Хотите получать уведомления?
Порно рассказы
» » Порно рассказ «Ученицы волшебниц (15 часть)»

 

Ученицы волшебниц (15 часть)

Вечером, когда девушки отправлялись по своим комнатам на отдых, в том числе и полюбить друг дружку после напряжённых уроков, несносная госпожа Саллара опять вызывала подруг в покои Талариши.
— О, смотрите кто к нам пришёл. — Издевательским голосом пропела древняя алхимичка, едва только девушки закрыли за собой украшенную золотой филигранью дверь.
И, как обычно в таких случаях, на горизонте замаячили сексуальные развлечения.

Саллара, как и в прошлый раз, не участвовала в них, а только отдавала распоряжения другим и любовалась происходящим.
Заре предстояло трахать саму себя искусственным членом, будучи привязанной к распорке за руки и ноги, такое же сама Талариша проделывала ранее с Дамирой. Пара блондинок, которых волшебница назвала Луноликой и Амилой, оказались заперты в клетке, настолько тесной, что им пришлось прижаться друг к дружке. Обе были совсем голыми, а рядом колдуньи разглядывали их, громко вслух обсуждая девушек, отмечая красоты и недостатки каждой, а так же как именно придётся их исправлять.
Дамира села рядом с ними на корточки и сказала:
— Не пугайтесь, мы все прошли через эту клетку не один раз. Хозяйки называют ее «тренажером покорности». Скоро вас отпустят.
Мать с дочкой попытались устроиться поудобнее, но им было очень тесно. Дамира сказала, что эта клетка сделана специально для того, чтобы приучить девушек не стыдиться однополой любви.
Они так и остались прижатыми друг к дружке, а чужие руки постоянно ласкали их тела.
Прошло совсем немного времени, и Ариана с дочерью почувствовали, как начинают возбуждаться. В тесноте Меланье пришлось поневоле прижаться к обнажённому телу матери, которая пыталась отстраниться, но тесное пространство клетки не позволяло этого.
Женщина вздохнула, понимая, что ничего не сможет сделать.
— Нет, пожалуйста… Не надо… — умоляюще прошептала она, когда нежные руки дочери коснулись её грудей. Окончательно потеряв контроль над собой, Ариана повернула голову и начала с нежностью целовать ярко накрашенные губы дочери. Девушка вставила палец во влагалище матери, и начала двигаться прямо там, другой рукой лаская ее груди. Уже не в силах сдерживаться, женщина с криком кончила.
— Отлично! — радостно сообщила Дамира, хлопая в ладоши.
Обе транссексуалки поздравили женщину и девушку, чем вогнали обеих в краску, больше по привычке, чем из-за чего-то ещё.

Ученицы тихонько хихикнули, глядя на смущение новых игрушек волшебниц.
— Ну, как? — Поинтересовалась Саллара. — Уже успели пострапонить друг дружку?
Запертые женщина и девушка, по-прежнему прижатые друг к дружке, снова начали возбуждаться. Зелья, которыми их поили каждый день, и ощущение близости невольно будили их лесбиянские инстинкты.
— Давай выпустим девочек. — Предложила Тимарил. — Или им и в клетке не скучно?
— Эй, вам там нормально? — Поинтересовалась Амалия.
— Пусть там и остаются. — Ответила госпожа Саллара.
— Посмотрим, чему они научились. — Хихикнула Дамира.
— Лучше раздевайтесь. — Произнесла алхимичка.
Ученицы послушно принялись стаскивать платья, не особенно спеша, всё же сейчас волшебница не собиралась прямо сейчас же трахать их, или приглашать присоединиться к собственной любви.
Закончив, они переглянулись между собой. Их зелёноволосая подруга в листьях тоже скользнула к жене следом за волшебницей. Когда девушки принялись целоваться между собой, госпожа Талариша и Саллара одновременно сказали запертым в клетке Ариане и Меланье, чтобы они смотрели внимательно, и учились, и предстоит часто заниматься этим между собой и с волшебницами.

Амалия привычно опрокинула сестру на пол, и принялась целовать её, сперва в лицо, затем и в груди.
Транссексуалка отвечала ей тем же, и девушки пару минут спустя уже охотно любили друг дружку, катаясь по пушистому ковру. Алхимичка всё с тем же выражением безразличия на лице следила за происходящем между сёстрами. Похоже, ей нравилось видеть чужую любовь, хотя девушки и не разу не ласкались с ней самой.
Лили опасалась, что госпожа Талариша _опять_ заберёт её жену себе, но волшебница для разнообразия решила не встревать, и зелёноволосая ученица могла спокойно целоваться с Дамирой.
Саллара бросила им толстый и длинный страпон, при виде которого Тимарил несколько испугалась, что он весь не поместится в ней, но его поймала пришедшая на помощь подруга в листьях, и быстро пристегнув, уложила Дамиру на живот, и принялась входить в неё, от чего транссексуалка сразу же начала возбуждаться, и выгибалась под женой, принимая её в себя.

Дамира с первых же движений Лили почувствовала начинающее наполнять её возбуждение и желание, она хотела чтобы это продолжалось, и ощущала, что её уровень удовольствия увеличился по сравнению с прошлым разом. Было ли дело в том, что Лили набиралась опыта, или её тело продолжало адаптироваться к новому полу, Дамира не знала, а сейчас и не хотела об этом думать. Ей был просто хорошо под зелёноволосой девушкой, и с каждым новым толчком жены транссексуалка ощущала всё новые волны наслаждения, словно бы поднимающиеся у неё изнутри. Лили хорошо знала тело жены, хотя проводила ночи чаще с волшебницами, чем с ней, и чувствовала, когда надо увеличить темп, а когда наоборот, притормозиться.

Тимарил, пока сестра трахала её, тоже быстро возбуждалась, начиная наслаждаться ласкам Амалии и ощущением проникающего в неё искусственного члена, быстро почувствовав приближение оргазма. Амалия тоже стонала и вскрикивала от удовольствия, её влажная киска запульсировала удовольствием по мере того, как страпон погружался в её сестру, и, упираясь в неё, натирал её собственный клитор.
Дамира уже извивалась под Лили, часто дыша и тиская собственные груди. Заниматься этим из положения лёжа на животе не слишком удобно, но транссексуалке было уже всё равно.

