется, будто можно найти кнопку, отстегнуть хозяйство и оставить дома, на ответственном семейном хранении… Бабы там всякие красивые на работе. Им ведь хочется внимания не меньше, чем мне!

Я провела языком вдоль члена, вылизала ниже, под языком взбудоражилась кожа мужских яиц. Ах, если бы меня там лизали, это был бы клитор, как хочется! Но нет, сегодня мужик — я.

Я взяла в рот головку, стала облизывать её по кругу, не принимая член глубоко в рот, но вскоре оказалось, что Миша активно двигается, а я просто сосу хуй, нежно перебирая яйца в ладони.

 — Значит, ты меня будешь ебать, — вдруг услышала я.

Не отрываясь от минета, я кивнула.

Крупное мишино тело подалось вперёд, его рука скользнула снизу по левой груди, погладила живот, помяла пальцами лобок и пошла дальше. Я немного расставила ноги — гладь меня там, не возражаю. Влага текла водопадом, но мишин палец сделал буквально несколько движений и исчез. Затем мужская рука спокойно взяла меня за волосы и сняла с члена.

Легко преодолев сопротивление, Миша поднял меня за плечи, бросил на спину и придавил сверху. Я лежала под ним полностью раскрытая, он мог запросто меня взять, но медлил. Я отпихивала его шерстяную грудь, а он целовал мою, нежную и гладенькую, крепко сжимая губами соски и вылизывая ложбинки.

 — Пихается ещё…

Он поднялся, взял меня за бёдра и ловким неожиданным движением перевернул лицом книзу — я взвизнула! Не раз он так делал, но каждый раз оно происходит вдруг!

Мужские руки вздёрнули кверху мою попу, я оказалась на коленях, тут же поняла, что сейчас случится, и даже вроде бы начала кричать: «Прекра…», как ладонь обожгла ягодицы и слово вырвалось простым криком. Удар, ещё, ещё, они сыпались безостановочно, по одной ягодице и другой, выбив у меня из головы всю рассудочность, желания и планы. Короткая боль прошибала меня от задницы до головы и тут сменялась жаром.

Всё стихло.

Руки вновь ухватили меня за бёдра, и через мгновенье меня пронзил, раздвинул и заполнил мужской член, раскалённый длинный хуй ударил в донышко, вылетел и ударил опять! Член пронизывал меня до мозга, гладил извилины влагалища и шептал лучшие, самые искренние комплименты моей женской красоте и женской природе! Опустив голову и вцепившись в простыню, я просто стояла на четвереньках, принимая мужчину.

Самец драл меня и драл! Вскоре под толчками я упала вперёд, но не потеряла хуя, и он продолжил прибивать меня к постели.
Наваждение несколько спало. Я осознала, что Миша не навалился, а опирается локтями вокруг меня, приятно сдавливая плечи, будто заключая в мягкий, но неумолимый кокон! Самец слегка прикусил мне плечо, затем шейку, от его зуб растеклась дрожь, я принялась сильней подмахивать бьющему меня члену!

Как же классно, что я не могу вырваться! Какое удовольствие ощущать здоровенного мужика, который и сверху и сбоку и сзади, который ебёт тебя без устали, а тебе остаётся лишь выбирать между покорностью и ответной страстью!

Шли минуты.

Вскоре я слегка притомилась однообразием. Пьяный мужик, кончает медленно! Фи! Кто вас вообще учит идти пьяными к женщине в постель?!

Ну что ж, возьмём дело в свои руки.

Я пропустила правую руку под себя и положила пальчики на клитор… Божечки, как здорово-то! Мама родная! Кто там скучал секунду назад?

Нежными-нежными движениями я катала горошинку, и энергия грубых мужских толчков превращалась у меня под пальцами в ласковую, всезаполняющую и всепроникающую силу. Она пропитывала меня, будто вода губку, будто сливки кофейный ликёр… О, да, там же был тот весёлый городской парень с древним деревенским именем! И да, голубушка, скоро будет тебе порция сливок в кипящую пиздёночку!

