Порно рассказы
» » Порно рассказ «Ловушка (5 часть)»

 

Ловушка (5 часть)

60

21.01.2019 14098


1.

- Паша, привет.
- Здравствуйте, Валерий Иванович. Как Вы там в Голландии?
- Да, все нормально, обустроился. Ты как отдохнул?
- Отлично отдохнул, в Штаты смотался, - по голосу можно было определить, что Павел улыбался.
- Сколько ты там был? Две недели?
- Да все три с половиной.
- Понравилось?
- Да, очень. Народ хороший, простой. Главное – знать, куда лучше носа не совать. А так…
- Да, знаю, знаю. Слушай… - Валерий Иванович сделал паузу, подбирая слова. – Я тут с этим выездом совсем забыл попросить тебя об одном одолжении.
- Слушаю внимательно.
- Ты же секретаршу искал? Нашел?
- Да, я даже не знаю. Я пока в отпуске был, только по бизнесу общался с коллегами. А вот по секретарше…
После слегка подозрительного и настораживающего молчания Валерий Иванович продолжил:
- Помнишь Игоря-Инну, трансика?
У Павла загорелись уши – «неужели он знает, что было в машине?..»
- Помню, конечно, - Паша быстро перешел на серьезный деловой тон.
- Она должна была прийти на собеседование по документам Елены Фроловой. Глянь там завтра. Приходила – не приходила. Если еще не взяли секретаршу, то пристрой ее… Инка - нормальный трансик. Неглупая, спокойная, покладистая, ну ты в курсе. Ну, и чтобы все баз лишних разговоров, не надо никому знать.
- Я все понял, Валерий Иванович. А если уже взяли? Увольнять и брать… э?..
- Нет, нет, если взяли, никого увольнять не надо. Подумаем потом, что с Инной делать. Ладно, добро. Давай, на связи.

2.

«Вообще ебанулся шеф. Нахера он это тянет вообще? Личные дела – это личные дела, мне пофиг. Но зачем же это все в бизнес?.. Тьфу!..»
Паша негодовал, настроение было испорчено – и он злился на себя за это.
«В офисе на ресепшн будет сидеть кто? Что это будет вообще? Что офисные сотрудники подумают? А клиенты? Куча народа там шастает чужих и своих. Секретарша – лицо компании!.. Твою мать… Тьфу!..»
Он понимал, что заставляя себя думать так, он лукавил, и от этого злился еще больше.
Конечно, он был против, чтобы на фирме с ним работал транс. Но особенно не хотелось – и от этого он слишком сильно волновался, - чтобы это была именно Инна.
Потому что тогда, в тот очень странный день, ее минет в машине оказался сногсшибательным и незабываемым. Ласки ее великолепной мягкой груди, ее красивое лицо, ее глаза и взгляды. Он понимал, что видеть ее каждый день в офисе и оставаться спокойным и беспристрастным будет сложно. Он будет хотеть ее. И осознание, что у нее между ног совсем не то, что у обычной красивой девочки, при всем великолепии ее женственных фигуры и лица, вызывало непонятные и незнакомые чувства и желания.
Которые табу, которые он никогда не одобрял.
Но которые просыпались при мыслях об Инне, тем более, если она всегда будет рядом – его фактически правая рука.

Павлу было двадцать девять. Мастер спорта по боксу, хотя с Валерием Ивановичем он познакомился, когда вместе тренировались и выступали за один клуб по армреслингу. Именно Валера пригласил его к себе на работу в свое время водителем и телохранителем.
Павел быстро соображал, был надежен, в излишней болтливости замечен не был, и Валерий Иванович все больше и больше втягивал его в работу фирмы, не только охрана и вождение автомобиля.
Когда стало окончательно ясно, что шеф вынужден будет покинуть страну, он назначил Павла на должность Административного Директора.

На душе у Павла сейчас было несладко.

3.

Молодой Директор Павел Владимирович сразу по получению должности завел себе привычку рано приезжать в офис, в начале девятого, хотя официально рабочий день начинался в девять утра – не любил пробки, а украденные десять минут у сна обычно выливались в выигрыше как минимум полчаса на дорогу. Ему нравилось неторопливое начало рабочего дня, когда утренняя тишина офиса медленно заполняется звуками, голосами, суетой сотрудников.

С важным модным портфелем, в котором на самом деле был лишь тоненький ноутбук, он вышел из лифта на этаже офиса, и его взгляд буквально уперся в спину девушки, находившейся с внешней стороны ресепшн. Элегантно перегнувшись через стойку, с телефоном в руках, она кому-то что-то объясняла, тянувшись и заглядывая в экран монитора, непроизвольно эротично оттопыривая попу – похоже, секретаршу (скорее всего) застал телефонный звонок, когда она была не на месте, и поэтому сейчас общалась именно так и в такой позе.
Поза была великолепна.
Стоя на носочках, в туфлях на высоких каблуках, с притягивающим внимание игривым швом на черных колготках, которые покрывали идеально стройные ноги, в облегающей до колен юбке, которая подчеркивала элегантность одновременно спортивной и аппетитной девчачьей попы, в белой блузке, сквозь которую благоразумно лишь чуть-чуть угадывался лифчик - она усердно и терпеливо кому-то что-то объясняла на немецком языке, кивая головой, покрытой блестящими гладкими черными волосами.
«Фух, пронесло! – мысленно выдохнул Павел, любуясь формами девушки-секретарши. – Взяли нормальную девку. Отлегло. Прям камень с сердца.»
Наверное, почувствовав спинным мозгом, что на нее смотрят, девушка вздрогнула, опустилась на каблуки и развернулась лицом к Павлу…
Немая сцена была достойна пьесы «Ревизор».
Паша и Инна одновременно открыли рты, их глаза округлились до максима, и она едва не уронила трубку телефона.
Густо краснея Инна, а точнее Елена Фролова, первая пришла в себя от нервно повторяющегося вопроса на другой стороне телефонного провода, она по-немецки извинилась за паузу и продолжила общаться с клиентом, или кто там ей звонил.
Секретарша Лена осторожно обошла стойку ресепшн и заняла свое место, испуганно посматривая на Павла, продолжая терпеливо и вежливо общаться – теперь уже с дрожью в голосе – с каким-то занудой.
Павел подошел к стойке ресепшн, какое-то время постоял, глядя на Лену-Инну и медленно возвращаясь в нормальное состояние, но так и не дождался окончания разговора и ушел в свой кабинет.
Он плюхнулся на директорский кожаный стул с высокой спинкой и в сердцах швырнул портфель на стол:
- Пиздец!

