Порно рассказы
» » Порно рассказ «От А до Я. Дама с запросами.»

 

От А до Я. Дама с запросами.

7

27.05.2019 5782


ОТ А ДО Я


Мини-цикл о двух последних (в хронологическом плане) моих женщинах, 152-й и 153-й, с которыми я встретился летом прошлого года.

ДАМА С ЗАПРОСАМИ


Богат и щедр был на события и даты год две тысячи восемнадцатый от начала нашей эры, от моего же рождения 50-й. Весной исполнилось 20 лет моему старшему сыну, а летом он окончил бакалавриат с красным дипломом и поступил в магистратуру. В июне отметил я свой полувековой юбилей, а в июле, после четырехлетнего ожидания, наконец-то была заполнена 150-я строчка блокнотика. Август должен был ознаменоваться 80-летним юбилеем моего отца, и в начале месяца я вылетел в родные края напрямую из Москвы, дабы вплотную заняться организацией и проведением праздничных мероприятий. И, конечно же, не только…

Встреча с Яной могла состояться в рекордно краткие сроки, если вести отсчет от первого виртуального «привета» до реального свидания. Неким субботним утром, когда домочадцы еще спали, но подготовка к предстоящему пиршеству уже вышла на финишную прямую, я списался на Мамбе с женщиной, возраст, фото и заполненные поля анкеты которой давали основание надеяться минимум на взаимопонимание и приятное общение, а максимум – на то же самое, но в постели тоже. На вопрос «кого хочешь найти?» она ответила «друга» - общепринятый и понятный всем в наших краях эвфемизм для обозначения любовника. А после еще нескольких ознакомительных реплик, выяснив, в частности, что обе наши анкеты хоть и зарегистрированы в самом крупном населенном пункте нашего региона – городе Y, но реально мы находимся в иных местах: я у родителей в курортном городке S на берегу красивейшего озера, в часе езды от Y, а она живет и того дальше – от затерявшегося в лесах райцентра T до города Y добираться 4 с лишним часа, от Яны вдруг поступило неожиданное предложение:

- DD, а ты не хочешь сегодня поехать в Y? Я вот как раз собираюсь, скоро буду выезжать. - Я б с удовольствием, Яна! Но понимаешь, тут такие дела, отцовский юбилей, все такое. Сегодня и тем более завтра – извини, никак. А что, если нам увидеться на следующей неделе? Ты сколько пробудешь в Y?
- Папин день рождения – дело святое, какие могут быть вопросы. На неделе – вряд ли, мне в понедельник на работу, поэтому я завтра поеду обратно.
- А на следующие выходные? Я буду совершенно точно свободен, и до моего вылета домой еще пара дней будет оставаться.
- Ну-у… не знаю, не так-то просто каждые выходные в Y мне ехать, и дома дела всегда имеются, и отдохнуть в субботу-воскресенье тоже хочется.
- Вот и отдохнем заодно, – предпочел я обратить внимание на другой смысл слова «отдохнуть», не лежание дома на диване, - когда еще такое случится? В общем, давай так. Ты езжай сейчас, я тоже займусь делами, а в понедельник, как вернешься и выйдешь на работу, и как у меня все устаканится, мы с тобой созвонимся, пообщаемся, лучше друг друга узнаем, а ближе к следующим выходным выяснится, сможем встретиться или нет. Дашь номер телефона? И в какое время лучше звонить – днем или вечером?
- Днем нет, я в кабинете не одна. В перерыв можно. Но лучше вечером.

Вечер – понятие широкое. Половина шестого и половина одиннадцатого – тоже вечер. Выяснилось, что для общения Яне подходит поздний вечер. Потому что хоть она и одна уже давно, но снохи живут неподалеку, часто захаживают с внуками и уходят уже ближе к 10, когда детей пора укладывать спать. Сыновья же Яны работают за границей и навещают родные края хорошо если раз в год, во время очередных отпусков. Любопытно следующее. Получившее педагогическое образование Яна отработала несколько лет в садике и добрый десяток в школе, пока там учились ее дети. И только когда птенцы оперились и вылетели из гнезда, устроилась на нынешнюю работу.

И вот, четыре дня подряд, с понедельника по четверг, каждый вечер в начале одиннадцатого, выяснив с помощью смс-ок, что Яна уже одна и может на мой звонок ответить, я накидывал пиджак и выходил на улицу «покурить». Хотя в течение остального времени суток курил на балконе у открытого окна, и никому мой дым не мешал. «Курил» я когда полчаса, а когда и полтора. Общались мы на самые разные темы, обсуждали вопросы большой и малой политики, недавний чемпионат мира по футболу и пенсионную реформу, работу транспорта и состояние дорог, выясняли, чем схожи и чем отличаются работа федерального чиновника в Эмской области от трудовых буден чиновницы муниципального уровня райцентра T. Яна рассказывала о проказах внуков, которых безумно любила и баловала, как бы утоляя тоску по сыновьям. Соответственно и я делился успехами моих детей на учебном и иных поприщах. В общем, царило милое и непринужденное общение, взаимный интерес нарастал, временами мы позволяли себе рассказывать пикантные анекдоты и отпускать вольные шуточки. Но – без малейших непристойных слов, общаясь на языке, максимально близком к литературному.

Единственным табу оказалось упоминание об иных реальных интимных партнерах, за исключением моей супруги и ее мужа, с которым она развелась лет двадцать назад, когда ее мальчики еще и в школу не ходили. А насчет предполагаемых, которые могли, но не стали реальными в силу своих ошибок, Яна, как бы предостерегая меня, рассказала два случая. Как некто встретил ее в спортивном костюме и «благоухая» пивом, и как некий доходяга, седой, хромой и слегка не в себе, прикрепил к своей анкете фото красавца-мужчины в цвете лет. Общение с ними Яна прекратила уже на автостанции. Первый вариант меня не волновал, по второму я счел нужным предупредить, что мое анкетное фото сделано несколько лет назад, но и поныне я не сильно изменился, тот самый пузатый, носатый, на голове лысый, а телом обильно волосатый мужчина.

В общем, по итогам четырехдневных регулярных вечерних бесед и мимолетной переписки на Мамбе днем, образ Яны раскрылся передо мной вот с каких сторон. Во-первых, она предстала очень романтичной особой. Любимой темой наших «воспоминаний о будущем», то есть что мы будет делать, когда встретимся в Y (причем она до последнего еще точно и не знала, поедет или нет, в том числе захочет поехать или нет), это прогулка по пустым ночным улицам, под звездным небом, рука об руку или в обнимку, целуясь в укромным местечках, словно вернувшие в беззаботную студенческую молодость парень и девушка. К слову, романтикой дышала и ее фотка на Мамбе. Длинноволосая шатенка в расцвете зрелой красоты сидела на траве, обняв себя за колени, запрокинув к небу голову в солнечных очках и мечтательно улыбаясь. Я не раз открывал эту фотку и каждый раз непроизвольно улыбался тоже. Воображая близость с ней или просто так…

Во-вторых, Яна оказалась обидчивой. Я всего лишь спросил на Мамбе (а по телефону мы уже о чем только не говорили, в том числе и о ее неудачных свиданиях), дескать, в прошлую субботу, когда ты поехала в Y, с кем-то встретилась или нет? Что тут началось, какие обиды и претензии! «Что ты себе позволяешь, по-твоему, я распущенная и встречаюсь со всеми подряд, неужели я ошиблась в тебе, почему ты обо мне так плохо думаешь, какая я дура, что позволила прорваться симпатии к тебе, а ты ничего не понял». Насилу помирились. Да и то, помирилась, но не забыла. Подпускала шпильки в мой адрес, намекая или прямо указывая на мой прокол: «не все такие неразборчивые», «не обо всем можно спрашивать прямо».

