Порно рассказы
» » Порно рассказ «Ученицы волшебниц (17 часть)»

 

Ученицы волшебниц (17 часть)

Этим утром, перед тем, как убежать на уроки, Дамира как обычно с готовностью подставилась под страпон Лили, бурно оргазмировав даже быстрее, чем обычно. Когда зелёноволоска трахала её, транссексуалка стонала и повизгивала, страстно целовала жену, играясь с её грудями и листьями. Теперь у неё была такая возможность, девушки в последнее время смогли существенно разнообразить свои занятия любовью. Когда уже не действующий атавизм Дамиры не мешался между ними, жёнам стало удобнее соединяться в обычной девичьей позе. Хотя в последнее время им удавалось делать это не так часто, как хотелось бы, и не потому что волшебницы решили их разлучить, а из-за дополнительных занятий.
После наказания жены Лили сама записалась на алхимию, и принялась со своей обычной тщательностью вчитываться в книги, чем заслужила похвалу Саллары, что было особенно ценно, учитывая что по-настоящему впечатлить древнюю алхимичку было очень непросто.

Злёноволоска в своих листьях вместо одежды очень выделялась среди будущих алхимичек. Прочие сперва удивлённо косились на неё, затем привыкли и перестали замечать. Куда большей проблемой для неё стало расписание уроков, алхимия с онейромантией почти перекрывали друг друга, и ей, единственной пытавшейся посещать оба курса сразу, приходилось каждый день со всех ног бегать с одного урока на второй.
«"Хрен вам» — Подумала Лили, проносясь в своих развевающихся листьях мимо проходящих Талариши с Салларой.

Перед подругами таких проблем не возникало, они всё всегда успевали, не из-за старательности, здесь до Лили им было далеко, а того, что они не пытались соблюдать взаимоисключающие параграфы.

Девушки потихоньку постигали тайны колдовских наук. В промежутках они по-прежнему оставались секс-игрушками настоящих волшебниц, и наслаждались этим, чем дальше, тем больше.
Наверное, чародейки что-то делали с ними, от чего уровень сексуального удовольствия учениц потихоньку повышался. Они замечали и всё прочее, что продолжало происходить с ними, их тела медленно менялись. У Лили кожа начала зеленеть следом за волосами, её листья разрослись ещё сильнее, теперь её растительная юбка прикрывала колени, а в последнее время листочки начали пробиваться и у неё в волосах. Менялись и другие девушки.

Амалия расцветала красотой, а транссексуалки становились всё женственнее. Тимарил всё более походила на сестру, и начала завивать свои волосы в такую же причёску, для большего сходства. Её груди подрастали, тело потихоньку принимало всё более женственный облик. Тимарил заметила, что стала ниже ростом, плечи стали уже, живот окончательно разгладился, а кожа стала гладкой и шелковистой.
Менялась и Дамира. Ноги старшей транссексуалки стали стройными и ровными, талия тоньше, ягодицы круглее, а ненужный ей член, с которого уже сняли сетку, становился меньше. Он как бы втягивался внутрь. Всем остальным Дамира выглядела совсем как настоящая девушка, нежное овальное личико стало ещё красивей.

Сегодняшний же день оказался особенным.
К Дамире приехали её родители.

Выходя к воротам, транссексуалка нервно взглянула на себя, всё ли правильно. После того, как Дамира много времени провела практически обнажённой, ублажая волшебниц, она в монотонном платье в пол никак не могла отделаться от ощущения что на ней надето _слишком много_.
— Дамир…а? — Окликнула её стройная, соломенноволосая женщина, которая благодаря идеально гладкой, безупречной коже выглядела намного моложе своих сорока с небольшим лет. Сейчас, после обучения, транссексуалке было сразу понятно, что это тоже магия. И каким бы ни было купленное матерью алхимическое зелье, оно наверняка крайне дорого, раз большинство людей им не пользовались.
— Дамира? — крикнул мужчина средних лет, одетый с показной небрежностью.
Сразу опознав её среди нескольких учениц, родители двинулись вперёд. Конечно же, они и не ждали увидеть ничего другого, зная про смену пола, и что вместо сына у них теперь дочка.
Они подошли без спешки, уверенной походкой. Отец слегка улыбался, мама часто моргала и пыталась тоже улыбаться, но у неё получалось не слишком хорошо.
Транссексуалка шагнула было вперёд, но замерла, не зная, кого обнять первым — отца или мать. Ей не хотелось, чтобы кто-то из родителей почувствовал себя обделённым или подумал, что Дамира любит одного из них сильнее.
Раньше, чем транссексуалка успела что-то решить, отец взял её за плечи, и направил в объятья матери. По её щекам текли слёзы.