Ещё несколько минут спустя Дамира бурно оргазмировала, затем ещё раз, по мере того, как Лили снова насаживала её на страпон. Тимарил для этого понадобилось больше времени, младшая возбуждалась медленнее, ей, как раньше старшей, мешал упакованный в сеточку эрегированный член.
Наконец, Тимарил присоединилась к оргазмирующей Дамире, почувствовав, что тоже кончает, и изогнулась под Амалией, сладострастно лепеча.
— Давай, давай. Бери меня, натягивай меня, бери твою дорогую сестрёнку.
Наконец её удовольствие прорвалось оргазмом, и Тимарил невольно завизжала на пике удовольствия, бурно кончая, и просто тая в наслаждении, сперва плавно нараставшем, затем также плавно спадавшем.
Как всегда в такой момент она почувствовала истекающую из неё сперму. Транссексуалка давно уже выучилась кончать от страпона, не прибегая к мастурбации, и всё меньше думала о том, что раньше получала удовольствие по-другому.

Чувствуя, как сестра начала кончать, Амалия ещё увеличила темп, хотя и так держала его едва ли не на пределе собственных возможностей, и вскоре Тимарил уже билась под ней, истекая спермой.
Эти несколько минут были одними из лучших за без малого двадцать лет её жизни, и девушка наслаждалась каждым мгновением этого.

Затем сёстры поднялись, Амалия выскользнула из Тимарил, чуть отстали Лили с Дамирой. Зелёноволосая ученица не поправляла свои листья, оставив сосочки и вагину открытыми для взглядов волшебниц. Синие глаза Саллары неотступно следили за ними. Древняя алхимичка не прикасалась к ним, и только когда они закончили, решила вмешаться.

Но вместо того, чтобы присоединиться к общим ласкам, живая легенда взглянула на них, и следы спермы, которые Тимарил оставила на пушистом ковре, когда сестра оттрахала её. Саллара залепила транссексуалке оплеуху, и рявкнула.
— А теперь мигом убрала за собой!
И попросту завалила её на пол лицом вниз, чтобы девушка всё это слизала. Алхимичка явно обладала огромной силой, не соразмерной росту. Упираться даже весьма крепкая Тимарил оказалась попросту не способна. Это бы всё равно, что пытаться гнуть железо голыми руками. Транссексуалке захотелось взвыть от внезапного унижения. Ну почему с ней это происходит? С Амалией у неё только что всё было так замечательно, так нет же, проклятой алхимичке надо было всё испортить. Специально она над ними издевается, что-ли? И вообще, так не честно. Дамире _не приходится_ страдать из-за того, что она пока ещё не совсем девушка. Сперма у неё уже не вырабатывается, и даже эрекции уже нет, её атавизм не мешает её отдаваться волшебницами. Скорее бы тоже же самое произошло с ней самой.

Закончив, Тимарил поднялась с пола, всё ещё ощущая остатки возбуждения после удивительно удачного акта с сестрой, и с завистью смотрела на Дамиру, которая тоже ещё не успела успокоиться, и играла о своими аккуратными сисечками.
Тимарил шагнула к ней, и, потрогав грудки подруги, сказала, что они продолжают расти, и обещают стать ещё больше. Дамира обрадованно кивнула, чуть было не просияв, и обе транссексуалки обнялись и поцеловались между собой.

Блондинок как раз вытащили из клетки, они были всё ещё возбуждёнными, Луноликая не могла сдерживаться, и гладила сама себя, лаская груди и теребя половые губки. Младшая хлопала глазами, озираясь по сторонам и ожидая указаний. Девушка была отчётливо возбуждена, но не решалась ничего делать, не уверенная, что ей стоит пытаться проявить инициативу в сексе, и что ей стоит сейчас лишаться девственности.
Не желая «помогать» ей во всём этом, Саллара медленно прохаживалась по толстому пушистому ковру, со всех сторон рассматривая обеих блондинок.
— Что нам с тобой делать? — Говорила древняя алхимичка, кидая на мать с дочкой пронзительные взгляды своих синих глаз. — Тебе понравилось иметь Луноликую, так ведь, Амила?
— Но, госпожа Саллара, меня зовут-
— Молчать! — Волшебница резко оборвала её. — Тебя зовут Амила! Ясно?!
Меланья тонко пискнула, в первое мгновение кинувшись к Ариане, но в следующее чуть было не шарахнулась в сторону.
Старшая блондинка, глядя на происходящее с её дочерью, словно примёрзла к полу, не смея протестовать против подобного обращения, и отчаянно надеясь, что алхимичка передумает.

Саллара грубо схватила Меланью за грудь, сильно, до боли, сдав сисечку в ладони. И тогда Ариана смогла заставить себя сдвинуться с места.

Шагнув вперёд, женщина мгновенно привлекла внимание волшебниц.
Оказавшись перед ними, Ариана вытянулась в струнку, Заведя руки за спину, чтобы её грудь было лучше видно, и постаралась придать своему лицу как можно более сексуальное выражение.
— Госпожа Саллара. — Начала она самым соблазнительным тоном, на который была способна. — Не соблаговолите ли обратить внимание на меня? Разве я не прекрасна? Не достойна ублажить вас, госпожа Саллара?
Синие глаза древней алхимички медленно повернулись к ней.
— Уже лучше. — Тем же сухим тоном произнесла колдунья, рассматривая Ариану с головы до ног и обратно. — Хорошо, когда игрушки знают своё дело. Похоже, немного отсидки в клетке хорошо повлияло на тебя.
В этот момент Саллара несколько оттаяла, даже улыбнулась на несколько мгновений, наслаждаясь покорностью женщины, но затем её лицо снова затянуло обычной холодностью, как озеро льдом.
— Ага, наша ебливая сучка уже потекла. — Она задумалась на секунду, и блондинка подумала, что у неё получилось. — Но и Амилу тоже пора открывать…
В этом месте младшая испуганно дёрнулась. Она уже была знакома с ласками, девушки частенько играли между собой, но только руками и… поверху, без проникновения.
— Ага! — Саллара радостно потирала руки. — Её девственности лишишь ТЫ!
Ариана едва не упала на месте Младшая абсолютно обалденно уставилась на волшебницу. Меланье, конечно, не раз доводилось видеть подобные вещи, она и сама чуть ли не только что трахала пальцем собственную мать, и всё же не ждала такого внезапного приказа.
— Но я не хочу. — Пискнула она, на что алхимичка ответила, что её никто не спрашивает. Девушка попыталась оказать сопротивление, и тогда Саллара приказала Амалии с сестрой попросту привязать младшую блондинку за руки и ноги к давно уже вбитым в пол столбикам.
Древняя волшебница подошла к ней, удовлетворённо кивнула, оглядев надёжно зафиксированную на полу девушку, и повторила приказ, расплываясь в злорадной ухмылке.