4.

Четыре недели назад Валерий Иванович сказал Игорю, чтобы он «в образе» Инны, с чужими документами - паспортом и трудовой книжкой – некоей девицы Елены Фроловы (слегка похожей на Инну), явился на некую фирму на собеседование. Проводить интервью будут три человека, один из которых в курсе, и всё должно пройти быстро и без проблем.
Варианта не соглашаться у Игоря не было. Денег не то, что на операцию по превращение его обратно в мужчину, на пропитание и на квартиру не хватало. По-любому с такими классными бабскими сиськами и жопой никуда не сунешься в виде парня.
Полгода потерпеть. Накопить денег. А там, как обещал врач, грудь сойдет, и попа сдуется. Возможно, придется корректировать соски – они, конечно, очень классно получились, совсем по-настоящему – но ОН должен вернуться, и никаких Инн-Лен! Полгода тупо – работа-дом-работа-дом. И потом снова - здравствуй, Игорь!

Смутные сомнения, что что-то не так, появились минут через тридцать после начала собеседования. Елена Фролова с блеском прошла техническую часть – великолепные знания Excel, Word, Power Point и уверенно хороший немецкий язык – у фирмы важные клиенты из Австрии и Нидерландов, а голландские партнеры были не против общаться на языке своего большого европейского соседа. Но когда Финансовый Директор стала копаться в документах потенциальной секретарши, у Инны выступил холодный пот на всем теле. Финдир долго с искаженным сомнениями лицом переводила взгляд с фото в паспорте на Елену и обратно. Потом с не меньшим удивлением читала и перечитывала две строчки в трудовой книжке, где была единственная запись о том, что Фролова всего лишь год работала продавщицей магазина в маленьком городке Тверской области.
- Вы давно в Москве? - наконец спросила Финансовая Директриса, слегка бесцеремонно прервав милую беседу между Еленой и сотрудницей ЭйчАр.
- Полтора года, - ответила Лена, что было правдой для Игоря.
- У Вас только среднее образование?
- Да, к сожалению, так. Планирую поступать в Университет.
- Ваш трудовой стаж - год продавщицей магазина. Откуда такие знания математики, компьютера, программирования, немецкого языка?
- Я хорошо училась в школе… - дрогнувшим голосом ответила Елена, понимая, что если начнут копать в этом направлении, выяснять про ее должностные инструкции, чем она конкретно занималась, работая продавщицей, быстро запутается.
- И Вы этому всему научились в школе?
- Нет, не только, я просто люблю компьютер, немецкий. Сама интересовалась, изучала. Как хобби.
- Как хобби? – более чем нужно злым языком продолжила душить Финдир.
- Ну, да, можно так сказать, как хобби.
- Пока работали продавщицей?
Елена криво и нервно улыбнулась и кивнула.
Двое других собеседующих по очереди принялись рассматривать явно подозрительные документы, их лица все больше и больше выражали изумление.
Лене-Инне окончательно стало ясно, что про нее настоящую никто из присутствующих здесь не знает, что она сейчас действительно проходит реальное собеседование в черт знает какой фирме по чужим документам. Определенно, запахло жареным. А если начнут расспрашивать про городок в Тверской области? А если попросят Свидетельство о рождении, Свидетельство об окончании средней школы? Валерий Иванович, похоже, жестко подставил ее. Вышвырнул как котенка в бушующее море. Выплываешь – молодец. А не выплывешь… Ну и ладно.
- А в Москве вы где-то работали? Рекомендации можно получить? – спросил дядя, имя которого выскочило из головы Лены, кажется Директор по продажам.
- Я только неофициально работала. Брала заказы на выполнение различных задач… Фрилансер… - Лена начала паниковать.
- Фрилансер? – с гротеском в голосе повторил главный человек по продажам, явно удивляясь, что обычная молоденькая продавщица провинциального магазина не просто знает такое слово, но еще и умудрилась быть им.
- А что у вас за фото в паспорте?.. - это был самый убийственный вопрос часовой пытки перекрестного допроса.
- Ну, как говориться, если в Вашем фотоальбоме только одна маленькая страшненькая фотография, значит это Ваш паспорт, - неожиданно даже для себя сказала Елена и пожала плечом.