Обнимая мать, Дамира ещё подумала, что, наверное, ей следовало ещё скромнее одеться на этой встрече, в прошлый раз родители по привычке назвали её мальчиком, а взглянув на Дамиру и в таком облике, никто бы не усомнился, перед ними стоит девочка, подчинённая и доступная.
Конечно, такой она и выглядела, а в постели и была, а на уроках… Нет ну откуда родителям знать, что пару дней назад она на прямо на уроке решительно спорила с госпожой Таларишей, когда ней показалось, что им _опять_ подсунули дозу чепухи, чтобы девушки не теряли бдительности? Она бы осмелилась поспорить и с пугающей всех вокруг Салларой.

Мать обнимала её, чувствуя у себя в руках обычную девичью фигуру, небольшие, но вполне упругие груди транссексуалки хорошо ощущались через тонкую ткань платья, и Дамире стало слегка стыдно за то что она показалась перед родителями в таком виде, делавшие её слишком похожей на секс-игрушку. Кем она вообще-то и была одновременно с ученичеством и останется до его окончания.
— Извини, если я сейчас расплачусь, это не значит, что мне здесь плохо. — Тихо проговорила Дамира, обнимая мать, и чувствуя, как её собственное тело невольно начинает реагировать на лесбийский зов.

С отцом она ничего такого не почувствовала, и подумала, что никогда в жизни уже не испытает гетеросексуального влечения. В последний раз такое было с ней когда она была ещё мальчиком.

Держа мать за руку ученица шла по коридору к своей комнате, по дороге рассказывая о своих успехах в алхимии, и что она может стать одной из великих волшебниц.
— Дамира! — Долетел до них весёлый девичий голос. — Вот ты где! А я тебя повсюду ищу!
Транссексуалка оглянулась. По коридору к ним приближалась возвращавшаяся с уроков Лили, как всегда «одетая» в ростущие на ней листья, босая и с распущенными по плечам зелёными волосами, с той же вечной улыбкой на губах, и отстранённо-мечтательным выражением её милого личика, медленно шла мимо, ступая по пушистому ковру.
Дамира по привычке залюбовалась ею.

Зелёноволосая ученица, как всегда выглядящая какой-то несерьёзной, хихикнула, взглянув на родителей жены.
— А это кто к нам пожаловал? Новые ученицы?
— Кто это? — спросила старшая женщина, отрываясь от своего бывшего сына.
— Моя жена. — Ответила Дамира.
— Ты женился, то есть, женилась? — Удивлённо спросил отец. За эти четыре с небольшим года он так и не вполне привык к тому что его сын стал дочерью-лесбиянкой, скорее всего, потому что они редко виделись.
Подойдя ближе, Лили поцеловала транссексуалку в щёчку, затем в губы, как бы случайно дотронулась до груди, но затем спохватилась, что ей не следует заходить слишком далеко на глазах у родителей Дамиры.

Она отчаянно надеялась, что по дороге не случиться ничего, в чём бы ей понадобилось объясняться, и они без приключений добрались почти до комнат учениц, когда транссексуалку снова окликнули, причём именно так, как она боялась.
Это оказалась госпожа Талариша.
Хуже могла быть только Саллара.