В этот момент Тимарил стало очень жаль блондинок, ей они понравились с первой встречи. Она позвала Луноликую, и шепнула ей, что готова помочь, и опустилась перед ней на колени.
Ариана почувствовала горячее дыхание транссексуалки на своей киске. Упругий язычок коснулся ее нежных губок, прошёлся по клитору, и устремился внутрь ее лона. По телу пробежала приятная волна, и сразу заныло внизу живота.
— …Аааах. — Вздохнула женщина, понимая, что волшебницы сделали что-то с её телом. Теперь стоит её коснуться _там_, и желание переполняет её. — О-о-о! Как хорошо! Не останавливайся, пожалуйста…
Тем временем Амалия, поняв, что от неё хотят, пристроилась к привязанной младшей, лизнув её тоже, и почувствовала, как напряглось тело блондинки. Ее нижние губки набухли, и стали упругими, клитор затвердел. Продолжая ласкать её, Амалия ощутила вкус любовного сока, обильно увлажнившего вход в Амилу.
– Ха! А сучка-то уже мокрая! — Крикнула Саллара. — Эй, Луноликая, хватит, давай вставляй ей!
Меланья почувствовала, как в ее лоно уперлось что-то большое и твердое. Это «что-то» раздвинуло ее нежные губки, и стало вдвигаться в нее. Дергаясь в своих путах, девушка пыталась хоть как-то отодвинуться от этого «нечто».

Она вскрикнула, изогнувшись, но всё было бесполезно, верёвки держали крепко, не давая ей уйти прочь.
— Нет, нет, не надо туда. — Пролепетала Меланья, выгнувшись в путах в напрасной попытке уйти от давления у неё в вагине.
С болью в сердце слушая вскрики и причитания дочери, и желая чтобы всё побыстрее кончилось, Ариана с силой вдавила страпон в девушку, наблюдая, как сначала головка, а потом и ствол погружаются в неё. Почувствовав легкое сопротивление, она нажала посильней, и тут же раздался мучительный стон младшей. По внутренней стороне бедер потекли две тонкие струйки крови.

От испуга Ариана остановилась, едва не попытавшись выдернуть страпон из своей дочери, удержал её только тяжёлый и суровый взгляд алхимички. Чувствуя себя нанизанной на иголку бабочкой, женщина не могла ничего с собой поделать. Меланья уже не кричала, а только тихо всхлипывала, пронзённая толстым искусственным членом.
Ариана застыла, не способная пошевелиться.
— Чего встала, сука?! Давай, еби её дальше! — Раздался столь же бесчувственный голос Саллары.
Ариана едва не разрыдалась, продолжая под тихие визги дочери запихивать в неё искусственный член. На сей раз он ушёл внутрь до самого конца, и она дальше уже трахала дочь увереннее, хоть и по-прежнему со слезами на глазах. Во всём происходящем не было ничего приятного, как когда Меланья ласкала её в клетке, вместо этого Ариана чувствовала только стыд и унижение, что её заставили отиметь собственную дочь, тем более таким толстым страпоном, что это явно причинило девушке боль.
Раньше женщине редко когда доводилось лесбиянить, разве что с несколькими другими девушками из гарема госпожи Талариши.
Меланья повизгивала каждый раз когда страпон вонзался в её узкую вагину через только что разорванную девственность, заставляя сердце Арианы сжиматься с каждым вскриком её милой дочери, но немигающий взгляд бесчувственных синих глаз на детском лице стопятидесятилетней волшебницы заставлял её продолжать.

Вскоре Меланья словно бы притерпелась к постороннему ёрзанью внутри себя, и через некоторое время и сама начала подмахивать навстречу матери, а под конец ей даже понравилось, по крайней мере, больше она не зажималась и не плакала, хотя по-настоящему возбудиться она так и не смогла, не говоря уже об оргазме.

Наконец, движения девушек начали замедляться, и они остановились.
Лили видела, как Луноликая слишком резко затормозила, извлекая искусственный член из лона Амилы, и просто выронила его на ковёр.
Сама младшая блондинка так и осталась лежать, широко раскинув руки и ноги, глядя в потолок, и тяжело дыша. Из её бесстыдно раскрытого влагалища всё ещё стекало немного крови, и девушка была напугана случившимся.
— Отличное представление! — Похвалила их Саллара. — Ты неплохо имела свою дочь. И всё же тебе надо больше практики.
Транссексуали переглянулись между собой. По их мнению, Луноликая справлялась не слишком хорошо, ей вообще не следовало доверять лишение девственности новой игрушки. Женщина, хоть и была старше многих, явно оказалась не слишком опытной в лесбийских забавах, и, тем более, не очень успела по-настоящему полюбить их.