Все рассмеялись, и напряжение неожиданно исчезло.
- Ладно. Вы когда сможете приступить к работе?
- Да, хоть завтра.
- Ну, приходите завтра в девять. Нет, лучше в десять.

Лена сделала над собой усилие, чтобы не открыть рот от изумления, не веря своим ушам, не ожидав такого поворота, уже приготовившись к самому худшему.

- Всё довольно странно и много непонятного, но посмотрим на что Вы способны, - недоверчиво срезюмировал Директор по продажам.

5.

Павел включил подслушивающее устройство с места секретарши и запустил программу, которая выводила экран компьютера ресепшн на его ноутбук. Он был настроен решительно – малейший косяк, малейшее неподобающее, по его личному мнению, поведение или разговоры с людьми, занятие фигней на рабочем месте – он вышвырнет ее в ту же секунду. И черт с ним, с Валерием Ивановичем, Павел не готов рисковать своей репутацией из-за странностей и блажи босса.

Увиденное и услышанное – а точнее подсмотренное и подслушанное – бесконечно изумляло Павла весь день.
Казалось, у Елены Фроловой восемь рук. Она взвалила на себя кучу обязанностей, готова была помочь всем и во всём советом и делом. И все были настроены к ней очень доброжелательно и даже где-то панибратски, как будто она проработала здесь уже пару-тройку лет, а не пару-тройку недель.



- Петр Сергеевич, подойдите, пожалуйста, - даже слегка подпрыгнув, обратилась она к проходящему мимо сотруднику с улыбкой.
- Что, Ленок, случилось? – остановился Петр.
- Я проверила Ваш отчет. Смотрите.
- Ну, что там?
- Во-первых. Как в фильме «Иван Васильевич меняет профессию», помните? «Ты как челобитную царю подаешь?..» - с улыбкой процитировала Ленок, аккуратно опустив слово «холоп».
- А что в челобитной? – не зло, явно привыкший к такому общению, поинтересовался Петр.
- Что за «Книга1»? Вы представляете, я все ваши отчеты соберу и отправлю Павлу Владимировичу. Что будет? Пять штук Книга1, три штуки Книга2, потом Книга7 и так далее.
- А как надо?
- Вот Вы что прислали?
- В смысле, что? Отчет.
- Прекрасно! Кого? Сергеева. За какую неделю? Сорок вторую. Вот так и назовите файл – «Отчет Сергеева за 42 неделю»!
- Ну, давай ты исправишь.
- Я-то могу исправить. Это пол беды – книга. Беда – что в книге!
- А что там?
- Смотрите, - сказала Лена, когда Петр зашел за стойку ресепшн и наклонился к монитору ее компьютера. – Вот формула суммы стоит. Неправильно, не все строчки подтягиваются. А вот вместо формулы - значение. Вот еще ошибка. Это вообще попахивает каким-то, мягко говоря, обманом, а то и…
- Бля, - растерялся Петр Сергеевич.
- Вот-вот, - поучительно, несмотря на разницу в возрасте более двадцати лет, сказала Лена. – За такой отчет Павел Владимирович Вас кастрирует… а мне матку вырежет. Давайте, я это Ваше письмо удалю, Вы все исправите и пришлете снова. Проверяйте, пожалуйста.



- Ты что, все считать собралась? – зло спросил молодой водитель фирмы, который привез десятки коробок с закупленными канцтоварами.
- Леша, ну, ты же знает, что буду, - терпеливо ответила Лена.
- Что, каждую ручку, каждый карандашик, каждый?.. – скорчил недовольную гримасу водитель.
- Каждую ручечку и карандашик, - кивнула Лена, стараясь быть спокойной.
- Ваще пипец! – злился водила.
- Давай так, я сейчас тут покопаюсь с файлами, кое-что нужно закончить, - холодно предложила Лена, ткнув пальцем в свой компьютер. – А ты вернешься через пятнадцать минут, как будто этого разговора не было, и мы пойдем с тобой считать.
Водила постоял несколько секунд, буравя секретаршу гневным взглядом, который она уверенно выдержала, развернулся и ушел.
- Спиздили – не украли, наверное, вернут, - теперь уже зло Лена тихо пробормотала себе под нос, наблюдая как удаляется к лифту молодой водитель.
Через пятнадцать минут тот вернулся, и они пошли считать канцтовары.

6.

Павел Владимирович был шокирован и удивлен качеством и объемом работы, которую выполняла новенькая секретарша. Не то что уволить - казалось, где она такая была раньше?
За две недели работы бок о бок после отпуска он уже сам начал сомневаться – неужели это тот самый Игорь? Неужели это парень?
«Матку вырежут…» Это ж надо так сказать о себе? Ведь очень точно и правильно сказать, если прикидываешься Еленой Фроловой.
Ни разу и близко не ошиблась с выбором местоимений и глаголов в женском роде, используемых при обращении к себе. «Я была, я сделала, я написала…» Ни разу не проскочило у нее «я думал, я сказал». Ни полнамека, даже когда они оставались наедине, на то, что они знали друг друга раньше.
Может и правда, это обычная девчонка? И голос у нее такой приятный, хоть и довольно низкий, но все равно женственный. И запах духов, и умение ходить и даже бегать на шпильках, ее жесты, ее всё.
«Может я что-то перепутал? – думал Павел. – Может это действительно тогда сразу Инна была, когда я приехал забирать ее со съемной квартиры? Правда, зачем-то одета в мужское… Загадка! Башка кругом идет.
И как классно помогает во всем. Так идеально подготовила все к юбилею фирмы – снять Отель с бассейном, договориться о конференц зале, о заселении, парковке. Мне только оставалось приезжать и подписывать договора. Действительно – моя правая рука. И ни разу, ни полнамека на то, что между нами что-то было. И отношение всех к ней. Нормальная девчонка! Загадка…»

7.