Волшебница в красном двигалась им навстречу, и никаких развилок, где можно было бы скрыться, поблизости не просматривалось.
— Ну, Дамира. — Без каких-либо приветствий начала чародейка. — Как там ты пока меня не было? С твоим телом всё как и должно быть?
— Да, госпожа. — На автомате ответила Дамира, кланяясь волшебнице. — Я взяла на себя смелость увеличить дозу зелий. Член уменьшился ещё на полсантиметра, у Тимарил эрекция все ещё есть, но её сисечки растут быстрее моих.
— Замечательно. — Произнесла волшебница. — Даже мой клитор скоро будет больше, чем твоя штучка.
Госпожа Талариша взглянула на родителей транссексуалки как-будто только сейчас заметила.
— Так-так. — Чародейка сурово посмотрела на обоих. — Дамира, кого это ты привела? Водишь себе любовников, пока никто не видит?
— Нет госпожа. — Торопливо ответила транссексуалка. Они мои родители. Вы ведь не запрещали посещения так ведь?
— Нет, хотя, возможно и следовало, по крайней мере таким недоделанным девочкам как ты. Всегда считала, что транссексуалкам следует запретить любое общение с мужчинами, чтобы им неоткуда было учиться мужскому поведению.
— Но я вовсе не таскаю к себе любовников. — Оправдывлась Дамира.
— Тем лучше. — Ответила Талариша. — Дамире нужно иметь пред собой только женщин как пример для подражания. А то ешё подумает, что она парень.
— Никак нет, госпожа. — Ответила транссексуалка, одновременно желая провалиться сквозь пол.
Волшебница двинулась дальше по коридору, в сторону комнат учениц помладше.

Дамира ещё раз раскланялась, когда волшебница прошла мимо, и пробормотав себе под нос «Ну почему эту гадину занесло сюда?», и снова схватив мать за руку, едва не потащила её к себе в комнату, только шикнув жене.
— Лили, пожалуйста, займи Таларишу чем-нибудь, чтобы она не совалась сюда хотя бы пару часов. — Дамира постаралась, чтобы её голос звучал как можно менее жалобно.
— Не волнуйся, она сейчас будет у Тимарил. — Ответила Лили, закрывая дверь.
Зелёноволосая ученица оперлась на дверь, думая, чем она сможет по-быстрому заинтересовать госпожу, кроме своего тела. Неожиданно высокими для недавно записавшийся на курсы познаниям в алхимии?

* * *


По счастью, Лили это не понадобилось, госпожу Таларишу заняли сёстры Амалия и Тимарил. Пусть и не для того, чтобы отвлечь её, а просто потому, что попались ей на глаза.
Обе оказались в её палатах, вместе с новыми игрушками чародейки, причём блондинки с прошлого раза явно почувствовали себя лучше.
Старшая совсем перестала стесняться ходить в коротком платье, а младшая была в одной только короткой юбочке, на её груди вместо топика были только золотые щиточки, приклееные к соскам, подобное украшение почти ничего не скрывало, и её груди отлично держались и без поддержки лифчика.

Блондинкам сразу же дали возбуждающего зелья, заставив обеих в тот же момент почувствовать страсть, и невольно начать нетерпеливо поглаживать самих себя. На их лицах выступало всё более откровенное желание, и они начинали поглядывать друг на дружку, пытаясь угадать, что волшебница придумает на сей раз.
«А ведь девушка готова!» — Обрадованно подумала госпожа Талариша. — «Пусть ещё будут жалобы и взбрыки, но милашка уже лесбиянизирована. Скоро она и сама будет воспринимать себя как Амилу, а не Меланью, девочку-игрушки из гарема».

Волшебница в красном поднялась с трона, и плавными движениями приблизилась к девушкам. Транссексуалка с сестрой заложили руки за спину, и выгнулись, чтобы их груди были лучше видны волшебнице. Амалии очень нравились подросшие груди сестры, и она надеялась, что настоящим колдуньям она тоже будет привлекательна.
Волшебница ещё раз окинула их взглядом, затем вернулась к Луноликой с Амилой.
Мать и дочь уже настроились на любовь, и чувствовали поднимающуюся у них внутри страсть и влечение друг к другу, и ещё больше чтобы волшебница обратила на них внимание. Им хотелось ублажить её, и Ариана чувствовала радость от того, что её дочь привлекала госпожу. Возможно, это чувство было и несколько… неестественным, но женщина ничего не могла с ним поделать, её губы невольно расплылись в улыбке, когда колдунья остановилась перед Меланьей.