Я наполнялась напряжением, будто готовый взорваться воздушный шарик. Всё тело затопило сладостное предвкушение, дыхание замерло, вот-вот я взорвусь…
Ища большей ласки, я оставила на клиторе лишь средний палец, а двумя другими приобняла снующий во мне член.

О, да-да, как же прекрасен крепчайший мужской хуй! Как потрясающе он чмокает мою вымокшую пиздёнку! Как здорово он шурует между моих пальцев и моих губок!

В голове помутилось, я вдохнула и замерла…

Мои пальчики возбудили и милого, он напрягся всем телом, бёдра закаменели, а тяжесть его рук совершенно вдавила мои плечи в матрас. Толчки стали размашистей, а головка члена раздулась, устроив во влагалище полное безумие!

 — Да-да-да, милый, еби, еби, еби меня!

Я не знала, кричала я это или только думала, но милый зарычал, бёдра потеряли ритм, хуй загулял беспорядочно, и вскоре не одна лишь моя влага потекла на истерзанную простыню.

Нет!

 — Нет-нет, нет, нет, пожалуйста, нет, ещё, ещё, ещё, пожалуйста, еби меня!

Это я уже точно стонала вслух, умоляя и умоляя!

Увы. Конечно, он хотел бы, но член уже слишком чувствительный и опадает против воли. Оставаясь во мне, Миша лёг сверху (я это люблю, он знает!) и принялся целовать шейку.

Я не готова была расслабиться, поэтому вывернулась, легла на спину и принялась теребить нежные места. Миша лёг рядом, он покрывал меня поцелуями, сжимал зубами сосочки, ласкал пальцами устье влагалища и колечко ануса. Это было безумно приятно, по телу забегали мурашки, но…

Но в этом оказалось разочаровывающе мало страсти, рукой мужа двигало скорее чувство долга, от чего меня накрыла совершенно детская, очень искренняя обида! Я оттолкнула руку, сомкнула ножки, занырнула Мишке подмышку и расхныкалась в тёплом и уютном гнезде.

Я высказала ему все сегодняшние обидки, как я его ждала, а он изменял меня с одноклассником… тут я оцепенела, осознав, что одноклассник наверняка лежит на диване за стенкой, конечно же не спит и слушает вопли бурно ебомой женщины…

 — М-м-м? — муж удивился внезапной паузе.

 — Нет, ничего.

И я продолжила выговариваться. Миша наговорил мне ласковых слов, гладил и обнимал, запустил мне руку в волосы и сильными пальцами стал массировать голову, погружая меня в негу и умиротворение… Кто там недавно страдал и обижался? Какая-то другая женщина. Однако с каждой минутой его пальцы слабли, пока не остановились совсем.

Муж спал.

Некоторое время я лежала под его рукой. Нахлынувшая было нега отступила, сон не шёл.

Я вывернулась из-под мужской руки и устроилась удобнее. Обдумала, что буду делать завтра. Поуговаривала себя заснуть. Опять потеребонькала. Сон не шёл.

Всё же я страшно перевозбудилась.

Схожу-ка в душ.

Трусики обнаружились на коленях (когда их с меня сняли?) и были уже совершенно не нужны. Я поленилась надеть халат, лишь повесила его на руку и вышла в коридор. Дверь в гостиную оказалась полуоткрыта.

Ой! Надо быстро проскочить щёлочку, чтобы гость не разглядел меня голой. Проходя, я повернула голову, пытаясь разглядеть диван, но в темноте, конечно, ничего не увидела.

Хи!

Лежит, поди, и дрочит, наслушавшись нас, а когда услышал, что я вышла — замер.

Внутренне смеясь от этих мыслей, я оказалась у двери в ванную, справа за коротким коридором темнела кухня. Я и не думала смотреть туда, но боковым зрением вдруг уловила едва заметное движение! Мне будто положили на талию ледяную ладонь. Я резко вздохнула, вздрогнула и, замерев, вгляделась в полумрак. Надеюсь, почудилось.

Не-а.

Евграф был на кухне. Хоть ночной свет был тусклым, силуэт не оставлял сомнений — он стоял и смотрел прямо на меня. На почти невидимую фигуру обнажённой женщины с распущенными волосами, что замерла у входа в ванную с халатиком в руках и чьи крики он только что слушал.