Елена Фролова тоже была приглашена на Конференцию, приуроченную к круглой дате с момента создания фирмы. Серьезной Конференцией это, конечно, было назвать сложно – чтобы не превращать отмечание юбилея фирмы в трехдневную попойку, было решено разбавить ее собраниями, на которых все отделы рассказывали о своих достижениях, показывали красивые графики, таблицы, презентации.
Лене не нужно было присутствовать на этих собраниях, ее дело - посматривать, чтобы на кофе-брейках своевременно появлялись кофе и плюшки (что и так неплохо получалось у сотрудников отеля), чтобы ДиДжей действительно приехал и привез свои диски.

- Мы с девчонками идем в бассейн, пойдешь с нами? – предложила Лене Алина, сотрудница ЭйчАр, которая бездельничала здесь еще больше, чем Лена. – У нас есть с часик, пока эти, - Алина кивнула в сторону заполненного конференцзала. – Не закончили свои презентации. Потом там в бассейне набьется людей как селедки в бочке.
- Пойду, - тихо согласилась Лена.
«Ну, вот и оно. Черт. Я так была против, но все как начали орать – ищи отель с сауной, с бассейном! Ну, что мне делать? Заболеть? Загрипповать резко? Домой отправят… Что делать? Вот встряла. Да, лучше заболеть, и никаких раздеваний.»

8.

Купить купальник оказалось легко – он продавался в маленьком магазинчике банно-плавательных принадлежностей возле входа в бассейн. Прозрачный широкий скотч пришлось одолжить у организаторов из Отеля…

Игорь в первый раз в жизни видел голых девушек вживую – а не в порно фильмах, - но прямо сейчас он полностью был сосредоточен на себе. Он сидел в женской раздевалке лишь в одних трусиках с обнаженной красивой женской грудью напоказ и криво улыбался. Четыре голые молодые сотрудницы суетились, веселились, поочередно становились на весы и не спешили одевать купальники и уходить в душевую. Ему, точнее ей, Лене, тоже нужно раздеться полностью, пока она не начала своим поведением вызывать подозрение. Лена могла показать себя (даже не без гордости) сзади и сбоку – фигура девушки-модели с гармоничными округлостями и выпуклостями в нужных местах, - но никак не спереди. Да, ее член надежно замурован скотчем, и там создается полное впечатление больших женских половых губ - ничего между ними не выглядывает и не бугрится. Но зачем скотч, его наличие? Пусть он и прозрачный…
Может переодеться в туалете? Но это странно.
- Лен, что застряла? – спросила Алина, которая вернулась к своему шкафчику, занятому как на зло рядом. – Купальник что ли забыла?
- Купальник есть. Задумалась, что-то, - улыбнулась Лена, встала и повернулась к подруге лицом – если та бросит взгляд вниз, то там трусики, все исключительно идеально и без подозрений. Даже хорошо, если посмотрит на гладкую поверхность нижнего белья.
В трусиках без подозрений…
- Пойду взвешусь пока не наелась на ужине, - спасла ее сама Алина и отправилась на весы.
Лена быстро сняла трусики, оставшись полностью обнаженной, схватила свой купальник и…
И закопалась в нем – руки не слушались, бирка торчала и ее нужно оторвать или отрезать, но нечем. Быстро вгрызлась зубами в бирку и потратила на ее откусывание ровно столько времени, сколько Алине понадобилось для подхода к весам. Стоя боком к коллеге, Лена лихорадочно подняла ногу, бедром прикрывая от глаз подруги свою «женскую писю в скотче», просунула ее в купальник, изобразила, что не удержалась на ногах и плюхнулась попой на лавку. Быстро вторую ногу в купальник и как можно скорее подтянуть до талии, понимая, что от страха кружится голова, и можно реально свалиться на пол. Когда «пися в скотче» оказалась прикрыта, Лена замерла, посмотрела на Алину и медленно выдохнула.
- Держись, не падай, - прокомментировала Алина действия Лены, роясь в своем шкафчике и глядя исключительно на свои вещи, и чуть грустно добавила. – Я вес набрала.
Алина не заметила.
Лена с улыбкой лениво потянулась, чувствуя прилив адреналина и радости:
- Нужно и мне взвеситься.
Она не стала полностью надевать купальник – пусть обязательно все посмотрят, какая у нее грудь, самая настоящая женская.
Лена прошла, встала на весы и, продолжая глупо улыбаться, вернулась к своему шкафчику – она даже не запомнила, сколько завесила. Все обошлось. Ей казалось, что переодеться обратно теперь у нее получится легко.
Можно и расслабиться, и рассмотреть живых – никогда раньше не видела – голых женщин, их настоящие писи, тем более Алина надевала свой купальный костюм так медленно, так откровенно и так близко от лица Лены, что потрогать ее «там» можно было и не вытягивая руку полностью, а если наклониться, то уткнешься носом в вагину.
Глядя на гениталии Алины, у Лены возникло чувство, которое обдало ужасом. Это не было чувство сексуального влечения. Это было чувство зависти…

9.