Госпожа Талариша одним движением сняла один из щиточков с груди младшей блондинки, и потрогала открывшийся сосок.
Девушка не пыталась уже протестовать против подобного, и волшебница уверенно кивнула, прикладывая украшение на место. Золотой щиточек прилип сразу же, и Талариша скользнула к старшей. Сейчас Луноликая с готовностью кланялась Таларише, а Ксанья недавно сообщила, что последние пару ночей мать и дочь открыто ласкались между собой, так что чародейка была уверенна, что всё будет в порядке. Возбуждающие зелья действовали.
Чувствуя, как Луноликая уже начинает подтекать от резко включившегося у неё внутри желания, госпожа Талариша ещё раз порадовалась за неё.

Она аккуратно раздела Ариану, и ощупала её груди.
Старшая блондинка напряглась, ощутив, что её сосочки стали чувствительнее, и тело само собой реагирует на первые же прикосновения, ожидая ласок.
Женщина почувствовала, как её пронзает острое, болезненное, желание. Такого никогда не происходило с ней раньше, до того, как она стала игрушкой волшебницы. Страсть попросту захлёстывала её с головой, и она уже от одних этих прикосновений отчаянно захотела продолжения.

Которое волшебница не замедлила ей дать. Как и Амалии.
Тимарил же связали руки за спиной, и привязали к креслу, оставив смотреть на чужую любовь, и возбуждаться от этого. Транссексуалка понадеялась, что ей позволят потрахать хотя бы саму себя, но вместо этого госпожа Талариша не дала ей ничего, чем она могла бы поиграть, и девушке оставалось только смотреть.

Амалия, пару раз взглянув на сестру, поцеловала сперва старшую блондинку, затем младшую, потрогала груди обеих, прокомментировав, что у Амилы они такие замечательные и упругие, и что ей очень нравится.
Девушки поцеловались снова, и уже через несколько секунд руки младшей блондинки легли прямо на тело Амалии, заползли той под блузку, гладя груди. Ариана сама начала испытывать всё отчётливее раздававшийся в ней лесбийский зов, глядя как дочь и ученица колдуний раздевают друг дружку, целуются. Затем они плавно опустились прямо на ковёр.

Госпожа Талариша расположилась позади со связанной транссексуалки, опершись подбородком ей на плечо, и тоже любовалась взаимными ласками трёх других, время от времени трогая Тимарил в разных местах, от чего девушка возбуждалась всё сильнее и сильнее.
Немного подождав, пока все три девушки перед ними не дойдут до такого состояния, чтобы страстно ласкаться между собой, не замечая ничего вокруг, она плавно расстегнула платье бывшего юноши, и гладила её честные женские грудки.

Тимарил отчаянно возбудилась, но со стороны это не было заметно, госпожа Талариша тщательно зафиксировала её в такой позе, чтобы торчащий атавизм транссексуалки не было видно. http://ero-foto.com/ Амила с Луноликой и Амалией продолжали ласкаться между собой, они легли на толстый пушитстый ковёр треугольником, чтобы Амалия вылизывала Амилу, которая в свою очередь дарила такое же удовольствие матери, а та — ученице.
Чувствуя ловкий и умелый язычок Амалии у себя в киске, младшая блондинка наслаждалась этим, всё сильнее с каждой минутой. На сей раз страсть нарастала медленнее, и она не слишком активно ласкалась, позволяя ученице делать своё дело, и сосредоточившись на материнской вагине перед своим личиком.