Старшая блондинка шаркнув по полу, поднялась на ноги, и неуверенно принялась жаловаться, что Меланье больно, и она почувствовала себя шлюхой и рабыней.
— Привыкай. — Отрезала Саллара. — Ты теперь наша игрушка. Ты и будешь трахаться с теми, на кого укажут. Ясно? И запомни, её зовут Амила! Ещё раз обзовёшь Меланьей, высеку.
Для пущей убедительности она хлопнула ладонью в шёлковой перчатке по кнуту на поясе. В этот момент даже у госпожи Талариши на лице проступила довольно кислая мина. Девушки могли быть их игрушками, но надо же обращаться с ними хорошо! Саллара вроде бы гениальная алхимичка, значит не совсем дура, должна же понимать, что те, кто _счастливы_ в этой роле, _не попытаются_ сбежать, или сделать что-то ещё.

Но древняя волшебница, похоже, и не думала ни о чём подобном, или просто не видела собственных недостатков.
— На сегодня достаточно. — Подвела итог Саллара, и больше не глядя на девушек, направилась к дверям.
Тут, как показалось ученицам, с облегчением вздохнула даже Талариша.

Едва только алхимичка покинула их, тёмноволосая волшебница быстрыми шагами тоже направилась по лестнице наверх, приводить себя в порядок, и приказала Луноликой следовать за ней.
Транссексуалки одевались, Лили поправила свои нижние листья, сложив их в юбку, а Амалия несколько задержалась, взглянув на блондинок.
Младшая всё ещё пыталась отдышаться после внезапного секса, её киска по-прежнему слегка кровоточила, видимо, Луноликая от малоопытности в лесбиянстве сильно порвала её. Видя, что Амиле стало не слишком хорошо после всего произошедшего, зелёноволосая ученица сердилась на Саллару. Алхимичке следовало бы обращаться с девушкой получше, тем более, что у неё первый раз, и после такого ей теперь ещё долго никакого секса не захочется.

Юная блондинка сперва просто пыталась отдышаться, затем начала тихо всхлипывать, и слёзы потекли по её ещё недавно девственным щекам.
Понимая, что Амила едва ли получила хоть какое-то удовольствие, и не ждала такого, Лили обняла её, стремясь успокоить.
— Не надо, всё будет нормально. — Шептала зелёноволоска, помогая девушке подняться. — Мне тоже в первый раз было больно, но уже во второй стало даже приятно. Больше такого не будет, и вообще Саллара в этом смысле хуже всех. Я бы так не поступила. Мои подруги бы так не поступили. Я думаю, даже Талариша не стала бы этого делать.
Амила медленно поднялась на ноги, и сперва сжалась, и словно только сейчас заметила, что стоит голая, по привычке одной рукой прикрыла груди, другой — промежность, сдвинула ноги и густо покраснела.
Тогда зелёноволосая ученица выразительно посмотрела на неё, и мягко но решительно произнесла.
— А ну-ка руки отовсюду убери.
Она еще сильней покраснела, но не шелохнулась.
Амалия шикнула на подругу, на что Лили ответила, чтобы та не встревала, когда не просят.
Амила сперва покраснела ещё сильнее, но руки отовсюду убрались.

Девушка в один момент опустила глаза, но затем взглянула прямо в глаза зелёноволосой ученицы, и тихо прошептала, что не хочет снова оказаться в руках алхимички, и куда лучше ей было бы у Амалии.
Лили кивнула. Она и рада была бы взять обеих с собой, но знала, что госпожи никогда этого не позволят. Разве что, когда она закончит ученичество и сама станет волшебницей, будет надежда, что Талариша согласиться уступить блондинок ей… У неё только что появился ещё один повод учиться лучше.

Пока госпожа с Луноликой отсутствовали, зелёноволосая ученица с Амалией помогли Амиле привести себя в более-менее нормальный вид, и девушки пожелали ей никогда больше не встречаться с Салларой, приходить в себя после такого внезапного лишения девственности, и не слишком тяготиться своей ролью игрушки.
Амила уже вполне оправилась после произошедшего, тем более, что для ней это не было такой уж неожиданностью, она уже не раз видела, как девушки ласкаются между собой, и знала, что рано или поздно придёт и её очередь.
Девушка перестала дрожать и плакать, снова повеселела, как подозревала Лили, из-за того, что отвлеклась от случившегося. Юбка у нее прикрыла ляжки, блузка закрыла грудки, так что вид был почти обычный.
Амила успела поблагодарить Лили за помощь, когда волшебница вернулись с Луноликой. Уже одетыми. Чародейка в красном платье явно была недовольна поведением Саллары, о чём прямо так и сказала своим игрушкам-блондинкам, и на этом девушки покинули покои госпожи Талариши.


* * *

После этих приключений Талариши Амалия с сестрой занялись куда более серьёзными вещами: Саллара затребовала их помощи.
Древняя алхимичка согласилась давать уроки не только старшим, но и младшим а посему пожаловалась, что ей одной не хватит времени на подготовку материалов. Справлялись с этим сёстры достаточно неплохо, чтобы волшебница не сильно их ругала, что с её стороны могло бы считаться неким эквивалентом признания.

Юные ученицы быстро собирались в учебной аудитории, рассевшись по своим местам.
Саллара, так и не сменившее своё фиолетово-зелёное платье, придававшее ей сходство с летучей мышью (девушки задавались вопросом, может ли она летать на плаще-крыльях), взмахнула рукой, указав на огромное зеркало на стене позади себя, и отражение мгновенно сменилось соответствующей случаю схемой. Специально для PornoRasskazy.com
Подобные вещи, в отличие от алхимических трюков, до сих пор удивляли сестёр. Госпожа Талариша пару раз пыталась объяснить, как это происходит, но ученицы поняли только то, что оказывается, чтобы заставить _предметы_ заниматься _арифмантикой_ не нужно даже _магии_.