Появившаяся словно из ниоткуда бутылка шампанского, оказалась очень кстати – Лене хотелось запить свой стресс переодевания, поддержать нахлынувшее облегчение и радость, что все дьявольски хорошо обошлось, к тому же выпивать оставшиеся две девчонки собрались по-прежнему нагишом.
Шампанское сильно ударило в голову Лены – в этот день у нее был только легкий завтрак, да и первая половина дня держала в напряжении. Алкоголь усиливал приподнятое настроение, и от него чувство, что здесь, в женской раздевалке, она в правильном месте, среди своих, перестало ужасать и не отторгалось.

Быстрый душ и наперегонки, словно им по двенадцать лет, Алина и Лена первые выскочили из душевой. Лена чуть не поскользнулась, с трудом удержавшись у самого края бассейна.
В воде уже были двое охранников фирмы и их босс.
И ее, Лены, босс.
Наверное, они следовали той же логике, что и четыре девушки – успеть поплескаться в бассейне, пока не набежала большая толпа.
Лена присела на корточки у бортика прямо перед носом у босса и довольно вульгарно развела в стороны колени:
- Павел Владимирович, здравствуйте, еще раз, - с игривой улыбкой кокетливо поприветствовала она его, хотя они сегодня регулярно виделись с восьми утра.
- Привет, - смущенно сказал Паша, не в силах оторвать взгляд от места между ног своей секретарши.
- Ведь у нас все в порядке? Все под контролем? – Лена предоставляла возможность рассматривать себя во всей красе.
- У? Угу, - место удивления на лице Паши лишь на мгновение сменило недовольство.
- Мне кажется, ни к чему не придерешься, - понизив голос, многозначительно сказала Лена, позволяя ему налюбоваться и хорошенько изучить свою «писю в купальнике», готовая уже расхохотаться от нарастающего удивления Павла.
Насмотревшись, Паша зло стрельнул глазами в свою секретаршу:
- Только с алкоголем поаккуратнее.
И, оттолкнувшись от бортика, поплыл вдоль дорожки.

10.

Еще было всего лишь десять, вечеринка не добралась даже до середины, а Лена чувствовала, что опьянела. И понимала, что ее спаивают. Да, очень классно все, весело и здорово, но… Слишком много к ней мужского внимания, слишком многие хотят с ней выпить и потанцевать. Танцы она категорически сразу отвергла, бросив мужчинам перефразированную строчку из песни - «женщина не танцует». Но эти их взгляды… Они все более откровенные и пошлые.
Она оторвалась от стайки парней и убежала в туалет.
Выходить из него не хотелось.
- Блядь, сука, нахуя так напиваться? – вусмерть ругала Лена свое отражение в зеркале, благо никого рядом возле умывальников не было. – Глаза уже в кучу собрать не можешь, засранка безмозглая. Давай, думай, что делать? Ох, довыёбываешься.
Она приоткрыла дверь женского туалета и принялась наблюдать, тщетно пытаясь построить план своих дальнейших действий – возвращаться за стол к парням никак нельзя.
Охранник у выхода. Новый раунд танцев – диджей, конечно, молодец, красава, знает свое дело. Свет приглушили, и он стал переливаться всеми цветами радуги и мигать. Это хорошо, почти ничего не видно. Рвануть в свой номер прямо сейчас? Вот тетки постарше за дальним столиком. Вот Паша подошел к охраннику…
Лена бегом вдоль стеночки полетела к выходу из зала.
Паша повернул к ней голову и надменно и очень зло посмотрел.
- Паша, дай мне ключ от своего номера, а то мне пиздец, - первый раз она говорила с ним в такой манере, разве что шепотом.
Паша всегда отличался быстротой мышления. Через секунду ключ от его номера гостиницы был в руках Лены, и она устремилась к лифтам. Паша резко развернулся в сторону зала – вроде бы никто, кроме охранника, который в доску свой, ничего не увидел.
Через минуту Пашин телефон пискнул смской. Лена. «Все, я у тебя в номере.» Паша с облегчением выдохнул и вернулся в банкетно-танцевальный зал.

11.

Полпервого ночи. Поразительно, но больше половины участников конференции еще была на месте и мощно отплясывала под современные ритмы. Появившееся чувство тревоги усиливалось – он с час назад обменялся c Леной смсками «Из номера сама не выходи» - «Хорошо», но потом она перестала отвечать на звонки.
Неужели вышла из номера? Неужели выманили? Или сама открыла?
Павел легко уговорил ресепшн отеля выдать ему второй ключ – он выдвинул метродотелю версию, что оставил свой ключ в номере и захлопнул дверь, - и поднялся сначала на этаж, где был номер Лены (толпа веселых, но пьяных молодых людей), а потом к себе.
Он открыл дверь своих апартаментов, чувствуя, как бешено стучит пульс в висках, и прошел.
На краю кровати, на боку, поджав ноги, тихо спала девушка. Ее поза, облегающее платье подчеркивали совершенство женской фигуры – длинные ноги, сексуальная попа, плавная гармоничная линия перехода от бедер к талии. Обалденно красиво.
Лежащий возле головы Лены телефон беззвучно вспыхнул от пришедшей смски: «Лена, мы тебя обыскались. Ты где?»