Так продолжалось, пока госпожа Талариша не приказала им остановиться.
Девушки сразу же повиновались, прекратив взаимные ласки, и, чувствуя отчаянное желание, поднялись с ковра, с трудом сдерживаясь, чтобы не продолжить самостоятельно, и временами касаясь своих грудей.
Волшебница смерила их взглядом, оценивая их разгорячённые тела, и, не отпуская обнажённую грудь транссексуалки, заговорила снова.
— Очень хорошо, хотя вам, конечно, этого мало, но ты делаешь успехи… Луноликая, ты уже неплохо выучилась лесбиянить свою дочь. — Волшебница улыбалась. — Хотя до Амалии тебе далеко, да и Амила учится лучше. И всё же ты уже хорошо узнала женские ласки, как я вижу. Продолжай в том же духе, и смотри, что я хочу тебе показать… Вот так мы используем нашу Тимарил.
Волшебница улыбнулась, и одним лёгким движением скинула юбку, под которой оказался уже пристёгнутый толстый страпон.
Амалия с готовностью привязала сестру к вбитым в пол колышкам, и волшебница опустилась на транссексуалку сверху, введя искуственный член в её задницу, как обычно не озаботившись предварительными ласками. Здесь волшебница коварно пользовалась тем, что сама успевала хорошо распалиться заранее, и потому транссексуалка всегда предпочитала сестру. Амалия всегда заботилась о ней. И всё же транссексуалка была уже возбуждена, и попыталась податься назад, с удовольствием почувствовав в себе страпон госпожи Талариши.

Чародейка трахала её, быстро набрав высокий темп, и Тимарил настроилась на быстрый оргазм, но волшебница не дала ей такой возможности. Едва почувствовав, что транссексуалка готовится кончить, госпожа Талариша резко вышла из неё, и прекратила ласки.
Тимарил изнывала от желания, но вместо того, чтобы дать ей возможность наконец достичь вершины наслаждения, чародейка оставила её мучиться неудовлетворённым желанием, и обернулась к блондинкам.
— Видите? Страпонить девушку совсем не сложно.
Она своим обычным текучим движением обошла вокруг связанной девушки, а затем подала один из лежавших на столике искусственных членов старшей блондинке.
— Пока я добрая, можешь насладиться нашей Тимарил. Девочку вообще надо чаще иметь. - Волшебница откровенно улыбалась, и с нежностью погладила Ариану по шее, затем по щеке. — Попробуй, тебе понравится.
Ариана несмело взглянула сперва на колдунью, затем на по-прежнему связанную Тимарил, чувствовалось, что транссексуалка возбуждена, и хочет продолжения, хотя Ариане казалось несколько… притивоестественным для женщины страпонить другую женщину, и мысль о том, что совсем недавно точно так же она смотрела на любую однополую любовь, не сильно останавливало сомнения.

Что останавливало их очень хорошо, так это накатившее возбуждение. От зелья у Арианы кровь закипала в жилах, женщина с трудом могла хоть как-то удерживаться от того, чтобы кинуться в объятия первой попавшейся девушки. Блондинку пронизывало острое желание, она чувствовала, что Тимарил тоже жаждет продолжения. И блондинка окончательно забыла любые мысли о неправильности происходящего с ними.
Ариана дотронулась до её тела, ощущая гладкую и шелковистую кожу транссексуалки, провела рукой по тонкой талии, дотронулась до её крупных грудей, и почувствовала, что ту просто треясёт от страсти.
Госпожа Талариша внезапно оказалась позади Арианы, и ласково прошептала ей на ушко.
— Ну, что, Луноликая? Хочешь нашу Тимарил? Давай, трахни её. Натягивай, еби её.
Старшая блондинка почувствовала, как чародейка пристёгивает ей искусственный член.

Острое, болезненное желание пронзило Ариану, женщина чувствовала себя всё более лесбиянкой, и прямо сейчас её киска уже пульсировала, всё настойчивее требуя внимания.
Госпожа Талариша подтолкнула её вперёд, и блондинка не успев понять, что делает, наклонилась к связанной транссексуалке, и легла на неё, обхватив её за груди и ощущая, как они мягко перекатываются под её ладонями. На ощупь груди Тимарил оказались такими же, как у любой другой, и Ариана чувствовала, что даже торчавший у неё между ногами членик в золотой сеточке не мешал ощущению того, что перед ней девочка.