Секунду мы смотрели друг на друга.

Затем я распахнула дверь, скользнула внутрь и заперлась под бешеную колотушку собственного сердца.

Ух, голубушка, вот тебе и выпал случай понравиться!

Я выдохнула.

Собственно, и что? Уверена, что голых женщин Евграф пару раз видел, и с какой стороны их употреблять отлично знает. Приму душ и спать. Ничего не было. Не было ничего.

Не желая мочить волосы, я надела шапочку, наскоро намылилась душистым мылом и смыла его тёплыми струями. Хорошо! Я вытиралась и одновременно прислушивалась: что он там делает? Ушёл на диван? Или я открою дверь, а он стоит напротив и смотрит? Полно, голубушка, не накручивай. Муж в соседней комнате.

Я надела халат и, крепко завязав пояс, вышла. Первым делом я посмотрела на кухню. Евграф, казалось, не переменил позы. Может, там чучело стоит? Или мне чудится?

Ситуация становилась глупой.

Я решительно шагнула на кухню. Нет, не чучело.

 — Ты чего тут стоишь?

 — Ну…

Я не поняла, изображает он смущение или действительно не в своей тарелке.

 — Можешь начать сразу с честной версии.

 — Ваши утехи довольно громкие, вот я и сбежал подальше. Ну, будто подглядываю!

 — Главное, покраснеть-то не забыл? — Меня начал разбирать смех.

Сначала я хихикала. Потом начала в голос смеяться. Глядя на меня, рассмеялся и гость, пусть и несколько напряжённо.

Но неловкость спала.

Он стоял в джинсах с обнажённым торсом. Красив мужчина. Не как Миша, но хорош. Возбуж… Так, милая, о чём это ты думаешь? Прекращай!

Но тело меня выдало. И взгляд. Что вы, собственно, хотите от перевозбуждённой недотраханной женщины?

Евграф шагнул ко мне и взял ладонями за талию. От мгновенного возбуждения у меня задрожала челюсть, но взяла его руки и попробовала оттолкнуть.

Вместо этого меня лишь повернули и прижали к стене.

 — Ты чего творишь? Прекрати. Прекрати сейчас же!

 — Честно?

Евграф отпустил талию, но лишь для того, чтобы развязать поясок халата.

 — Я буду кричать.

 — Честно?

 — Да!

Узел был распущен. Гость медленно распоясывал меня.

 — Я тебя не держу.

Он мягко положил руки мне на шею и сразу скользнул под халат на голые плечи. Его ладони и правда не держали меня, лишь заново разжигали в груди остывшее было, но не потухшее пламя.

Евграф потянул воздух.

 — Очень вкусно! Ты надушилась и пришла ко мне.

 — Это просто мыло, хорош фантазировать!

Я стояла в нерешительности, а руки постороннего мужчины двигались всё смелее.

Он погладил ладонью между грудей, пока их не касаясь. Спустился на животик, провёл двумя руками по бёдрам. Халатик совсем распахнулся и уже ничего не скрывал. Евграф сбросил его с плеч, я опустила руки, халат стёк к ногам, и я оказалась совершенно обнажённой перед новым мужчиной.

Я боялась и хотела.

Вдруг вспомнилось, как меня впервые взял Миша. Это было в гостях, и я точно так же замерла обнажённая в чужой ванной…

Евграф ласкал меня уже безо всякого стеснения. Я так и стояла у стенки и, когда он опустился полизать меня между ножек, послушно их расставила.

Я остановила его лишь, когда он вознамерился меня куда-то отвести. Легко догадаться, что бы было дальше.

 — Нам…, — слово получилось сиплым, пришлось кашлянуть, — нам нужны презервативы.

 — У меня нет. Ты не предохраняешься?

 — Подожди.

 — Нет…

 — Подожди, я сказала!

Решительным шагом я направилась в спальню. Муж спал, я знаю его дыхание. Взяв из тумбочки кондом, я замерла… Можно ведь и не возвращаться.

Евграф встретил меня в коридоре, тут же крепкой рукою затащил в гостиную и закрыл дверь. Куда подевалась его смешливость? Он деловито распаковал презерватив, но я остановила его.