В-третьих, уже в среду и ближе к четвергу, когда ее поездка, как понимаю, обрела зримые контуры, она неоднократно и в разных вариациях, в разных формулировках, запросила и сколько раз запросила, столько раз и получила мое согласие «будет только то, что захочешь сама». Видимо, не поверив, попыталась смоделировать провокационную, на свой взгляд, ситуацию.
- Гуляли мы с тобой по ночному городу, гуляли, устали, пришли в номер. И вот, допустим, не хочу я близости, хочу просто обнять тебя, прижаться и уснуть. Я могу быть уверена, что ты меня во сне не изнасилуешь?
- Ну что я, преступник, что ли? Если буду видеть, что точно не хочешь, ты в полной безопасности. Но если это такая игра, чтобы завлечь и привлечь, что тоже чувствуется, между прочим, то гарантировать, что приставать не буду, не могу.
- Нет, ну до такого вряд ли дойдет, я просто спросила, - пошла на попятную Яна. – Я знаю, что ты спокойный и выдержанный человек, и к женским прихотям отнесешься с пониманием.

Чуть забегая вперед, но в качестве иллюстрации к той самой предусмотрительности выше, которая на первый взгляд не очень-то сочетается с романтикой и желанием секса с понравившимся партнером. Уже в постели, на каком-то этапе любовных ласк (или точнее, в перерыве между ними), Яна озаботилась соблюдением конфиденциальности и попросила никому никогда не рассказывать, что я с ней трахался.
- Яна, ты взрослая умная женщина, как ты себе такое представляешь? Я приеду в ваш город, выйду на центральную площадь и закричу, знайте все, вот я вашу сотрудницу Яну трахал. У нас же с тобой ни одного общего знакомого нет, кому я могу проговориться? Или рассказ напишу, в интернет выложу, на сайт вашего муниципалитета?
- Ну… мало ли. Была просто у меня неприятная история, крови попортила изрядно, - и вкратце рассказала о конфликте между ее сыном и любовником, причиной которого был длинный язык последнего.

Наступила пятница. И поступила информация, подтверждающая ее вчерашнее решение – поездке в Y быть! Ура! Плюс (благодаря моему усиленному лоббированию именно этого варианта, с целью провести как можно больше времени вместе) Яна выедет не в субботу утром, как делала обычно, а сегодня же вечером, сразу после работы, для чего взяла с собой из дому все необходимое в большой сумке. Трижды ура! Минус – так как рейсовых автобусов в это время уже нет, ей придется, скооперировавшись с тремя другими пассажирами, взять такси, то есть точное время выезда неизвестно. Но зато не просто плюс, а плюсище – не надо терять время на поездку до автостанции и обратно, такси подъедет по нужному адресу, к магазину близ гостиницы. Гип-гип ура!!!

Хоть и было очевидно, что Яна окажется на месте в лучшем случае к 10 вечера, я не вытерпел и выехал в Y в середине дня. Подумав «а вдруг получится»… и тут пора ввести в повествование героиню второго плана.

Еще год назад я с удивлением обнаружил на Мамбе анкету одногруппницы. Причем удивился я не самому факту, что 47-летняя женщина ищет кого-то на сайте знакомств (с вполне пристойными целями – ничего сверх общения и выхода замуж). А тому, что в качестве ника она указала свои реальные имя и фамилию. И так как фамилия была редкой, а имя старомодным (будем условно считать, что звали ее Авдотьей, сокращенно Дуней), то и идентификация случилась однозначная. Тогда, летом 2017 года, я ей написал «привет», напомнил свое настоящее имя и место проживания в период учебы, хоть и был уверен, что по фотке она меня опознает, поинтересовался, помнит ли она меня и как дела? Ответ был получен с запозданием, но гласил, что да, она меня помнит, дела нормально, спрашивала, с кем из ребят и девчат группы у меня есть информационная связь, и делилась аналогичными сведениями со своей стороны. В общем, то, что характерно для сайта Одноклассников. И дальнейшее закономерное сворачивание общения тоже.

В 2018 же году, когда после долгого, почти годичного перерыва, я ей написал снова, известил, что намерен вскоре посетить родные края, Дуня, словно очнувшись, с достаточно четко ощущаемым возмущением и даже негодованием, поинтересовалась, а что это я делаю на сайте знакомств, будучи женатым? И прояснила насчет себя, что хочет выйти замуж, своего желания не стесняется, поэтому и не скрывает ФИО, но со всякими извращенцами ей не по пути. Что ж, Жорж Данден, ты сам этого хотел! Изложив вкратце свое кредо, что секс любви не помеха, а наличие семьи не аннулирует естественные мужские желания, и получив в ответ ожидаемое удивление почтенной матроны с дозированным интересом старой девы, как же такое вообще может быть, мы договорились, что как-нибудь повидаемся и поговорим о личном и профессиональном – в отличие от большинства других девушек и даже парней нашей группы, выбранной специальности Авдотья осталась верна. Хоть она и не занималась разработкой ПО для реального внедрения и полноценной эксплуатации, зато вела активную преподавательскую и репетиторскую деятельность именно в сфере IT.

Короче, в таких вот розовых мечтах, что после беседы в кафе мне удастся зазвать Дуню в гости и ожидание Яны пройдет с намного большей пользой и приятностью, чем шатание по городу или просиживание за телевизором в пустом гостиничном номере, я с ней созвонился. И встретился неподалеку от главного корпуса нашего вуза, после чего, прогулявшись пешком примерно полпути до гостиницы, зашли в кафе.

Учились мы вместе не пять лет, а примерно два с половиной года, это была моя послеармейская группа, а призван я был с третьего курса. И запомнилась мне Дуня за это время, помимо сочетания редкой фамилии с красивым, но устаревшим именем, ну, наверное, ничем. Училась средне, чаще на «четверки», изредка получая «пятерки» и «тройки». Не была ни среди организаторов, ни среди бойкотирующих курсовые мероприятия. Не привлекала красотой, не отталкивала уродством. Не строила из себя принцессу, но и рубахой-парнем не прикидывалась. Комплекцией, да, была пышней, чем среднестатистическая девушка 20-22 лет, но были у нас «бомбы» и помощнее. Короче, типичная «серая мышка», если за основу для такого определения брать не неказистую внешность и затрапезный гардероб, а пребывание на периферии коллектива, неумение или нежелание привлечь к себе внимание преподов или парней.

Интересно, это годы или ученая степень поменяли Дунькино поведение? Внешне она изменилась не сильно. Как была круглолицей, немного полноватой девицей в самой обычной одежде и аксессуарах, такой же и осталась, с учетом незаметно пролетевшей четверти века, естественно. Хотя нет! На мой дилетантский взгляд, и гардероб у нее был продуманней, и украшения на порядок изысканней, чем она позволяла себе носить в студенческие годы. Но это вполне нормально: почему бы успешной, нормально зарабатывающей, состоявшейся профессионально женщине не радовать себя одеждой, духами и драгоценностями, раз по каким-то причинам не складывается личная жизнь.

А вот какой она оказалась бойкой, горластой и словоохотливой особой… не чета скромной студентке, краснеющей, когда с ней заговаривал парень. Фигурально выражаясь, она не дала мне рта раскрыть. Спросит что-то, ну допустим, «преподают ли у вас такую-то дисциплину?» или «кто у вас занимается оформлением решений диссертационного совета?», и не выслушав даже первой фразы ответа, тут же перебивает: «Ага, понятно! А у нас… а мы… а я… а у меня». И не сказать, что несла ересь и ахинею. Вполне адекватные мысли и наблюдения современной умной женщины, кандидата наук, работающей в сфере образования и болеющей за него. Однако всецело замкнутой на себя, свои профессиональные аспекты, свое окружение. Даже тени сомнений не возникло у Дуни, а точно ли собеседнику все это интересно, да еще и с такой детализацией, с пересказом по лицам.