Ариану влекло к транссексуалке, и она не смогла ничего поделать с собой.
— Чего остановилась, давай, вставляй ей. — Произнесла госпожа Талариша, и Ариана с неожиданной для самой себя готовностью вставила страпон в её задницу.
Тимарил тихо ойкнула, и сама подалась назад, насаживаясь на достаточно толстый искусственный член Луноликой.
Старшая блондинка на несколько секунд остановилась от неожиданности, затем тоже подалась вперёд, пытаясь соединиться с транссексуалкой, как раньше это происходило с ней самой, но чувствовала, что у неё получается не слишком хорошо, она впервые в жизни использовала страпон, и от непривычных движений у Арианы слегка свело бёдра. Не умея поддерживать темп сколько-нибудь долго, блондинка обнаружила, что брюнетка под ней вполне приноровилась к такому сексу, и вполне уверенно подмахивает ей навстречу, и позволила себе предоставить дальнешее более опытной девушке. Блондинка замедлила движения, и позволила Тимарил делать большую часть работы самой.

Транссексуалка быстро насаживалась на страпон Арианы, она сама сумела быстро поймать привычный темп сестры, вскоре начала снова наслаждаться таким сексом.
Рядом с ними Меланья так же ласкалась с Амалией, обе настоящие девушки любились лицом к лицу, лёжа на кровати, Амила раз за разом вонзала свой искусственный член в ученицу, сперва несколько неумело, но та быстро поправила её, прямо в процессе советуя, как делать это правильно.
Младшая блондинка ещё несколько смущалась подобной откровенности, но возбуждение уже взяло своё, и Меланья совершенно открыто слушала её советы, пытаясь следовать им, на сколько могла, когда теряла голову от возбуждения. Блондинка быстро приноровилась трахать Амалию, и ученица стонала от наслаждения. Тимарил тоже громко вскрикнула, и Ариана свободной рукой схватив её между ногами, ощутила стекающую по торчащему члену транссексуалки сперму. Она поразилась, что та смогла вот так кончить от страпона в попке, не прибегая к мастурбации, ни разу не прикоснувшись к своему органу.

Амалия тоже оргазмировала в объятиях Меланьи, для ученицы это был не слишком удачный раз, да и оргазм был слабее, но для начинающей Амила справилась довольно неплохо, как ей сказала наблюдавшая за всем этим госпожа Талариша.

Закончив, блондинки отстегнули страпоны, и расслабленно легли рядом с ученицами. От непривычных движений у Арианы болели бёдра, зато её дочь была в восхищении.
Девушка в полном восторге от своей первой попытки самой проникнуть в Амалию благодарила ученицу за доставленное удовольствие, и шептала, как ей было замечательно на сей раз, и что она любит Амалию, и Луноликую, и Яниру с сестрой, и всех прочих, с кем ей было так замечательно ласкаться, и как она рада, что у неё теперь такие замечательные любовницы.

* * *


Закрыв дверь и оставив жену объясняться с родителями, Лили проследила за госпожой, и, убедившись, что с ней приключаются подруги, направилась в покои волшебниц на втором этаже.

В противоположность кричащей роскоши апартаментов Талариши, или тех, которые заняла Саллара, здесь всё было выдержано в приглушённой светлой цветовой гамме. С лёгкостью неслышно ступая по мраморным плиткам пола, Лили быстро сориентировалась в коридорах, и вскоре постучала в покрытую цветочными узорами дверь.
Вместо служанки ей открыла сама Нилака, болезненно бледная волшебница, недавно начавшая преподавать онейромантию, и своим тихим печальным голосом пригласила Лили внутрь.

Переступив через порог, зелёноволоска не стала кланяться. Нилаке это не было нужно, она всегда была несколько безразлична к статусам и витала в облаках, что для онейроманток было скорее нормой. Лили в листьях не чувствовала себя чужой в этих комнатах, здесь её листья казались уместнее, чем на уроках алхимии, но пусть гадина не надеется, что своими грязными приёмами заставит её передумать.