Павел обошел кровать, уселся в кресло - «вот уж никак не ожидал, что сегодня придется спать одетым и сидя» - и стал любоваться ее красивым лицом.
Лена открыла глаза и испуганно на вздохе вскрикнула «Хап!», быстро поднялась и поправила платье:
- Извини. Черт… Я выключила звук… Уснула.
- Ничего, - спокойно ответил Паша.
- Вот твой ключ, - она подошла к столу, положила электронную карточку и испуганно и безрассудно направилась к выходу.
- Они там тебя ждут.
Она остановилась у двери, потом повернулась и, не оборачиваясь и не говоря ни слова, зашла в туалет, закрывшись на замок. Зашумевшая вода в душевой ввергла Павла в сильное волнение.

12.

Показалось, что Лена плескалась бесконечно долго. Павел едва смог справиться с нахлынувшими смятением и мандражом - захотелось сбежать, - но он отругал себя за эту слабость. Он просто, не двигаясь, так и просидел в кресле двадцать минут, пока Лена купалась под душем.
Она вышла в наглухо запахнутом халате с влажными волосами. Даже сейчас, смыв почти весь макияж – отчетливым и нетронутым остался только карандаш вокруг глаз, - в ней не было ни капли мужского. Опять появились сомнения - не настоящая ли это девушка, а он все неправильно понимал?
Она прошла к кровати, стянула покрывало и, так и не снимая халат, залезла под одеяло. Паша не знал, что делать.
- Подойди ко мне, - тихо позвала она его.
Павел покорно встал и, обойдя кровать, приблизился к ней.
Лена приподнялась и, не глядя ему в глаза, уверенно и по-деловому принялась расстегивать ремень его штанов, ширинку и потянула вниз трусы.
Он оказался не в силах отказаться от ее минета. Она не хотела или могла это делать глубоко, но это было и неважно, ее губы были нежными, язык приятно щекотал уздечку члена у нее во рту. Она взяла его за руку и отправила себе на грудь, распахнув халат. Ласкать грудь доставляло Павлу невероятное наслаждение – в меру упругая, но без уплотнений (точно силикона нет), крупные торчащие соски - и усиливало кайф от мягкого сосания его члена. Она поглаживала его яички, иногда пальцами переходя к легкому подрачиванию у самого лобка.
Сам не зная зачем, он отдернулся, безрассудно испугавшись, что сейчас кончит.
- Иди в душ, - предложила Лена, не стесняясь, что халат свалился с плеч, оставаясь прикрытой по пояс одеялом.
«После такого минета душ уже и не нужен», - подумал Павел, но не стал возражать.

13.

Он вернулся с полотенцем на бедрах и залез под одеяло на своей половине кровати, и она тут же навалилась своей грудью на него, очевидно твердо решив, что ждать инициативы от него не стоит. Ее лицо было совсем близко от его лица, но помедлив немного, она поняла, что он еще не готов к поцелуям в губы, и осторожно потянулась выше, в надежде, что перед грудью он не сможет устоять.
Он не был против целовать ее соски – крупные и призывно торчащие, - и она оседлала его сверху.
Он посасывал то один сосок, то другой – она поворачивалась, чтобы ему было удобнее, избавляя от необходимости крутить головой.
Она закинула руку назад, взяла его член и подалась всем телом вниз. Он почувствовал смазку у нее между ягодиц, и как старательно расслаблялся ее анус – легкое сопротивление, и он вошел в нее.
Лена делала все движения сама, предоставляя ему возможность оставаться в самой ленивой позе, двигая только бедрами, животом прижимаясь к нему.
Павел сконцентрировался на ощущениях в районе своего лобка, но так и не смог сообразить – то ли это мужские яички (почему такие крохотные?), то ли половые губы девушки.
«Черт возьми, я ее уже трахаю, а так и не понимаю – парня я трахаю или девку. Хитрая. Ловко она. Хотя… Неужели девушка свой первый секс сама предпочтет в попу? Вряд ли. Но я не чувствую ее член, есть ли он у нее вообще?.. Да, хрен с этим всем, как же приятно трахать ее в попу!» - и он сосредоточился на своем кайфе от плотного скольжения члена.
Да, все-таки у нее есть мужской половой орган – Лена шумно запыхтела, ее анус принялся сильно сжиматься, и Павел почувствовал, как ему на живот начали плюхаться жирные капли липкой густой жидкости.
Лена кончала, забрызгивая его своей спермой.
Тяжело дыша, она приподняла плечи, но наклонила голову, так что спадающие вниз волосы закрыли Павлу обзор, что же там.
Словно шустрая кошка, она соскочила с него, быстро прикрыла себя одеялом, заводя Павла – «черт подери, я так и не видел ее члена!» - и принялась тщательно вытирать его живот и грудь от своих капель.
- Извините, не удержалась, - с игривой, но победоносной улыбкой сказала Лена.
Наведя у него порядок, она мгновенно развернулась, стала раком и прогнула спину, слегка покачивая великолепной попой взад-вперед. От такого предложения никому невозможно отказаться – вид был шикарный, захотелось поцеловать ее туда, но он не решился.
Павел постарался рассмотреть, что там у нее между ног сразу ниже ягодиц. Ее выглядывающие яички были исключительно сексуальны и соблазнительны и очень похожи на вагину – разве что между «больших половых губ» не было щели.