Все мои попытки перевести разговор с научно-преподавательской деятельности на хотя бы отчасти личную тематику оказались безрезультатны. Типично:
- Да, отдыхала я в прошлом году на море. С подругами. В августе. А потом в сентябре как раз была конференция на тему…
- У Жанны внук в школу пошел? Нет, не слышала. Фотки в Одноклассниках выставила, ну молодец! У Жени дочка замуж вышла, это да, знаю. А знаешь, Женя давно еще, лет пятнадцать назад, у нас работала, на кафедре «такой-то». А ректором тогда был «некто», и вот как-то раз…
- Молодежь на Мамбе не сидит сейчас! – это в ответ на мой вопрос, не попадали ли к ней на анкету ее студенты. – Они в основном мобильными приложениями пользуются. А ты в курсе, у Андроида есть такая функция…

Я не раз, и в тот день, и после раздумывал, зачем Дуня согласилась на встречу? Разве что от скуки? Или же настоятельная потребность преподавательницы с многолетним стажем долго и нудно о чем-то говорить дала себя знать во время вынужденного безделья летних каникул и заставила пойти на встречу с человеком, который не был ей интересен ни как мужчина, ни как коллега.

Эх, Дунька-Дунька! Хоть бы Герасим тебе попался, что ли? Чтоб сгреб в охапку, не слушая, и в койку. А то такими методами и темпами до загса как до Луны.

И вот, в разгар нашего такого одностороннего общения с Дуней (я пью кофе, курю сигарету и слушаю, она пьет сок, ест мороженое и говорит), дзинь, раздается звонок на мой мобильный. С неизвестного номера. А я, исходя из времени (шесть, начало седьмого) ожидал вацаповского сообщения от Яны, дескать, пассажиры собрались, выезжаем.

Это и вправду оказалась Яна:
- DD, это я! Звоню с чужого телефона, поэтому быстро. Мой наверное поломался, весь день сегодня пролежал на зарядке, и процента не набрал. Скажи мне еще раз адрес гостиницы, и в каком номере ты будешь? Чтобы я сама поднялась, если телефон не заработает.

Оп-па! Номер я, конечно, заказал еще утром! Но номер этого номера мне не сообщили, это маленькая частная гостиница комнат на десять, вряд ли больше, хозяина я знаю лично, и никакими официальными бумагами и электронными посланиями мы себя не утруждали при бронировании. Так и отвечаю, улицу и номер дома сообщаю, а насчет номера конкретного номера рекомендую попросить у шофера или попутчиков телефон буквально на одну минуту, сообщить, когда подъедут, я тут же выйду встречу, либо на крайний случай, зайти без опаски в гостиницу и спросить меня.

Даже не слыша реплик моей собеседницы, только лишь по моим фразам Дуня наверняка поняла, о чем идет речь. «Гостиница», «номер», «приедешь», «встречу»… не надо обладать чрезмерно развитым воображением, чтобы представить, кто к кому приезжает и куда для чего уединяются. Мне казалось, что если и не словами, то какой-то мимикой она свое отношение проявит: понимающей ли улыбкой, осуждающим ли типа качанием головы, нахмуриванием бровей или поджиманием губ. Но никакой реакции Дуня не выразила и не высказала. С явным нетерпением дождавшись окончания разговора, она возобновила прерванную звонком беседу с той же фразы, как только я нажал кнопку отбоя и положил телефон в карман.

В общем, еще битый час Дуня утюжила мне мозги, после чего, заявив, что уже поздно и пора по домам, прошлась еще немного со мной до транспортной развязки, откуда шли маршрутки до ее местожительства, а мне до гостиницы оставалось минут десять – пятнадцать пешком. Вручил я ей скромные дары нашей местности – пару копченых рыбин, и предложил-таки зайти ко мне в гостиницу, посидеть, пообщаться неформально. Не знаю, расшифровала ли Дуня подоплеку приглашения (я допускаю, что она могла быть старой девой в самом прямом физиологическом смысле, то есть никогда в жизни не занималась сексом, но не могла же вся сфера интима располагаться для нее в terra incognita, окруженной информационным вакуумом), но в ее отказе я не почувствовал ни обиды, ни ревности. Просто:
- Нет, DD, спасибо! Уже поздно, дела есть дома. И мама ждет.

Кому поздно, а кому и рано. Что делать четыре часа, пока не доедет Яна в город Y? Выйти прогуляться, поглазеть на покупателей и ассортимент магазина внизу. Подняться в номер, попереключать каналы. Спуститься на улицу, покурить, попить кофе. Вернуться в комнату, пошляться в Инете через телефон. Буквы мелкие, очки раздражают, все равно скучно и стрелки часов как приклеенные.

Около десяти вечера одна из моих многочисленных попыток дозвона увенчалась успехом, я успел сообщить Яне номер заказанного люкса, сказал, что буду ждать внизу, у входа в большой приметный магазин, водитель обязательно заметит, выяснил, на каком они участке дороги. Судя по всему, ехать им оставалось примерно час.

…Ну всё, слава богу, ожидание закончилось! Выйдя из машины, остановившейся у дверей магазина, идет мне навстречу и смущенно улыбается элегантная дама, в светло-оливковом брючном костюме, солнечными очками не на глазах, а на длинных каштановых волосах, и с объемистым баулом в руке. Целую в щечку, пытаюсь взять багаж.
- Не надо, - шепчет Яна. – В такси мои знакомые женщины, потом будут сплетничать, а кто это меня встретил. Ты иди вперед, показывай дорогу, я за тобой.

Только завернув за торец здания, и пропав из видимости машин у магазина, я дождался Яну и взял у нее из рук баул. Мелькнула кстати, такая мысль: «вот я сейчас заверну за угол, а она за мной не завернет, пойдет прямо до остановки и к родственникам своим поедет, если я ей не глянулся при личной встрече. Вот это будет облом так облом! После стольких дней разговоров и стольких часов ожидания». А когда на следующий день поделился своими тревогами, Яна рассмеялась и высказалась почти аналогично: «Думаю, вот он сейчас завернет за угол и пропадет из виду, если я ему не понравилась. И что я буду делать, в двенадцатом часу, в незнакомом месте большого города?».

Вот, наконец, мы в номере! Баул водружен на диван, и Яна, распределяя вещи из него, начинает устраиваться в номере, курсируя сложным (а иногда и обратным) маршрутом между платяным шкафом в гостиной, тумбочками в спальне, полочками в ванной и холодильником на кухне. Я сижу на том же диване с краю, типа смотрю телевизор, чтобы не мешать, но глаза мои больше следят за гостьей, нежели за экранными событиями, и я весь в предвкушении, как в самом скором времени буду ее обнимать, целовать и все в таком духе.

Посетив ванную в очередной раз, Яна выходит оттуда преображенная. На ней уже не брючный костюм, удобный в дороге, а короткое и эффектное цветастое платье, самим фактом своей носки скинувшее с хозяйки добрый десяток лет. Мои глаза загораются, я делаю комплимент ее красоте и обаянию, встаю, приближаюсь, обнимаю, целую в щеку и шею… Яна улыбается и благодарит, приникает на секунду к моей груди, но мои шаловливые руки, автоматом проникшие к ней под подол, и с огромным кайфом гладящие ладные полупопия, прикрытые символического размера трусиками, наводят ее, видимо, на мысли, что терпение DD кончилось, и сейчас он поволочет ее трахаться, вопреки предварительному уговору. Яна отстраняется, говорит что-то вроде «погоди» или «не спеши», за какой-то надобностью подходит к своему баулу, на обратном пути снова попадает в мои объятия (право же, обнял-поцеловал-погладил еще не значит, что я изнываю от нетерпения и готов тащить ее в койку, невзирая ни на что; это можно рассматривать как увертюру к прелюдии, как доказательство того, что женщина мне приятна и желанна), и, уж не знаю, то ли чтоб остудить меня и направить мысли в другое русло, то ли на самом деле моя пылкость оставила у нее такое впечатление, говорит:
- DD, ты наверное очень неопытный в общении с женщинами? Не знаешь, как принято ухаживать? И когда что можно себе позволить?