Покои Нилаки, куда скромнее, чем у госпожи Талариши, или Каинаны, очень отличались от них.
Вместо золота и драгоценных камней, собранных поколениями предыдущих хозяек комнат, Нилака ограничивалась тёмными синими драпировками на стенах, белая вышивка вместо золотого шитья на красном создавала спокойное настроение, и здесь Лили почувствовала себя куда уверенее, чем у других волшебниц.

Сами апартаменты были невелики, всего три комнаты, и, судя по окружающему беспорядку, волшебница и сама не часто прибиралась, и другим не приказывала. Впрочем, и гарема Нилака не держала, живя во вполне моногамном браке с другой онейроманткой, которая сейчас была в отъезде.

Зелёноволосая ученица кивнула Нилаке, что благодарна ей за уроки.
Колдунья тихо вздохнула, её печальные серые глаза остановились на зелёноволосой ученице-хохотушке. Как две полные противоположности, они были в чём-то зеркальными отражениями друг дружки.
Узкая ладонь Нилаки дотронулась до плеча Лили, где черенки её листьев уходили под кожу. Онейромантке пришлось приглядеться, чтобы рассмотреть тонкие корешки вокруг. Возле первого ростка показалась парочка маленьких, едва заметные ростки пробивались через кожу.
Чародейка издала ещё один печальный вздох.
— Лили, я думала, что Дамира это твоё мимолётное увлечение, ты расстанешься с ней, и собиралась предложить тебе стать моей второй женой.
— Ты можешь взять в жёны нас обеих. Дамира не против. — Ответила ей Лили. — Но сейчас я пришла спросить на счёт индивидуальных занятий. Мне приходится каждый день бежать на онейромантию с алхимии едва урок кончился, и я всё равно опаздываю. Может, мне лучше покинуть общие занятия, и учится в индивидуальном порядке? Заходить к тебе по вечерам? Госпожу Лайлану просить бесполезно, а ты всегда прислушивалась к нам.
Нилака осторожно отогнула листья зелёноволосой ученицы, обнажая грудь. Кожа Лили там тоже меняла цвет, а крупные сосочки уже позеленели полностью.

Онейромантка выпустила сисечку ученицы из рук, и тем же чуть грустным голосом продолжила.
— Лили, ты не сможешь успеть всюду. Твои способности могут пострадать если ты и дальше будешь… перегружать себя и пытаться усидеть на двух стульях.
— Они скорее пострадают если я _не достаточно постараюсь_ выучить всё что могу, чтобы по максимуму использовать свои таланты.
Договорить Лили не успела, потому что у неё за спиной с шумом распахнулась дверь.
На пороге показались три чародейки сразу. Госпожа Саллара в неизменном зелёно-фиолетовом глухом платье, похожем на крылья летучей мыши (Лили начала подозревать, что оно несъемное, как её листья), и кнутом на поясе, смерила онейромантку и ученицу своими синими глазами. Лайлана с Каинаной в одинаковых простых коротких белых платьях следовали за ней, и зелёноволоска проглотила просившуюся на язык шутку про госпожу и её личных рабынь.
— А, вот ты где. — Ядовито прошипела Саллара. — Пропадаешь у этой дуры.
— Я просто зашла уточнить расписание уроков. — Ответила Лили.
— Теряя время, которое можно было бы потратить с большей пользой. — Закончила древняя алхимичка, пропустив оправдания зелёноволоски мимо ушей.
Стопятидесятилетняя алхимичка подошла к ней, вцепившись в её листья своей детской ладонью, затянутой в фиолетовую ткань.
— Кроме того, я приказываю тебе ликвидировать эту нелепость, и натянуть нормальную одежду.
Лили громко вскрикнула от боли, когда Саллара выдернула пригорошню листьев, на месте оборванных черенков проступила кровь, несколько капель стекали с плеча девушки. Поморщившись, зелёноволоска шагнула назад, подальше от древней алхимички, и… расхохоталась.
— Госпожа Саллара, я отказалась от близости с женой ради учёбы. А вот от листьев не откажусь. Хоть они и бесполезны, и не позволили мне обходиться без еды.
Она снова поморщилась. Рана на месте вырванных ростков болела довольно сильно, хотя крови было немного.
— Извините, но я считаю, что вы перестарались. — Произнесла Каинана, обернувшись к Салларе.
— Ничего, пусть привыкает. — Холодным презрительным тоном ответила древняя алхимичка. — Она и так слишком долго маялась чепухой.
— Да, я удивлена, что ей понадобилось столько времени, чтобы решить довольно простую задачу. — Волшебница в белом на сей раз была вынуждена согласиться. — Но это не повод с кровью рвать листья.
— Госпожа Лайлана, а вас не удивляет, что я вот так сразу пересказала в точности то, что слышала только один раз в начале своего ученичества? Возможно, вы не заметили, но я умнее, чем делаю вид.
Лили спокойно и уверенно смотрела на волшебниц с чувством… собственного превосходства?
Каинана в ответ впилась в зелёноволоску взглядом, впервые осознав, что не понимает, что у той на уме.