Он трахал ее, притягивая за талию к себе, она тихо мурлыкала от наслаждения, а ее женские ягодицы красиво прыгали и ударялись о его бедра. Он посматривал, как движется его член, погружаясь в попу при движении вперед и невероятно развратно и порнушно оттягивая тонкую кожу ануса при движении назад.
Ему тоже понадобилось совсем немного времени, чтобы кончить.
Захотелось посмотреть, как ее попа будет выглядеть, когда он вынет. Но уткнувшись головой в кровать, она схватилась рукой его cзади, не позволяя выйти из себя, и завалила обоих на бок.
Член Павла начал угасать, но Лена явно была против этого и не выпускала из своего капкана – она принялась приятно «кусаться» анусом, медленно, но ритмично прижимая его к себе, намекая, чтобы он продолжил трахать. Затем перехватила его руку и отправила себе на грудь.
Ее усилия оказались не напрасны – эрекция, хоть и не спеша, начала возвращаться, и уже через минуту его член был в полной силе и снова хорошенько и глубоко трахал попу Лены, неприлично хлюпая просачивающейся оттуда спермой.
Она отняла его руку от своей груди и осторожно переместила себе на живот.
У нее явно был план его соблазнения и секса с ним, возможно заранее продуманный, хотя скорее всего спонтанный, фантазируя и экспериментируя на ходу.
Трахать ее в попу было шикарным удовольствием для него, и она это понимала – она повернула голову с улыбкой на лице и умудрилась коснуться губами его губ.
Лишь на мгновение его посетила мысль, что целоваться с ней – это неправильно, но сил не отвечать на ее поцелуй не нашлось.
Продолжая целоваться, она подтолкнула его руку еще ниже – он не стал сопротивляться – а потом еще.
Он коснулся ее стоячего члена.
Это оказалось безумно возбуждающим.
Еще чуть ниже двинула она его руку, и Павел уже сам изучает пальцами ее небольшой членик. Головка. Кожица, которую интересно подвигать и подрочить. Ее гладкие яички. Она сильнее задышала, и без слов поправила его руку, подсказывая, что сейчас нужно просто дрочить ей. И он нашел это умопомрачительно классным.

Они кончили одновременно.
Она опять придержала его, чтобы он не спешил выходить из ее попы, и, обессилев, обмякла.
Пролежав какое-то время, дав обоим членам успокоится, Лена – словно взяла за правило в эту ночь – вдруг неожиданно вскочила и, прикрыв себя полотенцем, на цыпочках засеменила в душ, так и не показав ему, как же оно выглядит, то что у нее между ног спереди.

14.

***********Финал******************

Май был очень жарким. И в прямом смысле это слова - применительно к погоде, и в переносном – по бизнесу. Понедельник у Павла начался вне офиса, поэтому на рабочем месте он оказался лишь в пять часов вечера.
Прошло больше четырех недель, когда он в последний раз видел Лену.
Он заставлял себе не скучать по ней, но это было сложно – все-таки восемь месяцев практически полностью совместной (дну-две ночи в неделю они не спали в одной постели, оставаясь каждый в своей квартире) жизни – бытовой и особенно сексуальной.

После конференции по поводу юбилея фирмы они так и не смогли расстаться. Прошло восемь месяцев, а ему казалось, что он помнил каждую деталь и мелочь, каждый день, когда они были вместе. Словно это не в октябре прошлого года, а вчера ночью она вышла к нему из душа в гостиничном номере после первого их настоящего секса, полностью обнажённая и естественная, ни капли ничего не стесняясь. Как будто так и должно быть – великолепное, близкое к идеальному, женское тело и при этом небольшой мужской член и яички.
Лена оказалась ненасытна в сексе. Так мило было наблюдать, как при занятиях любовью во всевозможных позах и местах квартиры – от экспериментов в душе-кухне-прихожей до приличного на кровати и в постели – мило болтается ее член, как он наливается силой, твердеет и встает, хотя продолжает оставаться маленьким, и потом бурно кончает просто от того, что Лене приятно, как он ее трахает в попу.
Еще на конференции она сказала ему, что это всего-то на четыре максимум пять месяцев, а потом ей придется исчезнуть, чтобы вернуть Игоря. Ибо только четыре максимум пять месяцев ее тело будет женским. А потом, как в сказке, карета превратится в тыкву.
Это побудило Павла не думать, чтоб будет потом – нужно просто как больше и полнее насладиться сексом с девушкой с пенисом. И они спали поочередно то у него, то у нее, делая перерыв лишь на день-два в неделю. При этом умудрились ни разу (Павел был уверен в этом, ибо всегда мог послушать и почитать каждого сотрудника фирмы в офисе) не попасться на глаза никому из знакомых, не вызвать ни у кого ни малейшего подозрения.
Но прошло полгода, а Лена стала еще более сексуальной девушкой – попа и грудь больше, все старые лифчики «единички» оказались малы. И ни полнамека на перемены в сторону превращения в «тыкву».
Поначалу это радовало Павла – еще недельку-две шикарного секса с «такой» девушкой, еще немножко сладкого, как наркотик, пикантного и даже «неправильного» секса (как здорово, что у нее есть член).
Но постепенно усиливалось появляться чувство тревоги – почему же не происходит никакого превращения в сторону мужчины? Наоборот, ее тело становились еще сексуальнее и женственнее, а член, казалось, уменьшился как минимум в полтора раза и хоть и продолжал радовать обоих свей эрекцией, но спермы меньше, и она стала более прозрачной и совсем не густой.
В конце апреля появилось напряжение и желание выяснить причины происходящего. Все разрешилось само собой – банк затребовал лично явиться Елене Фроловой для продления договора, проверки счетов и замены кредитной карточки.
С «левым» паспортом точно туда идти было нельзя.
Значит, на этом все.
Совсем и окончательно. Как и когда-то планировалось.
И так протянули наслаждение друг другом чуть ли не на «лишних» полгода.
Елена Фролова взяла отпуск на три недели, плюс длинные майские праздники. Сегодня должен был быть ее первый рабочий день после отдыха.
Но она не придет.
Просто исчезнет.
Как жаль! Как же с ней было хорошо. Во всех смыслах и всех отношениях. Но в любом случае это тупиковый путь. Когда-то разрешение ситуации и расставание должно было произойти.