Ну просто героическим усилием воли я себя сдержал! Не фыркнул, не покатился со смеху, не заржал аки конь. Но глаза мои от изумления расширились, и уголки губ тоже потянулись вверх, образовав для Яны, как понимаю, смущенную улыбку, подтверждающую ее версию.
- Ну как сказать, - забормотал я, стараясь вжиться в предложенную роль, - как все, наверное. Ну там иногда бывало, конечно, с разными женщинами, в разное время, всё по-разному, Ян.
- Или у вас там по-другому? Ты откуда приехал, из Эмска, нет?
- Да-да, - ухватился я за эту мысль. Полностью неискушенного профана, в кои веки рискнувшего на левак, мне не сыграть. – У нас в Энске или Эмске или хоть в Москве как? Познакомился с женщиной, пообщался, куда-нибудь сходили вместе, посидели, потом уже становится ясно, пойдем в гостиницу или нет. А здесь не так? – интересно, что ответит Яна. Потому что по моим устойчивым впечатлениям точно так же, как, видимо, и во всем мире.

- Запомни, DD! – назидательно произнесла Яна. – Мужчина должен ухаживать за женщиной, - я кивнул, сентенция была из разряда очевидных, и Яна продолжила раскрывать тему ухаживания. – Он должен пригласить ее в ресторан, накормить-напоить, развлечь-развеселить, показать, что ему не жалко на нее потратиться. И вот тогда, увидев, что ему для нее ничего не жалко, она с охотой ляжет с ним в постель. А не так, как ты, - выговорила с упреком, - не успели увидеться, тут же склоняешь меня к сексу. Я пока не хочу заниматься сексом, чтоб ты знал!

- Здрасте! – возмутился я. – Это называется «склоняю»? Ты же спросила, что будем делать, я ответил «пойдем, поужинаем». Поэтому ты и платье надела, а не халат домашний. Скажешь, не так?
- Так. Но когда ты стал меня гладить, допустим, я бы поддалась, ответила бы тебе, где бы сейчас были, не там ли? – кивнула в сторону спальни.
- Там, - с этим доводом трудно было не согласиться. – Но что тогда получается? Я реально ее хочу, мои мысли только о том, как бы ее обнять, поцеловать, поласкать, ну и все остальное тоже, но я должен держаться холодно и отстраненно, полагая, что в какой-то момент она сама сделает первый шаг? А если не сделает? Если сама посчитает, что это слишком смело для женщины и для первого раза?
- Когда она увидит, как ты за ней ухаживаешь и тратишь на нее деньги, она обязательно преисполнится и симпатией, и желанием! DD, зачем ты споришь? Я женщина, мне лучше знать.

Резануло немного вот это сопоставление и перечисление через запятую «ухаживать» и «тратить деньги» как синонимы. Надеюсь, как и было запланировано, мои траты ограничатся рамками угощения и проживания, до намеков на оплату просроченных кредитов и подарок в конвертике дело не дойдет. Хотя нет, последнее вряд ли! В одной из бесед Яна достаточно резко отозвалась о проститутках, позорящих женский род и наш родной народ.

- Женщина, ты готова? Тогда go to в ресторан!

Магазин рядом с гостиницей, близ которого я встретил Яну, занимал на самом деле одну половину здания. Во второй размещался так называемый фуд-корт. Место, где практически на глазах у посетителей, готовились разные блюда русской, европейской, азиатской, нашей национальной и ряда других кухонь. Все было вкусным, свежим, достаточно доступным по цене, естественно, что и народ там толпился с утра и до закрытия. Когда в прошлом году мы с женой проживали в этой же гостинице, ей это место понравилось, она даже пожалела, что не успели попробовать все рекламируемые разносолы, и нахваливала подругам и знакомым гостиницу и фуд-корт в комплексе, хоть они и находились в разных зданиях, и принадлежали разным собственникам. Соответственно и я, побуждая Яну приехать в Y и встретиться со мной, как безусловный плюс отмечал близость уютной и чистой гостиницы рядом с местом, где можно вкусно и недорого покушать.

Яна в фуд-корт даже не зашла. Увидела через стеклянную витрину, сколько суммарно толпится народа перед каждым из стендов и уже сидит за столиками посреди зала (на самом деле пик нагрузки был уже позади, перед каждым стендом было не больше 3-4 ожидающих, и столики были заняты меньше, чем наполовину, а значит, время получения заказа оказалось бы заведомо меньше, чем в самом шустром ресторане), бросила презрительно:
- Я в эту колхозную столовую не пойду! – повернулась и пошла в обратном направлении.

Резануло еще раз, уже посильнее. Вкусам моей супруги я доверяю сполна. Несмотря на то, что есть отдельные блюда, которые нравятся мне, но не ей, и наоборот (камнем преткновения в основном является их полезность), ее кулинарным мастерством восхищен не только я, но и все гости, которые когда-либо бывали у нас дома. А значит, есть основание доверять оценке, данной всему заведению. Если тебе на самом деле важно качество, а не помпезность обстановки.

- Ну и, - взяв меня под руку, попыталась смягчить резкость своего высказывания Яна, - видишь, сколько там людей. Вдруг среди них будут твои или мои знакомые. Зачем нам проблемы?

Ну ладно, поверим в благие намерения, пошли искать ресторан. Время уже за полночь.

- Возьмем такси, и поедем конкретно, куда скажешь, - предложил я.
- Нет, давай лучше пешком прогуляемся, наконец-то прохладно стало. Не может быть, чтоб поблизости ничего не нашлось, мы же считай в центре.

В центре-то в центре, с географией не поспоришь. А вот с точками общепита продолжало не везти. Попалось одно уличное кафе, но там подавали только мороженое, сок и кофе. Вывеска у другого, более солидного, извещала, что оно в полночь закрылось, что подкреплялось и отсутствием машин у входа.

Идем и идем, идем и идем. Я зыркаю налево и направо, вглядываюсь в улицы, пересекающие наш маршрут, не мелькнут ли где рекламные огни и характерный шум требуемого нам места. Хоть Яна и не говорит ничего напрямую, тематика беседы в основном о том, как поменялся город Y с тех пор, как мы в нем учились, в 80-х годах прошлого века, спинным мозгом чувствую, это не тот вариант ухаживания, которым она осталась бы довольна.

И вот, наконец, в парке, который попался нам по пути, искомый ресторан нашелся. Парк вообще жил активной жизнью, несмотря на ночь. Он был ярко освещен, в нем работали карусели и другие аттракционы, лавочки и кафешки, народу было полно, в том числе и семей с детьми, и парочек, и дружеских компаний. Был полон и ресторан, мне даже показалось, что согласно закону Паркинсона последует очередной облом, но официант отвел нас к предпоследнему незанятому столику, у самой ограды из зеленых насаждений (ресторан был открытого типа, без общей крыши, с навесами над столиками), что как раз было плюсом, ибо находился он на максимальном удалении от эстрады, где играли музыканты. Посмеявшись друг над другом из-за того, что не смогли прочесть меню без очков, которых с собой не захватили, и попросив официанта помочь старым немощным людям, мы сделали заказ. К которому Яна тоже отнеслась с немалым тщанием, выспрашивая, а на каком масле жарится то, и какими ингредиентами приправлено сё; отговорив, в частности, меня от свинины в пользу курятины, сама же взяла только овощи в разных сочетаниях; что не помешало, когда блюда принесли, стягивать с моей тарелки кусочки вкуснятин, не самых полезных с точки зрения ЗОЖ; но обычно и моя жена поступает так же, это как раз добавило мне симпатии к ней, и стало как-то уютно и по-свойски. В это трудно поверить, но я даже в самых глубинных слоях подсознания не торопил время, чтоб поскорей оказаться в номере и трахнуть Яну. Настолько было приятно, никуда не спеша, потягивать вино (рекомендованное той же Яной после долгих прений с официантом, оно оказалось отличным, и мы договорились на обратном пути зайти в магазин, и купить себе бутылочку в номер), смаковать яства, наслаждаться атмосферой и в прямом, и в переносном значении слова.