Саллара выронила оборванные листья на пол, правда неясно просто по невоспитанности или потому что Лили настолько поразила её.
Любуясь замешательством волшебниц, Лили, не озаботившись тем, чтобы прикрыть обнажённые груди, спокойно и уверенно прошлась по комнате, игнорируя медленно стекавшую по руке кровь.
— Когда я только начала учиться, и расхаживала вокруг одетой, а не в листьях, я сразу поняла, что это была проверка, и сделала вид, что ничего не заметила.
На сей раз удивлённо посмотрели все колдуньи сразу. Даже Нилака, которая была уверенна, что хорошо знает её.
— Лили, слушай сюда. — Твёрдо и решительно, тщательно выговаривая слова, произнесла госпожа Каинана. — Продолжив в таком духе, ты либо никогда не сможешь добиться успеха в самостоятельных исследованиях, либо сама поймёшь, что потратила почём зря кучу времени. И лучше тебе понять это раньше а не позже.
— Лили милая. — Так же тихо добавила Нилака. — Если ты не прекратишь, рано или поздно ты потеряешь свои способности.
Зелёноволосая ученица нагло показала им язык.
— Если вы не заметили, я постоянно одалживаю книги у Амалии с Тимарил и госпожи Тринани. И да, у меня проблема, но только потому что сложно поймать нужный настрой после забега по коридорам.
— Нет, это потому что алхимия не просто другая дисциплина, здесь нужен другой _способ_ мышления.
Лили остановилась.
— Госпожа Саллара, вы гений, и при всё вашем уме никак не можете не понимать, что и у вас есть… границы познания.
— Ты, наверное, думаешь, что ты самая умная, но мы старше и опытнее, и лучше знаем, что возможно, а что нет, и рано или поздно тебе придётся это признать. — Прошипела древняя алхимичка, и направилась к выходу, и обе волшебницы в белом последовали за ней.

Проводив их взглядом, Лили попыталась как могла поправить свои листья, прикрыть одну грудь было нечем, вырванных Салларой не хватило, но это но чего, обойтись можно было и так. Не считая того, что древняя алхимичка сочтёт такой вид ещё более нелепым.
— Зря стараетесь. — Спокойно произнесла Лили вслед ушедшим волшебницам. — Или это тоже проверка, в стиле тех попыток противоречить самим себе на первых уроках?

Жалоба на рассказ! Автор: 547- (все рассказы автора)

Данный рассказ был написан специально для сайта PornoRasskazy.com
Копирование, без активной ссылки на источник запрещено!


+ Добавить комментарий 0 комментариев



Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу

Строго запрещено переходить на личности, а также на гнобление тематики рассказа!
||-+×
Стоп! Не нашли то что искали? Попробуйте поискать это в нашем поиске!
Не спешите закрывать эту страничку! На нашем сайте еще очень много порно рассказов и историй, которые без сомнения Вам понравятся! Попробуйте ввести в форму поиска, расположенную выше, интересующий Вас запрос и Вы сами удивитесь сколько ещё интересных и возбуждающих рассказов находится на нашем сайте!