15.

Павел оставил открытой дверь своего кабинета, хотя обычно предпочитал закрываться. Он включил ноутбук и сосредоточился на работе. Его внимание отвлек женский смех в коридоре.
«Пипец, с башкой уже не все в порядке походу, ну смех же и голос совсем как у Лены. Глюки уже. Ну не может быть?» - он не верил своим ушам, чувство, что слышит Лену, не покидало.
Он грязно выругался себе под нос и вышел на ресепшн фирмы.
Елена Фролова стояла у стойки ресепшн и хихикала с молодой сотрудницей. Увидев Павла, она вздрогнула, растерялась и села на место:
- Здравствуйте.
- Привет. Зайди ко мне, - гневно бросил ей Павел и решительно двинулся обратно в свой кабинет, невероятно злой - ему хотелось по дороге что-нибудь пнуть или сбросить со стойки вазу с цветами на пол.
Лена засеменила за ним.
- Ну? – на своем рабочем месте он был похож на разъяренного быка, глядя на нее исподлобья.
- Павел Владимирович! – с дрожью в голосе затараторила Лена. – Я все сделала. Я была в банке, все продлила и подписала, и в нашем эйчар копию паспорта обновила. Вот мой новый паспорт.
Она выбросила руку с документом вперед, подошла к столу Павла Владимировича, положила паспорт и снова вернулась на место у двери.
Павел не смог вставить даже слово в быстрый монолог Елены. Он открыл ее паспорт. Новенький, пахнущий типографской краской и пластиком. Полистал. Фотография настоящая. Ее, Лены, которая сейчас дрожит у двери. Елена Александровна Фролова. Пол женский. Прописка. Где, кем и кода – три дня назад – выдан.
- Паспорт настоящий. Все без обмана.
- Но как? – его гнев полностью испарился, сменившийся безграничным удивлением. – Ты же должна была делать операцию по удалению груди?
- Я сделала. По удалению. Но только не груди, а…
- Как? Там же Бог знает сколько нужно сидеть на гормонах?
- Я и сидела. Просто Вам не говорила…
- А когда начала?
- В сентябре прошлого года. На следующий день осле того, как Вы вернулись из отпуска и… И не выгнали меня из компании… - Лена продолжала разговаривать с ним на Вы, как секретарша со своим директором, между которыми никогда ничего не было и не могло быть.
- Аху… - Павел сдержался, чтобы не закончить слово с «еть». – То есть тебе отрезали член?
- Угу, - кивнула Лена, сильно краснея.
- И?..
- И сделали вагину. Самую настоящую.
Взгляд Павла был как у боксера, только что побывавшего в нокдауне, изо всех сил старающегося вернуть концентрацию.
Лена знала, что в кабинете у Павла (только у него) не ведется запись или слежка за сотрудниками (какой смысл следить за собой?) - она закрыла замок входной двери в кабинет, быстро стянула с себя плотно облегающие джинсы вместе с трусиками, чуть присела и раздвинула колени, бесцеремонно и бесстыдно предоставляя возможность Административному Директору рассмотреть вагину своей секретарши.
Дав полюбоваться своими красивыми женскими гениталиями несколько секунд, Лена также стремительно все подтянула на место и открыла замок двери – не нужно никому знать, что они тут закрываются на ключ хоть когда-либо.
Павел оставался в шоке, его мысли беспорядочно летали в голове, он переводил взгляд с Елены Фроловой на ее самый настоящий паспорт, выданный обычными сотрудниками паспортного стола. Без подвоха и обмана.
- Павел Владимирович, - прервала она молчание. – Я не хочу уходить из фирмы. Тем более сейчас… Но как Вы решите, так и будет.
- Ладно. Иди пока, - Павел сильно смущался.
- Хорошо. Спасибо, - Лена повернулась к двери, но остановилась. – Да… Врачи сказали, что еще месяц секс «туда» нельзя. Куда угодно, только не туда. То есть… Куда угодно можно ведь… У меня старушка-процентщица… Ну в смысле, бабуля, у которой я снимаю квартиру, уехала на месяц на дачу к подруге. Я совсем одна дома. Приходи…
И Лена, не дожидаясь ответа, пулей выскочила из кабинета.

16.

Павел сидел на работе до девяти вечера. Последние два часа он обманывал себя, стараясь придумать, что еще срочное ему нужно сделать обязательно сегодня. В девять он вышел из офиса, сел в машину и поехал к Елене Фроловой…
Жалоба на рассказ! Автор: WeinStein (все рассказы автора)

Добавить комментарий 0 комментариев



Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу

Строго запрещено переходить на личности, а также на гнобление тематики рассказа!
||-+×
Стоп! Не нашли то что искали? Попробуйте поискать это в нашем поиске!
Не спешите закрывать эту страничку! На нашем сайте еще очень много порно рассказов и историй, которые без сомнения Вам понравятся! Попробуйте ввести в форму поиска, расположенную выше, интересующий Вас запрос и Вы сами удивитесь сколько ещё интересных и возбуждающих рассказов находится на нашем сайте!