Девушки застыли на своих местах, откровенно боясь успевшую создать себе репутацию самой страшной ведьмы Саллары, которая объясняла всё тем же ровным бесчувственным тоном, что и всегда.
Впрочем, начало речи сёстры уже прослушали.
— Тайна крови, — тихим голосом продолжала алхимичка, — называется дезоксирибонуклеиновой кислотой. Сообщать это название на сторону нельзя. Это своего рода рецепт, который объясняет как устроено твоё тело, следует ему быть высоким или низким, карие у тебя должны быть глаза или зелёные, как ему вырастить две руки и ноги, когда запускать половое созревание, и когда состариться и умереть. Эта штука материальна, её даже можно увидеть. Когда речь идёт о чём-то вроде роста, он состоит из множества отдельных меток, каждая из которых слегка влияет на общий результат. При зачатии ребёнка он получает половину этого рецепта от матери, а вторую от отца. Так что если высокий мужчина женится на низкой женщине, у ребёнка оказывается сколько-то «высоких» меток и сколько-то «низких», и он обычно вырастает по росту средним. Но не всегда. Может совпасть и так, что у ребёнка окажется много «высоких» меток и всего несколько «низких», из-за чего он вырастает довольно высоким. Если у отца семь «высоких» меток, а у матери их три, но другие, в очень редком случае ребёнок может унаследовать все десять и вырасти выше обоих родителей. Понятно? Кровь не идеальная жидкость, она не смешивается идеально: это стакан мелких камушков, а не воды. Именно поэтому ребёнок по характеристикам не всегда получается ровно посередине между родителями.
Ученицы неподвижно застыли на своих местах, вслушиваясь в слова Саллары. Так им этого ещё не объясняли, и в том, как всё точно сходилось, была своеобразная красота.
Одна из младших учениц подняла руку, решившись задать вопрос, который уже некоторое время занимал её.
— Госпожа Саллара, при чём здесь алхимические зелья, и почему они так отличаются от тех, которые готовят травоведы?
— Хорошо что ты спросила, Тамика. — тем же ровным бесчувственным голосом ответила ей древняя алхимичка. — Обычное травоведенье, которым занимаются деревенские ведьмы, _помогает_ твоему телу выполнить заложенный в нём рецепт. И только. Да, простая деревенская бабка способна сварить зелье от ожогов, при том, что создавать подобные алхимические составы получается не очень. Но их зелья именно что не дают твоему телу _отклонится_ от рецепта. Наша алхимия работает не так: мы сумели найти способ кое-что менять в самом этом рецепте, так, чтобы твоё тело само собой следуя ему, начало вести себя _по-другому_. Раскрыв эту тайну, и воздействуя на плоть на столь глубинном уровне, вы сможете справиться с любой инфекцией, приготовить женственность, заткнуть пробкой красоту, и даже разлить по бутылкам юность. Если, конечно, вы отличаетесь от того стада полных идиоток, которое мне пришлось учить в прошлый раз.
Саллара на пару минут замолчала, переводя дыхание и давая ученицам время осмыслить свалившийся на них ворох свежей информации, и смерила их пронзительным взглядом своих глубоких синих глаз, всем своим видом показывая, что не надеется на то, что хоть одна из них сумеет оценить по достоинству полученные знания.
— Алхимические составы, способные воздействовать на метки крови — наша самая охраняемая тайна, и сообщать о том, такие зелья вообще возможны, нельзя. Ни на сторону, ни тем ученицам, кому не позволено изучать их, никому, кто о них не знает. Ни по какой причине. Кто скажет, почему существует такое правило?
Девушки молчали, переглядываясь друг на друга.
— Чтобы укрыть тайну бессмертия от жаждущих его. — Пытаясь подражать глухому голосу сказочного мдуреца(sic) ответила одна из них.
— Садись, два. — Тем же бесчувственным голосом произнесла Саллара, смерив девушку взглядом. — Тамика, отвечай, только быстро.
Брюнетка замешкалась на пару секунд.
— Если я правильно понимаю, потому, что любая алхимичка, знающая, как изменить рецепт создания человеческого тела для смены цвета глаз, сумеет понять и как изменить рецепт создания возбудителя болезни, чтобы привить ему полную неизлечимость.
— Правильно. — Кивнула Саллара. И, чтобы у девушек не осталось сомнений, что она имеет ввиду, продолжила громче и отчётливее. — И если эти тайны уйдут на сторону к безответственным доморощенным ведьмам, какая-то из них рано или поздно случайно или намерено вызовет эпидемию, с которой даже _мы_ не сможем справиться. — На детском лице стопятидесятилетней волшебницы по-прежнему не отражалось ничего, и Тимарил начала подозревать, что это не лицо, а маска, и она не смогла добиться естественной смены выражения, и потому оставила его постоянным. — А что можно сделать, немного изменив те зелья, которые используются для вашей лесбиянизации, догадайтесь сами, если способны.
Одна из учениц подняла руку.
— Госпожа Саллара, кстати, на счёт лесбиянизации. — Рыжеволосая девушка выглядела смущённой, но, собравшись с духом, продолжила. — Мне до сих пор любопытно, что можно испытать, занимаясь любовью с мужчиной.
— Тебе что, нас не хватает? — Коротко бросила в ответ Саллара.
Соседка шикнула на неё. Ученица после этих слов окончательно смутилась.
— Не переживай. — Ответила алхимичка, резко подобрев. — Я не удивлена, что подобные желания ещё не успели исчезнуть. Тебе просто нужно время. Хотя зачем ждать? Давай я лучше съем твою гетеросексуальность.
Она хихикнула, впервые показав положительные эмоции.
Рыжеволосая ученица в непонятках хлопнула глазами. Она даже не знала, что такие номера вообще возможны, ни одна другая волшебница никогда ни о чём похожем не упомянула. Это выламывалось из всех известных ей представлений о том, что магия может, и чего не может.
Своими обычными медленными шагами приблизившись, Саллара наклонилась над девушкой, их губы практически соприкоснулись, и с шумом втянула в себя воздух.
— Видишь? Я её съела.
Девушка несколько секунд тупо хлопала глазами, пытаясь сообразить, что случилось, и не врёт ли волшебница. Она не была уверенна, что её влечение к мужчинам исчезло, прямо сейчас она не чувствовала его, но это ещё ничего не доказывало, потому что на уроках она в принципе не чувствовала никакого желания, чтобы не отвлекаться от учёбы.