Было видно, что Яне тоже здесь нравится, по душе ей и ужин, и вино, и обстановка, и предвкушение продолжения, и моя рука, сбоку через разрез гладящая ее по бедру, и ее рука на моей ширинке, и ее жаркий шепот мне в ухо: «я уже такая мокрая, вот бы по волшебству оказаться в номере, не дала бы тебе покоя до утра». Правда, залезть моим пальцам под кромку трусиков для проверки степени влажности она не позволила (за столиком напротив сидела совсем молодая пара лицами к нам), зато не упустила возможности назидательно подкрепить свои же выкладки, сделанные раньше:
- Видишь, DD, как просто можно сделать, чтобы женщина тебя захотела. И не постеснялась об этом сказать. Учти на будущее, пригодится!
- Учту! – пообещал я. – Ну что, домой? – имея в виду номер. – Кофе, десерт не хочешь?
- Не хочу, все в номере, сейчас тебя хочу! Вон официант, махни рукой, пусть подойдет, рассчитайся.

Обратно Яна пожелала ехать на такси, и как только мы вышли из парка к улице, по которой ходил транспорт, я подошел к обочине, и махнул первой попавшейся машине, в которой не было пассажиров. Открыл переднюю дверцу, назвал адрес, услышал цену, кивнул, открыл заднюю дверь, чтобы села Яна. Несмотря на то, что в какой-то момент отчетливо услышал, как она говорит «нет». В то мгновение я не понял, чему она говорит «нет»? Если названной водителем цене, то во-первых, она была вполне адекватной, во-вторых, платить-то мне, снявши голову, по волосам не плачут, по сравнению с ценой на гостиницу, ресторан и предполагаемый магазин сумма была мизерной. Если тому, что машина была формально не такси, а кто-то левачил, кому какое дело, да и личной безопасности, если ты не одна, а с мужчиной, угрозы никакой.

Но какой нагоняй я получил от Яны, когда шофер затормозил у магазина, и мы вышли.
- Я же тебе сказала «нет», ты почему не отпустил его, а сел, и я тоже вынужденно села?
- А… собственно почему бы и нет? Тебе расхотелось ехать на машине, опять столько пешком идти обратно? Ты же сама сказала, что устала, и надо поймать такси.
- Ты не видел, кого остановил?
- Как я мог это увидеть? – недоумеваю и начинаю немного сердиться. Пусть горят фонари, пусть машины едут с включенными фарами, но на улице в любом случае ночь. – Я поднял руку, он остановился, мы сели.
- Это ж не такси.
- Какая разница? Я ему заплатил, он привез куда надо. Мне его «шашечки» и зеленый огонек сто лет не нужны. Машина и машина!
- Это была развалина, а не машина! Она скрипела, готова была развалиться на ходу, и пахла внутри пылью. Надо было остановить нормальную иномарку.
- По-моему, это была Ауди.
- Я говорю, нормальную. В которую не стыдно сесть.
- Как я должен был это увидеть в темноте, по движущейся машине? Как определить, в какую тебе не стыдно сесть?
- Я же сказала тебе «нет». Надо было его отпустить, поймали бы другую.
- Это ерунда! Мы ехали пять минут.
- Это не ерунда! Это твое отношение к женщине и ее словам.
- Хорошо, учту на будущее! – если честно, мое терпение на исходе, и прозвучали эти слова как «ну хватит уже, сколько можно голову мне морочить». – За вином идем? А то еще магазин закроется, два часа ночи почти.
- Не закроется. Он круглосуточный.
- А ты откуда знаешь?
- В отличие от некоторых, у меня есть глаза. И читать умею.

Привязать бы тебя цепями к дереву в лесу. Беда лишь в том, что волки придут, цепи съедят, а тебя оставят.

…На столике у дивана вино и фрукты, напитки и сладости, в холодильнике мороженое, Яна принимает душ, а я у плиты варю кофе. Распахивается дверь ванной комнаты, в проеме возникает она, в черном коротком шелковом халатике на голое тело (это я так думал, на самом деле, как выяснится потом, еще трусики на ней были), мое внимание мечется между кофеваркой, где вот-вот пена уже поднимется, и моей такой соблазнительной гостьей, которая не уходит, а чем-то тоже типа занимается, то ли бокалы с тарелками выбирает, то ли заряд на своем мобильнике проверяет, который как застрял на 1%, так дальше и не двигается. Решив, что успею хоть пару секунд кайфа урвать, обнимаю Яну, приникаю к шее, целую, вдыхаю жадно запах свежести и чистоты, чувствую и ее порывистый вздох и легкую расслабленность в моих руках, но тут же вскрик:
- Ой, кофе убежит! Следи, следи! – и задорный смех, она убегает в комнату, зараза, а я с бугром в штанах и думами совсем о другом чуть не упускаю миг, когда надо именно снять джезву с плиты, тут не газ, а электричество.

И наконец, после горячего крепкого кофе, нескольких сообразных времени и обстоятельствам тостов, продолжая отпивать из бокалов и угощаться сладким в процессе, на том же диване перед включенным для освещения, но приглушенным до предела телевизором, началась и продлилась часа полтора, не меньше, чудесная и завораживающая прелюдия. Которая, несмотря на предшествующие пикировки с героиней и определенные ограничения во время проведения, очень мне понравилась. И стоит особняком во всей моей интимной жизни. Благодаря длительности и неспешности, минимальной словесной озвучке, полному совпадению по хронофазе, получению именно того отклика от ее тела, которое подспудно хотелось бы ощутить, постепенному развитию от смущения и стеснения при первых касаниях к полнейшей открытости и готовности изведать самые сокровенные ласки. Пусть я даже осознавал, что это частично игра в рамках предполагаемой роли, насколько сумела просчитать мои предпочтения Яна, все равно это соответствовало моим чаяниям, понравилось и запомнилось в первую очередь. Во вторую же очередь, не понравилось, но запомнилось, по причине тех самых взбрыков-заморочек, которыми Яна отличилась во время интима, да еще и попыталась их обосновать.

Я словно был конкистадором, продвигающимся по новооткрытой Америке. И передо мной будто стояла задача – покорить ее без насилия и кровопролития, не владея языком аборигенов, полагаясь лишь на свой опыт и отклик ее тела, овладеть ею к вящей славе Господней. Я целовал-целовал-целовал ее шею, и вдруг, халатик каким-то чудесным образом сдвигался, обнажая ее плечи, и я переходил на них. Опять поцелуи-поцелуи-поцелуи, и вот уже показалась верхняя часть декольте. Описывать такое посантиметровое продвижение вниз нудно и неинтересно, но поверьте, в реале такая игра более чем захватывающая и интригующая.

О, как выгнулась дугой Яна, когда мне удалось первый раз засосать ее сосок! Я даже испугался, не куснул ли ненароком, и это реакция на боль, а не кайф. Но нет, ее гибкие руки с тонкими пальчиками, до того упорно обороняющие бастион «перси», теперь легли на мой затылок, то прижимают, то пытаются оттянуть за подобие прически, то дают понять, с какой интенсивностью надо сосать грудь, и когда пора переходить к ублажению второй.

Не менее упорно оборонялся бастион «лоно», уже после того, как халатик, ставший намотанным на пояс комком ткани, был снят и отброшен, Форт-Стринг держался, несмотря что лазутчики в виде моих пальцев запросто проникали под них и сбоку, и сверху, и сзади, ощущая в ее сокровенном местечке настоящий жар и потоп. Лишь воспользовавшись ее недолгой прострацией от полученного пальцевого оргазма, я смог лишить ее последнего оплота, и наспех разоблачился сам, сняв расстегнутую до того рубашку и брюки, но покамест остался в трусах. Приоткрыв глаза, Яна шепнула:
- Не доставай пока! – может быть, подумала, как достану член, сразу и вставлю, хотя у меня таких мыслей не было. До собственно секса и ее ответных ласк мне обязательно следовало принять душ.

Уложив ее поудобней, головой на изголовье и примостившись сам сбоку, сползая часто на пол (вот смешные, да? рядом спальня с просторным траходромом, чего б туда не перейти… но было не до того), я снова начал ласкать уже обнаженную Яну. Лицо и шея, плечи и груди, живот и талия… живот и талия, грудь и плечи, шея и лицо… и снова вниз. Чувствую, как напряжена и возбуждена Яна и чего-то ждет, но проявляет выдержку, ни словом, ни жестом не дает понять, чего ей хочется. Позже, в постели, кажется, даже уже утром, она подтвердила этот момент своего ожидания: «Очень ждала, очень желала, но принципиально хотела, чтоб ты сделал это по своей воле, а не по моей подсказке или просьбе. Ну и в конце концов, есть мужчины, которые так не делают, не дошло бы вдруг до скандала».