Сначала я хочу познакомиться с членом, которым меня сейчас отъебут.

Опустившись на колени, я взяла в ладони… ну, ту самую, яйце-хуёвую конструкцию, приласкала, покатала яички. Евграф поджал живот и тяжело задышал — кайфует! Он не брил яйца и не стриг лобок, фу! Минет вам, молодой человек, точно не светит.

Головка члена выглядела лиловой даже в темноте. Я поцеловала её и медленно раскатала презерватив.

Это было последнее, что случилось медленно.

Через два мгновенья я рухнула спиной в кресло с поднятыми до ушей ногами, а мужик ворвался и принялся размашисто ебать меня, ухватив под коленками.

Мой собственный запах затопил меня предоргазменной волной, я прогнулась, чтобы тереться грудками о собственные ноги, хуй выпрыгнул и тут же пронзил меня вновь. Я вдыхала напряжение с каждым толчком, и была готова взорваться…

Но долго копил напряжение и Евграф.

От сильного удара я вскрикнула, а он беззвучно замер, лишь в пиздёнке пульсировала извергающая семя головка. Затем он несколько раз дёрнулся во мне, сбрасывая остатки напряжения, и со стоном выдохнул через нос.

Не хочет кричать, таится!

Второй за сегодня мужчина покинул меня, переполненный презерватив свисал смешной и жалкой сосулькой!

Но весело не было.

Вы издеваетесь.

Нет, вы на самом деле издеваетесь!

Два, два-чёрт-вас-раздери сильных мужика не могут прикончить одну женщину!

 — Не кончила?

На редкость идиотский вопрос. Но Евграф не ждал ответа.
Он подхватил меня на руки и уложил на диван. Ноги мои оказались бесстыдно и широко раздвинуты, и у меня не оставалось сил сопротивляться пальцу внутри… двум пальцам.

Трём.

Я с обалдением смотрела, как внутри меня скрылась целая кисть. Было в этом что-то от гинекологического осмотра, но возбуждённое тело прошибали электрические разряды, наглец творил внутри что-то невообразимое, шейка матки гуляла в его пальцах, и, уже теряя сознание, последними остатками угасающего разума я сгребла подушку и заткнула себе рот…



Я действительно потеряла сознание.

Рядом лежал горячий мужчина, сверху грело одеяло, но меня била зябкая дрожь. Евграф увидел, что я пришла в себя.

 — Ну и оргазм у тебя! Гору своротить может!

Я никак не отреагировала. Полное опустошение.

 — Думаю, тебе лучше вернуться в спальню.

Любовник снял с меня одеяло и принялся гладить шершавыми ладонями. Деликатно избегая чувствительных мест, он медленно ласкал плечи, руки, живот, а на бёдрах я ощутила силы встать.

На ватных ногах, опираясь на мужское плечо я добрела до спальни. Только тут и проклюнулось первое чувство.

Это была благодарность.

Я повернулась к улыбающемуся гостю, ласково улыбнулась в ответ и поцеловала в колючую щёку. Евграф на прощание хлопнул меня по попе, и вскоре я нырнула в тёплую, родную и такую привычную постель к лучшему в мире человеку!

Я ворочалась и устраивалась поудобней, желая разнежиться и согреться, чем разбудила мужа.

 — Ты откуда, — сонно проговорил он? — С нашим графом что ли трахалась?

Не ожидая ответа на шутку, он обнял меня и вновь погрузился в сон.
Жалоба на рассказ! Автор: grafomansky (все рассказы автора)

Добавить комментарий 0 комментариев



Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу

Строго запрещено переходить на личности, а также на гнобление тематики рассказа!
||-+×
Стоп! Не нашли то что искали? Попробуйте поискать это в нашем поиске!
Не спешите закрывать эту страничку! На нашем сайте еще очень много порно рассказов и историй, которые без сомнения Вам понравятся! Попробуйте ввести в форму поиска, расположенную выше, интересующий Вас запрос и Вы сами удивитесь сколько ещё интересных и возбуждающих рассказов находится на нашем сайте!