Алхимичка тем временем вернулась на своё место, и продолжила.
— Возможно, опытная травоведка и сумеет приготовить зелье, которое позволит вам ненадолго ощутить влечение к своему полу, но не более того. Наши алхимические составы обладают продолжительным действием, и, более того, через некоторое время после начала их приёма, их действие становится постоянным. Скоро наши тела начинают вырабатывать нужные вещества самостоятельно, и потому мы остаёмся лесбиянками даже прекратив принимать зелья. И да, именно за счёт изменения меток в вашей крови. Да, этот рецепт указывает и будут ли вас привлекать мужчины или женщины. Не пытайтесь учить его наизусть, он слишком велик для этого, и всегда будет чем-то отличаться, и потому здесь нельзя знать всё. Вместо это вы должны будете научиться находить нужные места в рецепте, и воздействовать ровно на то, что нужно, не затрагивая ничего больше, а иначе можно запросто превратить подопытных в инвалидов, или вообще убить.
Ученицы притихли, вслушиваясь в ровный тихий голос древней алхимички.
— Тема сегодняшнего урока: как правильно читать подобные метки крови.
Саллара обвела учениц взглядом.
— Преступаем. Отложите палочки. Под "приступаем" я имела ввиду «начинаем записывать лекцию».

* * *

Вечером сёстры опасались, что древняя алхимичка не отпустит их, но та сразу отправилась читать лекции уже настоящим волшебницам, по куда более могущественным зельям и алхимическим трюкам, в том числе тем, которые сама придумала за время своего отсутствия.

Девушки отправились к себе со смесью облегчения и разочарования, они одновременно чувствовали что какую-то обиду, что оказались недостаточно привлекательными для Саллары и радость, что проверять теории подруг о разной жути у неё под платьем не придётся, или хотя бы придётся не им.
На сколько всё страшно на самом деле они не знали, и не горели желанием выяснить, хорошо понимая, что просто так алхимичка так кутаться не станет. Вообще, пообщавшись с ней, и посмотрев на всегда идеально чистую кожу её лица, и то, что они не помнили, чтбы Салара вступала с кем-то в физический контакт, ученицы всё отчётливее начали подозревать, что с её телом и в самом деле что-то не так, и что двенадцатилетний облик стопятидесятилетней алхимички это иллюзия, и гадали, что у неё под этим шедевром магической 3D-графики. Одни говорили, что там дряхлая старуха, другие — что и вовсе что-то вроде лича из костей, или иномирного ужаса со слизью и щупальцами.

Ученицы опасались, что рано или поздно при предстоит увидеть всё самим.
Но не сегодня.
Вместо жутковатой Саллары им предстояла встреча с хорошо знакомой госпожой Таларишей.

Тимарил на сей раз после урока осталась у себя с книгами, а Амалия зашла к подругам. Лили с Дамирой, уже успевшие к вечеру выучить заданное, уверенные, что сегодня их трогать не будут, оказались застигнуты волшебницей врасплох. Чародейка, пребывала в непонятном настроении, из-за того, что приглашённая алхчимичка честно передавала знания и сильно раздражала всех своим поведением. К удивлению девушек, вместе с ней пришёл и подобранный ими во время первого походя на юг юноша. Воспитанник фей до сих пор не привык к человеческому жилью, предпочитая шалаш в ближайшем лесу, и видеть его на фоне комнаты учениц было несколько странно.
Едва войдя, колдунья сразу же задёрнула занавески на окне, и притушила белые стеклянные шары магических светильников под потолком, чтобы ему было лучше видно его наоборотным зрением.
Госпожа Талариша с довольным видом кивнула старательно кланяющимся ей ученицам. Те автоматически приняли соблазнительные позы, перед самой похотливой колдуньей это у них происходило само собой, войдя в привычку.

Едва только ученицы выпрямились, как волшебница на сей раз не столько быстро и решительно, как обычно, двинулась к ним, ласково шепча, что они правильно сделали, что дождались её, и теперь пусть будут готовы дать ей немало удовольствия.
Дамира снова поклонилась госпоже Таларише, надеясь, что та не заметит отсутствие искусственного члена в попке ученицы, опустилась на колени и поцеловала ей руку.
Волшебница сразу же расстегнула на ней платье, обнажая грудь, и обхватывая ладонями эти миленькие сисечки, ощупывая налившиеся соком полушария транссексуалки так, что девушка сразу же почувствовала растущее возбуждение, и то, как затвердевают сосочки. Дамира наслаждалась ласками сисек, чувствуя как в ней быстро начинает пробуждаться страсть. Она хотела ещё.
Госпожа Талариша мяла и тискала её груди в ладонях, гладила сосочки кончиками пальчиков, несколько раз лизнула их, и с явным удовольствием отметила, что ни стали мягкими и упругими, как у настоящих девушек, хотя у Тимарил всё же побольше будут.
Это заявление расстроило старшую. Она так надеялась, что её грудь станет больше. Так не честно. Младшая едва только второй год как девушка, и собственную феминизацию начала на три года позже самой Дамиры, перед этим успела позаниматься сексом как парень, а теперь ещё и отрастила груди больше её собственных. И то, что Тимарил по-прежнему брызгается спермой при оргазме, не особенно утешало.
— Лили, дорогуша, иди сюда. — Не предвещающим ничего хорошего ласковым тихим голосом проговорила госпожа Талариша.
Зелёноволосая ученица послушно поднялась с места, и почти мгновенно оказалась перед ней, готовая исполнить любую прихоть хозяйки, и надеясь, что пока волшебница отвлеклась, Дамира успеет незаметно заправить себе страпон. Представив, как она будет вылизывать госпожу, Лили почувствовала, как начинает возбуждаться.
— Что, надеешься поласкаться со мной? — Произнесла волшебница. — Нет, сегодня вылизывать меня будет Амалия. И да, моя дорогая Дамира, я придумала, что сделать за то, что ты тогда хотя бы попыталась проникнуть в мою милую Зару. Раз ты совершила сексуальное преступление, то и твоё наказание тоже должно быть сексуальным. Итак, моя дорогая Дамирочка, в наказание за то, что ты попыталась лишить Зару девственности, я у тебя на глазах отдам твою жену её фейному парнишке.
— Но госпожа. — Облегчённо вздохнула транссексуалка. — Они и так делают это постоянно. И вы сами каждую неделю требуете её к себе.
— В данном случае дело будет обстоять несколько иначе. — Ответила Талариша. — Ты будешь смотреть, как он удовлетворит Лили таким способом, каким ты никогда уже не сможешь, а сам получит наслаждения, которых ты никогда не узнаешь. — Госпожа Талариша улыбалась, откровенно садистской улыбкой. — Не могу дождаться, когда тебя совсем избавят от этой штуки.
Жёны удивлённо переглядывались. Откуда только волшебница берёт такие идеи?
— Но я не хочу, чтобы в меня проникал член. — Запротестовала Лили.
— Да? — Спросила волшебница. — Я пропустила, как ты бросила своего лесного паренька? И как ты называешь то, как мы страпонили тебя? Или ты нагло симулировала оргазмы прямо подо мной? В следующий раз придумывай более правдоподобные отговорки.
— Но это другое дело. — Попыталась протестовать Лили. — Когда госпожи пользуют меня-
— Молчать. — Отрезала колдунья.
Ученицы подумали, что днём на госпожу Таларишу не иначе как снова накричала Саллара, или приключилась ещё какая-то неприятность.