Ее ожидание оказалось не напрасным, и было вознаграждено сторицей. Как только я нырнул ей между ног, вдохнул пьянящий аромат возбужденной женщины, прошелся языком сверху вниз и снизу вверх, раскрыл ее половые губки и почувствовал приятный вкус обильной смазки, лизнул буквально два-три раза ее крупный клитор, который как магнит притягивал язык, как ее тело затряслось, комната огласилась ее вскриками и всхлипами, голова моя на несколько секунд очутилась словно в тисках между ее бедрами и прижимающей к промежности рукой, потом наступило расслабление и ее счастливый выдох:
- Какой кайф! Какой ты молодец, DD!

Чуть погодя я отлизал ей еще раз! И еще раз, теперь уже чередуя куни с ануслингом. Действительно, кайф! Действительно, какой я молодец, что смог пропустить мимо ушей ее колкости и довести наше знакомство до логического конца. Ну или кончаний, еще лучше…

Где же те взбрыки-заморочки, о которых я предупреждал выше? Что же случилось такого, что омрачило такую классную прелюдию?

Яна не целовалась в губы. Вначале просто увиливала, отстранялась или подставляла под мои губы другие части лица или тела. Мне показалось, что ее отталкивает табачный запах (она не курила), собрался пойти почистить зубы. Тогда она сказала, что дело в другом, для нее поцелуй в губы – как признание в любви, как свидетельство еще большей близости, чем просто секс, как фиксация долговременных отношений, в общем, прости, не могу себя заставить. Получится само собой, вот и хорошо. Не получится – не взыщи, ты обещал, что все будет, как захочу я. Ты и так в фаворе, DD, еще ни один мужчина с такой стремительностью, за несколько часов знакомства, не оказывался в моей постели. Я б и тебя помариновала хотя бы с недельку, но ты через три дня улетаешь. Везунчик ты, даже не жалуйся!

И еще хочу пояснить насчет прелюдии. Ниже я еще несколько раз буду использовать этот термин не совсем в обычной трактовке. Не хочу вступать в дискуссии со сторонниками полнейшего равноправия мужчин и женщин даже на уровне терминологии, а равно с теми, кто может с помощью авторитетных цитат из Википедии и научных изданий доказать мою неправоту. Я с вами согласен, уважаемые. И то, что я скажу ниже, мое исключительно субъективное имхо.

Для меня секс – это вагинальное или анальное совокупление, либо минет (особенно при доведении до конца). Иногда понятия подменяются, часто встречается фраза: «секса не было, только минет». На что можно резонно возразить: «минет – тоже секс. Оральный». И поэтому не могу с логической точки зрения объяснить, почему если мне сделали минет – то секс состоялся, а если я сделал девушке куни, даже вплоть до получения ею оргазма – это еще прелюдия. Ну или в лучшем случае петтинг. Возможно, если б у меня были бы партнерши, с кем куни был бы единственной разновидностью интима, я б считал иначе. При том, что я считаю вполне нормальным сделать жене или близкой подруге куни, и на этом интимная часть очередной встречи будет завершена, если таков ее настрой на данный конкретный момент или так сложились обстоятельства.

Так вот. Исходя из таких вводных, вся наша встреча с Яной была одной большой прелюдией, продлившейся суммарно шесть-семь часов, за вычетом двух (ну или трех, смотря как считать) коротких фрагментов секса, в совокупности едва ли больше получаса.

После третьего ее «диванного» оргазма, полученного благодаря воздействию моего языка не только на ее клитор, но и анус, плюс весьма благосклонное отношение к моему пальцу в тех же краях, что естественно, преисполнило меня надеждой, что насчет поцелуев не знаю, а анальный секс с Яной случится уж точно, сделав краткий перерыв для наведения порядка в комнате и посещения ванной, мы перебазировались в спальню.

И снова - долгая и приятная прелюдия, или, если угодно, петтинг, или, если совсем уж прямо, мое упорное вылизывание ее пизды и жопы. В самых разных позах: то сидя, то лежа, то боком, то валетом; делая упор то на языке, то на пальцах, то чередуя, комбинируя и экспериментируя; постигая закономерности и обучаясь игре на этом великолепно сохранившемся теле, словно десять или даже пятнадцать лет она провела в анабиозе. Но с единственной локальной конечной целью – довести ее до оргазма, услышать характерный вскрик-всхлип-взвизг, почувствовать содрогание туловища, неконтролируемый сильный захват моей головы в своеобразный плен ее бедер и рук, секундой позже – ласковое поглаживание ее пальчиков, и когда поза даст возможность посмотреть в глаза – ее благодарный сияющий взор.

Это было приятно, провалиться мне, если кривлю душой! Но были и менее приятные сюрпризы, о них тоже надо рассказать, чтобы дать полноценное представление об этой своеобразной женщине и весьма нестандартной для меня встрече.

Во-первых, секс с проникновением, буде он состоится, должен быть только с презервативом. В принципе, я был готов к такому раскладу, исходя из каких-то намеков во время телефонного общения. И даже выложил на тумбочку с моей стороны упаковку резинок и тюбик с гелем для анала. Конечно, я попытался уверить ее, что здоров и проблем с внезапной эякуляцией не имею, но Яна была непреклонна: трахать можешь начать хоть сейчас, я свое удовольствие получила сполна, спасибо, дорогой друг, теперь, понимаю, что твоя очередь, но будь добр, только с применением мер предохранения. В ответ я заявил, что никуда не спешу, мой оргазм никуда не денется, рано или поздно я кончу, и чем позже, тем лучше, а моральный кайф я испытываю, когда получает удовольствие она, и в принципе готов продолжать пока что так, как было до сих пор. Яна в этот момент просто засияла от радости, чуть не захлопала в ладоши, обняла и поцеловала меня, сказала, что я супер и что я оправдал все ее немыслимые надежды, что обычно мужчины, делающие куни, все равно делают его в расчете на скорый секс и свой кайф, а такие любовники как я, готовые предоставить женщине львиную долю удовольствий, встречались ей крайне редко. Я потянул ее на себя, она оседлала мне живот, потом грудь, потом выше, я высунул язык, и она подставила свое лоно для очередного сеанса куни.

Во-вторых, заморочки касались анального секса. С некоторым меньшинством своих партнерш (примерно 30%) я анальным сексом занимался, соответственно, большинство (70%) в этом мне отказали. За вычетом отдельных ситуаций, когда мне было известно, что она анал практикует, но именно здесь и сейчас в попу не даст, какими были типичные обоснования женщин для отказа от анала? Предполагаемая боль и возможные опасения насчет чистоты задней дырочки. Но Яна отказалась от анала (правда, не с той категоричностью, с которой отвергла вагинал без предохранения, и это навело меня на мысль, что при должной убедительности и настойчивости я все же смогу трахнуть ее в попу), выдвинув никогда ранее мною не слыханный лозунг. Якобы анал, проведенный с должным умением и подготовкой, доставляет женщине такое блаженство, такое неземное удовольствие, не сравнимое с иными способами коитуса, что подсаживает ее на данный вид и делает фактически наркоманкой, которая считает день, когда ее не трахнули в зад, пустым и напрасно прожитым. Привела в качестве примера двух хорошо знакомых женщин, одна из которых хорошо хоть с мужем этим занимается, а вторая была вынуждена завести любовника, который со временем просек, для чего он нужен, и начал злоупотреблять ее доверием и зависимостью. И рассказала не то байку, не то реальный случай из жизни одного села их района. В 90-х, после развала СССР, в это глухое село, не по доброй своей воле, а в качестве вынужденных переселенцев, переехала группа женщин, живших до того в большом городе и достаточно раскованных как в общении, так и в постели. Большинство из них были одинокие и разведенные. Через год ни одной одинокой не было – они сманили мужчин этого села, по слухам, благодаря своей склонности к анальному сексу. Обманутые сельчанки якобы даже акции протеста провели, но безуспешно: парткомы, которые могли вернуть жёнам их мужей, вырвав из лап коварных и развращенных любовниц, уже были в прошлом.