Не желая больше спорить с волшебницей, ученицы принялись раздеваться.
Лили отогнула свои листья, обнажая тело, и давая рассмотреть.
Транссексуалка уже разделась до трусиков, шепнув, что готова вылизать госпожу Таларишу прямо сейчас, и у неё получается всё лучше, но та распорядилась привязать её к креслу. Амалия попыталась было протестовать, но всё оказалось бесполезным. Та просто приказала ей удовлетворить госпожу языком, и расположилась на их супружеском ложе, скинув платье и широко разведя ноги.

Амалия больше не стала спорить, и послушно легла к ней, приготовившись вылизывать широко раскрытое влагалище госпожи Талариши.
— Можете начинать. — Коротко сказала волшебница. — Так чтобы нам с Дамирой было всё хорошо видно И да, Лили, знаю я тебя. — Волшебница злорадно ухмыльнулась. — Постарайся чтобы всё прошло в надлежащем виде, и не думай, что Амалия займёт меня настолько, что я ничего не замечу.
Транссексуалка захотела закрыть глаза, но тут госпожа Талариша сказала ей смотреть, чего Дамире внезапно очень не захотелось, впервые. _Раньше_ против лесного любовника жены она ничуть не возражала, но сейчас, когда чародейка решила отдать Лили ему в качестве _наказания_ для неё, впервые в жизни старшая транссексуалка почувствовала, что ревнует. Обычно ученицы не испытывали подобных чувств, но сейчас Дамира вспомнила, что сама когда-то была мальчиком, и утратила это. Лили получала от него то, что она сама никогда не сможет дать.
Транссексуалка понимала, что её чувства глупы, и к тому же её жена всегда предпочитала девушек, и никогда раньше она не имела ничего против этого, так почему же сейчас? Неужели просто из-за того, что госпожа напомнила ей об этом?

Лили с лесным любовником послушно поцеловались, зелёноволосая ученица сразу же почувствовала захлёстывающее её с головой желание, хотя ей всегда больше нравился свой пол, пусть она не была против мужского внимания, и занималась разнополым сексом с Тимарил, пока та не выучилась кончать от страпона в попке… Как же давно это было… в последний раз во время того памятного похода в леса фейри, когда на их отряд натравили целую стаю аллозавров.

Лили, конечно, с нетерпением ждала, пока транссексуалкам сделают вагины, как у других, но всё же… Младшая уже тогда была на редкость привлекательна даже в облике парня.
Они поцеловались снова, юноша же принялся гладить её в ответ.

Наклонившись, Лили несколько раз лизнула его торчащий полунапряжённый член, затем обхватила головку губами, поцеловала, и взяла в ротик целиком, и принялась сосать, как обычно. Ему всегда это нравилось, с самой первой встречи. Особенно когда зелёноволосая девушка в листьях увлекала его за собой, и они лицом к лицу опустились прямо на ковёр.

Рядом с ними Дамира смотрела на происходящее, по идее, столь редкое в обители зрелище должно было быть приятным, но возбуждаться у неё не получалось, Амалия не могла видеть этого, её голова оказалась зажата между ногами госпожи Талариши, вылизывая её горячую и влажную киску. Чародейка, должно быть, как-то переделала себя после их прошлого раза, добавив собственной смазке клубничного вкуса, на что ученица едва ли обратила внимание.

Лили быстро возбуждалась, они громко вскрикивали, катаясь по толстому пушистому ковру, и в промежутках между поцелуями и толчками фейного юноши зелёноволоска кричала, как ей замечательно.
Наконец они изогнулись так, что подобная поза показалась даже многоопытной Дамире попросту невозможной, а мгновением позже обеих сотрясли мощные оргазмы, Лили против воли билась на ковре, крича как она любит его.
Воспитанник фей изогнулся верхом на подруге, и они поменялись местами, теперь он растянулся на полу, а ученица опустилась на него сверху, поймав влагалищем по-прежнему эрегированный член. Тонкие ладони легли ему на грудь ему, как при ласках с девушкой, уделяя особое внимание сосочкам, ставшим очень чувствительными.
Юноша и девушка снова заплели объятия, воспитанник фей громко вздыхал, пока Лили, оседлав его, пустилась вскачь. Вскоре ученицу в листьях настиг второй оргазм, а воспитанник фей уже вскрикивал от того, что удовольствие начало превращаться в боль.

Но разгорячённую Лили было уже не остановить. Она продолжила скачку на вскрикивающем юноше, в восхищении сверкая глазами, её длинные зелёные волосы растрепались, а ладони юноши мяли и тискало довольно крупные груди подруги. Следующий оргазм настиг её внезапно, она вскрикнула снова, и только тогда наконец, сползла с торчащего вверх члена, блаженно урча.
Так замечательно она не трахалась уже очень давно. Наверное, тоже с того похода в леса. Талариша тоже была близка к оргазму, Амалия определённо постаралась удовлетворить волшебницу. Довольная госпожа не станет придумывать ещё чего-нибудь. Дамира же так и не возбудилась.