Так что ситуация была на грани гротеска. Это я обычно уговаривал женщин, анальных девственниц, попробовать такую классную штуку, как трах в зад. Обещая, что гель снизит болевой порог почти до неощутимой величины, что для достижения нужной чистоты клизма не обязательна, достаточно тщательной промывки под душем, и что привыкнув со временем, ей самой будет хотеться давать в попу, если и не каждый раз, то просто в качестве здорового разнообразия. А они отнекивались, ой, а вдруг будет больно, ой, там же грязно, тебе будет противно, ой, это так стыдно и унизительно. Варианты насчет боли и противности с Яной не прокатывали, два моих пальца, после разогрева конечно, без усилий и возражений с ее стороны, проскакивали в адские врата как по маслу. Ни было в окрестностях и ничего грязного или противного, ни на запах, ни на вкус. Не только с моей точки зрения, но и ее, иначе она б не позволила чередовать пальцевой трах ее дырочек. И теперь, уговаривая Яну на анал, мне приходилось говорить, это еще большой вопрос, выдержишь ли боль даже при обильном нанесении геля, и еще больший вопрос, сумеешь ли кончить во время фрикций, особенно если не будешь при этом ласкать себе клитор. На что Яна, отвечала с убежденностью продвинутой школьницы, которой наркодилер предлагает красивые таблеточки: я знаю, что будет приятно и прикольно, я знаю, что испытаю космический улет и небывалый оргазм, но это первый шаг к зависимости и наркомании, я его делать не буду!

Ну и третье, самое неприятное по факту. Повторив те же доводы, что и при отказе от поцелуев в губы, Яна отказалась делать минет. Руками ласкала, очень даже неплохо дрочила, целовала мне шею и плечи, грудь и живот, умудрялась в густых зарослях отыскать соски и покусывать их, целовала даже бедра мне, когда мы располагались в позе 69, но в рот не брала, и бедолага-член, касаясь нежной кожи ее лица, недоумевал, за что ему такая мука. Возможно, если б я об этом узнал на стадии бесед, и понял бы, что она останется в этом вопросе непреклонной, и встреча не состоялась бы. Но я больше полагался на одну из прозвучавших тогда реплик: «если мужчина и женщина доверяют друг другу, то для них не должно быть ничего стыдного и недопустимого». Яна же напомнила мне другую свою фразу: «я трудно схожусь с людьми, и чтобы я начала кому-то доверять окончательно, нужны месяцы и годы».

В общем, вторая половина ночи, когда мы перебрались с дивана на кровать, тоже прошла под эгидой «петтинг – наше всё, долой мужской шовинизм в виде минета и секса». Несмотря на позднее время, несмотря на свою многочасовую поездку и, какой-никакой, но все же стресс от встречи с незнакомым мужчиной, она не запросилась «баиньки» после пары очередных оргазмов от куни, мне даже показалось, что она готова так хоть всю ночь без продыху, в подтверждении своих слов о собственной неутомимости, если мужчина ей нравится, и полнейшей апатии, если нет, сказанных в ресторане. Но часам к шести зевков стало все больше, организм Яны переел сладкого и стал противиться насильной вгонке в оргазм, и улегшись в позе ложек (я просунул ей член меж бедер, и она своими последними предсонными движениями щекотала головку), мы заснули.

Я рано встаю, даже если накануне лег поздно. Проснулся часов в восемь с ощущением, что больше не усну, что времени до расставания осталось не так много, и что, пока Яна спит, надо бы мне озаботиться получением своего удовольствия, раз она пустила это дело на самотек. Да, был соблазн, всунуть ей тут же, и поза располагала, и утренняя эрекция, но это было бы некрасиво и неправильно. Поэтому я сперва извлек презик из упаковки, натянул его на свой орган, и встав с кровати, обошел ее и приблизился к Яне с другого края.

Некоторым женщинам нравится утренний секс до пробуждения, некоторым нет, а некоторые к нему индифферентны. Яна, по всей видимости, относилась к последней категории. Единственное, что она сделала, когда я ее поставил раком на кровати, сам встав у кромки, сонно пробормотала:
- С презервативом! Обязательно! – протянула руку назад, нащупала резинку на члене, и примостившись поудобней, не могу с уверенностью сказать, что снова уснула, но впала в блаженное оцепенение, как только я ей вставил и начать трахать.

В рассуждении разнообразия, конечно же, надо и такое испробовать – трахать совершенно безвольное тело, хозяйка которого то ли спит, то ли кайфует втихомолку (последнее, конечно, вероятней, судя по обилию смазки, и когда я вдруг останавливался, переводя дух, сверх пары секунд, Яна слегка покачивала бедрами, мол, ну что, чего остановился, давай продолжай). Фрагментарно и мимолетно прикалывает, но чтоб на постоянной или регулярной основе? Брр, не приведи господь! А меня в то утро больше занимал вопрос, что мне лучше кончить, ибо настрой Яны перед засыпанием был такой, что как только проснемся, так и продолжим, ей очень нравится моя неутомимость в плане доставления ей удовольствия. Вряд ли он поменяется настолько, чтоб отсосать мне или дать в зад. Хотя последнее стоило бы попробовать, ее доводы насчет отказа от анала настолько смехотворны, что можно всерьез не принимать. Тем более обычный трах сейчас меня нисколько к оргазму не приближает, я могу хоть полчаса так наяривать размеренно, пока мне или ей не надоест. И тут я пожалел о своей тактической оплошности. Звездочку ануса, очень даже соблазнительно выглядывающую и словно подмигивающую из-под моего пуза на противоходе фрикций, я разминать начал, протестов от Яны не последовало, но было четко понятно, именно сейчас без геля не обойтись. А тюбик остался на тумбочке с той стороны кровати. Или же надо ей полизать, увлажнить слюнями, иначе никак.

Но коварная Яна мои намерения просекла и пресекла. Как только я вытащил из нее член и направился к тумбочке, чтобы взять гель, она распласталась на постели, приоткрыв один глаз, хитро так посмотрела, куда я иду, показала мне язык и повернулась на спину. Надежды на анал было безжалостно перечеркнуты, а ведь счастье было так близко! Ну что мне стоило взять с собой этот несчастный тюбик, когда я начинал вагинал. Позже этот вывод подтвердила и Яна, сказав сакраментальное: «Кто не успел, тот опоздал!» после моего предположения, что если б смазал ее попу предварительно и успел бы вставить, то она уже не сопротивлялась бы.

Описание бытовых моментов наступившего утра и завтрака я пропущу. Скажу лишь, что вскоре после кофе петтинг начался на диване, но перешел в самом скором времени на ложе, просторней оно и удобней! Считать оргазмы Яны я давно уже бросил, ничего нового до того и после того фрагмента, о котором хочу рассказать ниже, не было: куни и ануслинг для Янкиного полного счастья.

И вот, при очередном сеансе отлиза, проводившемся в позе 69 (до того момента, без взятия в рот с ее стороны, ласкала член только руками), видимо, как-то по особому закайфовавшая Яна, как мне показалось, немного хмельным голосом (возможно, сказалась и допитая за завтраком бутылка вина), предупредила меня:
- Я хочу сделать тебе минет! Но только в презервативе, без вариантов! Хорошо?

Хорошо, конечно, что я мог сказать? Только надорвав, протянуть ей очередную упаковку (мы лежали так, что именно мне было удобней взять ее с тумбочки). Яна извлекла презик, руками натянула его, пригладила по краям, для прикола можно добавить, что полюбовалась, и пригнувшись, очевидно истосковавшись по тому, что все-таки делала ранее регулярно и охотно, стала быстро и умеючи сосать мой хуй.

Дамы и господа! Вот уже чего вы не ожидали от меня, что когда-либо я буду слагать оду минету в резинке. И я тоже от себя такого не ожидал. Даже давая свое согласие и протягивая упаковку Яне. Да, бывало такое у меня кое с кем, кое-когда. Но реакция неизменно и естественно была «фу, лучше б не было». Но не в этом случае. То ли я уже разуверился в возможности получить самому хоть какое-то физиологическое удовлетворение. То ли подсознание дало команду телу не реагировать на тонкую оболочку, воспринимая все натуральнейшим образом. То ли Яна оказалась искусной мастерицей оральных ласк, до поры до времени скрывающей свои пристрастия и тут внезапно решившей их продемонстрировать. Скорее всего, все эти причины возымели действие. Но я реально кайфовал, блаженствовал, упивался действиями Яны, жалея только о том, что лежим мы строго на одной оси, и я не могу видеть, что она конкретно вытворяет с моим органом, лишь на уровне ощущений догадываюсь, как она то забирает его глубоко-глубоко, то вертит во рту и облизывает языком, то быстро сосет, сильно сжав губами, урча и причмокивая.

По правде говоря, мне стоило поднапрячься, подогнать оргазм и кончить. Ибо женская прихоть – капризная штука. Захотела сейчас сосать – приступила. Через минуту расхочет – перестанет, и нипочем не уговорить. Но с одной стороны, я все-таки хотел продлить эти классные ощущения, с другой – хотел аналогичным образом выразить свою благодарность за нарушение ранее высказанных принципов. Поэтом притянул ее поясницу поближе и впился языком и губами ей между ног, искренне желая, чтоб и она получала незабываемые ощущения.

Я, быть может, своего и добился. Оргазм с членом во рту Яна пережила явно острее, чем множество таких же до. Поясница заходила ходуном, словно трахая меня в рот. Вскрики и стоны тоже продлились дольше, чем обычно. А апофеозом, чего я совершенно не ожидал, оказался довольно-таки сильный и болезненный укус моего члена.

Я заорал и выпрямился, как подброшенный пружиной. Яна пушинкой слетела с меня, хорошо еще, не на пол, а на свою половинку кровати.
- Ну что ты делаешь, Яна? Разве так можно? Больно же! – на пределе возмущения выразился я. Она тяжело дышала, и кажется, в первую секунду и не сообразила еще, что случилось.
- Извини, я не хотела! Так получилось случайно, я полностью потеряла контроль над собой! – проговорила она.

В общем-то было понятно, что она не нарочно, что укус – следствие того, что я не просчитал эту возможность, поэтому дулись мы друг на друга совсем недолго, и вскоре примирились, за очередным сеансом петтинга, уже традиционно одностороннего.

Часов в одиннадцать мы стали обсуждать, что делаем дальше. То ли продлеваем проживание еще на сутки (я лоббировал именно этот вариант, тем более помня наши разговоры, что было бы неплохо не только в номере провести время, но и по городу побродить, различные места посетить), то ли до вечера (зная хозяина гостиницы, я был уверен, что он разрешит это за символическую оплату или вообще бесплатно; какое-то время этого хотела и Яна, сказав, что выйдем-пообедаем, вернемся-поваляемся, и потом уже разбежимся), то ли пора честь знать уже сейчас.

Набрав с моего телефона своим родственникам в Y, Яна все же выбрала последний вариант. Понятно, что они тоже волновались, зная, что та намерена приехать и вдруг перестала отвечать на звонки, хотя еще вчера смогла известить смс-кой, что доехала и все нормально.

Значит, что, разбегаемся? А кончать кто будет, Пушкин? Яну это не волнует, она отказывается и отнекивается, она говорит, что сексом надо заниматься ночью, а днем это неправильно, она советует мне подрочить и успокоиться, либо же вытерпеть пару дней и отыграться на жене, она фланирует по комнате в нижнем белье и выбирает, что ей надеть при выходе сейчас, и спрашивает моего совета… Короче, издевается, еще и лукаво так посматривает, ожидая, смирюсь ли послушно или что предприму?

Ррраз – Янка взята в охапку.
Дддва – Янка лежит лицом вниз поперек кровати.
Тттри - Янкины трусы отлетают далеко в сторону.
Чччетыре – я лежу на ней и мой дымящийся член очень даже удобно улегся в ложбинку меж ее ягодиц.

- DD, презерватив возьми! Пожалуйста! А то обижусь! – шепчет Яна. Но лежит покорно, возможно, сама же этого и хотела, проявления силы и власти.

Обойдемся! Ни ты не обидишься, ни я своего «дружка» в резиновый плен не сдам, он сегодня и так пострадавший.

Ппппять, десять, двадцать, ну самое большее тридцать секунд – приподнявшись на коленях, удерживая Янкины ягодицы так, чтоб член ходил между ними, я ее типа трахаю таким образом, и когда наступает пора жарких, разрывающих сердце своим сладким кайфом, выплесков, прижимаю головку к ее анусу, стараюсь, чтоб хоть капля спермы, да проникла туда, и растираю остатки по ложбинке и полупопиям.

Уфф, отстрелялся наконец-то, до чего же хорошо! Я откинулся на спину, лежу в блаженстве, прижавшаяся сбоку Яна оперлась локтем об мою грудь и задумчиво смотрит мне в лицо. Раздумывает, поцеловать меня в губы? Тянусь сам. Нет, поспешил. А она, чуть поменяв позу, убрав локоть с моей груди, но продолжая рукой играться с мехом, договорила ту фразу, шевеление губ при начале которой я ошибочно принял за желание поцеловаться:
- Хорошая у тебя фотка на Мамбе, DD! Такой правильный, интеллигентный мужчина, в костюме и галстуке. Была бы та, которая сейчас на вацапе, даже внимания бы не обратила. Повезло тебе, серьезно!
- А тебе нет, Яна?
- И мне!

Хотелось бы на этом поставить точку. Если б поцеловались, наверняка поставил бы. Но правда превыше. Хотя ничего особо интересного далее не было. Пара ее закидонов, куда ж без них?

Вручаю свой подарок ей, та же копченая рыба, стандарт от проживающих в озерно-морских краях жителям других местностей. Говорю, что рыба, что копченая, столько-то штук. Нет, все равно заставила развернуть, убедилась сама, потом только завернула и положила в свой баул.

- Вызови такси, мой телефон так и не заработал!
- А номер знаешь?
- Нет, я же не в Y живу.
- И я не местный.
- Как называются мужчины, которые не могут решить женские проблемы?
- Не знаю. Пошли вниз, там у магазина их куча стоит, сами ждут клиентов.

Внизу у магазина. Стоящие машины ей не понравились, ловлю в потоке.
- Нет, эту не тормози. И эту тоже не надо. Вот, эта подойдет.

Открыл ей дверь, поцеловал в щеку, усадил, подал баул.
- Ну пока!
- Пока!

Всё? Ну почти.

Вечером того же дня (видимо, телефон починили, Яна как раз говорила, что в подземном переходе в том районе, где живут ее родственники, есть мастерская) получаю сообщение по вацапу:
- Почему ты не заплатил таксисту? Я обиделась!

Будь счастлива, Яна!

P.S. Можно увидеть определенный символизм в том, что имя (ник) последней (крайней) на данный момент моей женщины из блокнотика – Яны, начинается на последнюю букву алфавита. И сделать из этого какие-то выводы и предсказания, провести анализ, выявить тенденции. Думаю, не стоит! Ведь это в русском языке буква «Я» - последняя, а не в моем родном. А в числе 153 и вовсе не отыскать символизма, разве что к нумерологам воззвать. Но лженаукам я не верю, так что пока воздержусь…
Жалоба на рассказ! Автор: Искатель (все рассказы автора)

Добавить комментарий 0 комментариев



Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу

Строго запрещено переходить на личности, а также на гнобление тематики рассказа!
||-+×
Стоп! Не нашли то что искали? Попробуйте поискать это в нашем поиске!
Не спешите закрывать эту страничку! На нашем сайте еще очень много порно рассказов и историй, которые без сомнения Вам понравятся! Попробуйте ввести в форму поиска, расположенную выше, интересующий Вас запрос и Вы сами удивитесь сколько ещё интересных и возбуждающих рассказов находится на нашем сайте!