Бурно кончив, чародейка поблагодарила Амалию за старание и доставленное удовольствие, и сообщив ей что девушка стала очень опытной лесбиянкой-любовницей и посоветовала продолжать в том же духе, пока они одевались и приводили себя в порядок.

Едва только за волшебницей и воспитанником фей закрылась дверь, зелёноволосая ученица в листьях поднялась с места, а Амалия отвязала траннсексуалку от кресла, как та окончательно расклеилась.
Слёзы потекли из её глаз, смывая косметику с аккуратного девичьего личика.
Зелёноволосая ученица попыталась успокоить жену, интересовалась, что с ней происходит, но та не смогла ничего ответить, сквозь слёзы просто бормоча, что она девушка, и стала шлюхой, которую может использовать любая колдунья, и что не может даже уединиться со своей женой.
Поняв, что Дамире реально плохо, Лили обняла её, шепча, что как только она закончит ученичество, сразу же пошлёт Таларишу далеко и надолго, и никогда больше не станет слушать её указания, с кем и как им трахаться.
Дамира тихо сжалась у неё на руках, уронив голову, и молча остановившись как выключенная.
Лили ласково гладила её по волосам, говоря, что обижена только на госпожу, и что ей на самом деле очень жаль, что так получилось.
— Не надо, моя милая, не плач. Если хочешь, я брошу моего мальчика, и никогда больше не позволю ему меня коснуться.
— Нет, не надо. — Отозвалась Дамира. — Пусть тебе будет хорошо… С ним, с Тимарил, с кем угодно. Лучше оставь меня. Сдай в гарем любой колдунье, и развлекайся.
— Не надо, Дамирочка. — Шепнула Лили. — Когда тебя сделают полностью девушкой, я обещаю, что мы сможем заниматься этим так, как ты захочешь.
Дамира не отвечала, пассивно валяясь на руках Лили и уткнувшись лицом в листья, прикрывавшие груди жены. Зелёноволосая ученица как могла заботливо погладила транссексуалку по голове, стремясь успокоить.
— Не надо, Дамирочка, не переживай, больше такого не повториться. Ты ни в чём не виновата. Это всё старая ведьма. И ты замечательно удовлетворяешь меня. Ты ничем не хуже других. Ну же, успокойся, скоро тебе сделают вагину, а став полностью девочкой, ты сможешь делать со мной в постели, всё что пожелаешь.
— Правда? — Тихо шепнула Дамира.
— Конечно, моя дорогая. — Ответила Лили, снова отгибая прикрывающий одну грудь лист. — Ты всегда будешь моей самой любимой женой.
Транссексуалка обхватила сосок губами, и принялась сосать его, и Лили почувствовала, как та наконец начинает успокаиваться.

Приложение: 20 фраз, которые волшебница совсем не хотела бы услышать от ученицы:

1. Госпожа, вам помочь?

2. Госпожа, вы могли бы сейчас подойти сюда? Прямо СЕЙЧАААААААА!!!!

3. Госпожа, помните того вервольфа, которого вы заперли в подвале? Так вот...

4. Ё!!!...(вариант: Упсссс...)

5. А я его выбросила...

6. Да как бы я догадалась, что он - вампир?

7. А что, я где-то ошиблась??

8. Но вы же не сказали, что мне этого делать нельзя!

9. Но вы же говорили, что оно защищено от дураков!?

10. ПОООМОООГИИИИИИИИИТЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕ!!!!!

11. Я помню, вы говорили мне перестать врать. Но сейчас это правда! Заходила госпожа Саллара, и я сказала ей, что вы отзываетесь о ней как о "бесталантной пустозвонке". Завтра она будет ждать вас в своих покоях.

12. Госпожа, я знаю, вы будете мною довольны. Все ваши старые и пыльные книжки я продала старьёвщику.

13. Я тут насчет вашей лаборатории хотела спросить: сколько будет стоить новая?

14. Не хотела вам говорить, но...

15. Простите, госпожа, я не нашла серебро, но может быть, вервольфа можно отпугнуть и алюминием? Я захватила немного...

16. Клянусь вам, у госпожи Саллары вообще нет чувства юмора! Когда я пересказала ей те шутки о ней, что слышала от вас, она ни разу не засмеялась!

17. Боюсь, что собака, которую я завела, не поладила с вашей кошкой, но не волнуйтесь! Я приказала своей собаке лучше относиться к вашим будущим кошкам.

18. Госпожа, для вашей же безопасности ДОЛЖНА сказать вам, что

19. Я, знаете ли, возилась в вашей лаборатории с углём, серой и селитрой, и должно быть, огонь оказался слишком близко...

20. Ну у вас же есть на всякий случай копии ваших книжек?

21. (тишина, час за часом…) "Аааааааааааааааааааааааааааааа! Чёртова ученица! Я знаю, что ты что-то замышляешь! Я слышу твоё дыхание! Где ты? Отзовись! Ты сводишь меня с ума!!!!" Мораль: неожиданно замолчавшая ученица - вещь ещё более пугающая, чем ученица, постоянно задающая глупые вопросы.

Жалоба на рассказ! Автор: 547- (все рассказы автора)

Данный рассказ был написан специально для сайта PornoRasskazy.com
Копирование, без активной ссылки на источник запрещено!


+ Добавить комментарий 0 комментариев



Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу

Строго запрещено переходить на личности, а также на гнобление тематики рассказа!
||-+×
Стоп! Не нашли то что искали? Попробуйте поискать это в нашем поиске!
Не спешите закрывать эту страничку! На нашем сайте еще очень много порно рассказов и историй, которые без сомнения Вам понравятся! Попробуйте ввести в форму поиска, расположенную выше, интересующий Вас запрос и Вы сами удивитесь сколько ещё интересных и возбуждающих рассказов находится на нашем сайте!